ЕЩЕ РАЗ «50 ОТТЕНКОВ СЕРОГО» ИЛИ МАЗОХИСТСКИЙ ДОГОВОР ПОРОШЕНКО И ПУТИНА

Алексей Шевченко

Реклама фильма «50 оттенков серого» привлекла мое внимание к этому типично кичевому продукту одной ассоциацией, которая кроется в самом названии: Владимир Путин, серая мышь, серость в квадрате, все потуги которой реализовать какой-либо амбициозный план представляют собой лишь перебор пятидесяти оттенков этого самого серого. Когда же я посмотрел сам фильм, то увидел, насколько точно он описывает сценарий «странной войны», которая на наших глазах разыгрывается в донецких степях. А, точнее, взаимоотношения украинского и российского президентов, закрепленные в «нормандском формате».

Для тех, кто еще не успел посмотреть сие замечательное кинематографическое произведение, сообщу, что основу его сюжета составляет мазохистский договор, к которому героиню Анастейшу склоняет миллиардер Грей, доминант-извращенец (хотя и с весьма ограниченным набором сексуальних фантазий). Этот договор составляется с детальным и занудным перечислением, чего можно, чего нельзя и чего будет, если кто-то сделает, чего нельзя. В фильме эта скука отношений между «доминантом» (то есть, ритуальным мучителем) и «субмиссивом» (то есть, ритуальной жертвой) показана достаточно точно и нет нужды сейчас на ней подробно останавливаться.

Перейдем к политике. Мне уже приходилось писать о психопатологических аспектах поведения украинского президента. Но внимательные наблюдения показывают, что здесь еще поле непаханое и что Путину удалось втянуть нашого Гаранта еще и в типично мазохистский сценарий. Этот вывод подкрепляется еще и тем фактом, что мы имеем не просто акты насилия с российской стороны и показательные проявления виктимности со стороны украинской, но еще и типично мазохистские договора, юридически закрепляющие эту ролевую игру. Конечно же, это «Минск-1» и «Минск-2» (где право на насилие и уступки жертвы закрепляются в гораздо большем объеме).

Как выглядит в фильме «озвучка» договорных отношений, которые Грей предалагает Анастейше? Не претендуя на точность, воспроизведу ее приблизительно:

Грей: Согласно нашому договору я буду делать то, что посчитаю нужным для удовлетворения моих желаний. Согласно договору ты будешь подчиняться всем моим требованиям и не обсуждать их.

Анастейша: А почему я должна им подчиняться?

Грей: Потому что такова моя воля, воля доминанта.

Анастейша: А если я откажусь?

Грей: Тогда я накажу тебя, моя девочка.

Есть в этом мазохистском контракте еще одна любопытная деталь. Когда доминант уж совсем переходит все границы допустимого, субмиссив имеет право произнести слово-пароль: «Красное!». Это будет означать, что дальнейшие действия доминанта в указанном направлении нужно прекращать. А теперь посмотрим, как выглядят действия участников мазохистких минских игрищ в свете кинематографических паралелей.

Путин: Согласно нашому негласному договору я буду делать на Донбассе и с Украиной то, что посчитаю нужным: заводить войска, завозить военную технику, выравнивать линию фронта, подготавливать ударные кулаки для дальнейших широкомасштабних действий. Ваша задача состоит в следующем: прекратить огонь, отвести тяжелое вооружение от линии соприкосновения. Но главное: не замечать того, что делаю я и делать вид, вы в восторге от моих действий.

Порошенко (ну и, естественно Меркель с Олландом): А почему мы должны на все это соглашаться?

Путин: Потому что такова моя воля, болваны! Иначе превращу ваши столицы в радиоактивный пепел, мать вашу!

Было бы несправеделивым не сказать, что договор не предполагает сакраментального слова «Красный!». Разумеется, Порошенко сам не в состоянии произнести это слово агрессору и передоверяет сделать это чуть более смелым мазохистам-европейцам. Роль этого слова играют пресловутые «санкции», угрозы усиления которых часто сопровождаются словосочетанием «красная линия». Иными словами, путинский режим должен пересечь некую мифическую «красную линию», чтобы заставить мировое сообщество не просто усилить санкции (например, отключить РФ от системы «СВИФТ»), но разорвать сам мазохистский контракт и перейти на силовой ответ агресору. Попросту говоря, дать ему по роже.

Правда, где находится эта «красная линия» ни украинские, ни европейские мазохисты определить не могут. Она как горизонт отодвигается вместе с очередным нарушением привычных норм со стороны Путина-Доминанта и мазохистская игра продолжается с удивительным вдохновением. «Минские договоренности в целом соблюдаются»! – хором поют представители ОБСЕ и западные «субмиссивы» с удовлетворением фиксируют роль Путина как главного партнера по конролю над выполнением минских (т.е мазохистских) соглашений.
Доходит до смешного и даже нелепого. Когда честный воин, командующий объединенными войсками НАТО в Европе, человек, не посвященный в детали украинско-европейского мазохизма, господин Бридлав увидел, что минские соглашения совершенно не соблюдаются российской стороной, что Донбасс наводняется российскими войсками и российской боевой техникой, он отреагировал в духе андерсеновского мальчика («А король-то голый»!). Он был прям, как герой Казакова в фильме «Здравствуйте, я ваша тетя!»: «Донна Роза! Я старый солдат и не искушен в любви (то есть, в мазохизме). Но когда я увидел российские войска на бескрайних просторах Донбасса, я почувствовал себя утомленным путником от того, что меня эта игра з….ала»!

Что-то в этом роде. Но что тут началось! Тут же последовала истерика «субмиссива» Штайнмайера, который, назвал речи Бридлава «опасным симптомом» и выразил свой протест по поводу возможных негативних последствий от подобных заявлений. Получалось, что Бридлав или бредит или откровенно лжет, что совсем недопустимо! Со стороны СМИ страны-доминанта прозвучало примерно то же самое, так что Штайнмайер по сути слился с «информационным беспредельщиком» Киселевым в прекрасном мазохистском дуэте. В частности Киселев очень похвалил немцев за то, что они удивились «чуши, которую городит Филип Бридлав»! Просто последний, блин, не понял, что по махозистскому контракту на черное нужно говорить белое и, продолжая гнуть линию андерсеновского мальчика, ответил примерно так: «Не все страны НАТО согласны с моим выводом. Однако они склонны выдавать желаемое за действительное». Ох, уж эти военные, не понимающие изысков уточненого полит-мазохизма! О, sante simplicitas! О, святая простота!

Надо сказать, что украинская власть была склонна к мазохизму еще до прихода к власти Петра Порошенко, который придал этим играм новый импульс. Вспоминаю, как года назад, наши СМИ с каким-то истинно мазохистским сладострастием каждый день сообщали о том, как «зеленые человечки» постепенно, шаг за шагом отжимают у нас полуостров, как наши солдаты тихо сидят в расположении своих частей, как им запрещено открыват огонь, как в ответ на продвижение людей «бурятской национальности» в защитном камуфляже они поют гимн Украины. Тогда от ненависти народ просто закипал, но каждый день игра повторялась все снова и снова. Турчинов гневно обличал российских захватчиков, ничего не делал в ответ, захватчики тупо выполняли свою работу, а СМИ продолжали констатировать детали нашого национального унижения.

Затем эти мазохистские пережевывания в точности повторились в ситуации на Донбассе. Сначала маленькая групка брюхатого и лупатого маньяка Гиркина захватила административные здания, Турчинов продолжал гневно обличать, инициировал операцию в несоответствущем ситуации формате АТО, к группам постоянно приходило подкрепление из России. Захватывалис все новые города. Турчинов продолжал ругаться, но формат не менял и полноценную боевую операцию так и не сподобился начать. СМИ продолжали в мазохистском экстазе сообщать о постепенно расширении зоны конфликта и о том, как мелкие группы бандитов постепенно превращаются в боеспособную армию.

Я не буду утомлять читателя хронологией эволюции мазохистских стратегий украинской власти уже при новом президенте. Отмечу только, что их новый этап начался сразу же после объявления «мирного плана» Порошенко. По сути, этот план и был согласием на полноценную игру в доминанта/субмиссива, закрепленной «минскими договореннстями». Их постоянные нарушения с российской стороны с одновременным выполнением со стороны украинской, долгие телефонные переговоры субмиссива и доминанта при периодическом подключении третьих участников игры, стали существенной частью ее сценария. Не менее значимой частью этой игры были поять же таки сообщения СМИ и пресс-конференций спикера АТО Андрея Лысенко.

Этот сценарий по одной и той же схеме повторялся как после Минска-1, так и после Минска-2 и состоял в следующем: а) сначала сообщалось о том, что украинская сторона прекратила огонь и объявила «дни тишины», б) затем следовали сообщения о возростающем количестве обстрелов со стороны боевиков и потерях украинской армии. Мазохизм состоял в контрасте между договорным и показным бездействием «наших» на фоне эскалации насилия со стороны «доминанта». Для украинских граждан, не посвященных в таинства данного психопатолоического сценария, подобная информации вызывала пароксизмы возмущения и ненависти. И констатация нашого глобального бессилия также входила в правила игры.

Сейчас мы имеем то же самое. На брифингах сообщения Лысенко строятся по проторенной сюжетной схеме «мы отводим – они накапливают». В остальных СМИ постоянно просачиваются информации об усилении насилия со стороны доминанта: восстановлен железнодорожный узел в Дебальцево и по нем уже полным ходом идут эшелоны с военной техникой противника, после Минска-2 количество обстрелов наших позиций увеличилось до нескольких сотен, боевики бесчинствуют на украинских территориях, расстреливают нелояльное население (от случая с убийством восьмидесятилетней старушки просто оторопь берет), готовят этническую чистку украинцев в Горловке, они соединили фронты ДНР и ЛНР и создали объединенную «Армию Новороссии», весной начнется их новое наступление.

А что делаем мы, констатируя все это? Порошенко с упоением продолжает мазохистскую линию: отводит вооружение, обещает выборы на оккупированной территории, создает Комиссию по изменениям в Конституции, где под видом децентрализации через черный ход протаскивается идея автономии криминальных республик. Более того, он готов унизиться до такой степени, чтобы допустить представителей этих республик к обсуждению изменений в Конституцию. То есть, допустить людей, которые участвовали в геноциде украинцев и уничтожали украинских патриотов. Иначе, как мазохистским экстазом подобные действия назвать нельзя. Доминант должен быть доволен такой покорностью, хотя доволен он не может быть по определению: доминант ведь всегда требует все больше и больше.

В заключение хочу утешить Петра Алексеевича тем, что в этой мазохистской позе (не буду уточнять какой, сами поймете) он не одинок. Путин в нее поставил большинство европейских политиков. И если в фильме «50 оттенков серости» Анастейша находит в себе силы отказать Грею и выйти из игры, сказав сакраментальное «Красное, Грей!», то унизительной и позорной игре с наглеющим доминантом не видно конца. Весь цивилизованный мир погружается в ее беспросветное болото и момент, когда он найдет в себе силы бросить в морду кремлевской серости: «Красное, подонок»! еще очень и очень далеко.

Алексей Шевченко, voronz.in.ua