ВЫБОРЫ-2014: ПОЧЕМУ Я ГОЛОСОВАЛ БЫ ЗА ИГОРЯ КОЛОМОЙСКОГО

Алексей Шевченко 

Информационное и имиджологическое противистояние двух фаворитов нынешней президентской гонки Петра Порошенко и Юлии Тимошенко достигло своего апогея. Заоблачные рейтинги первого, представленные в «социологических фонарях», призывы закончить выборы в первом туре во имя сохранения единства Украины, с одной стороны, и громкие разоблачения в адрес Петра (который в ореоле черного пара никак не является «святым» и которому никак не светит держать ключи от рая нашого будущего), с другой. При этом пикантой является следующая деталь: со всех сторон раздатся призывы к «единению всех демократических сил», однако каждая из которых полагает, что именно она является той силой, в пользу которой прочие должны отказаться от своих политических амбиций.

Такова атмосфера нынешних виборов и на фоне усиливающейся агрессии России все происхоящее очень напоминает театр Абсурда. Ведь у России есть все инструменты, чтобы сорвать намеченные выборы, и потому ситуация предвыборной смертельной схватки основних кандидатов может оказатися просто бессмысленным выбросом негативной энергии. Однако об этом позже.

Я хочу вернуться к самой интриге нынешних виборов, представив себе, что Россия остановилась, выборы достоялись и 25 мая мы получаем нового легитимного Президента, основной задачей которого будет отражение российской агрессии и сохранения самой украинской государственности. Учитывая тот факт, что эта задача будет основной в течение довольно долгого периода, то хочу сразу акцентировать, что в этих условиях не совсем адекватным является фрейм «европейский реформатор», который призван осуществить в Украине «евроремонт» (термин Ю. Луценко), а более востребованным представляется паттерн «анти-кризисный менеджер» или президент военного времени. Его основная задача должна состоять в том, чтобы «ремонтная бригада» из соседней страны не зашла в наша дом и не сделала в нем «евразийский ремонт».

Буквально еще несколько месяцев назад, когда ситуация в нашей стране была совершенно иной, фигура Порошенко представлялась наиболее приемлемой для очень многих жителей Украины и для автора этих строк в том числе. Однако после российской агрессии основным критерием отбора-в-президенты, своего рода индикатором его потенциальной президентской «пригодности» стала способность или неспособность остановить агресора и отстоять независимость страны. Все остальное –от лукавого.

А теперь посмотрим, что этой агрессии могут противопоставить основные кандидаты в Президенты. Сравним их высказывания и конкретне действия. Для удобства пометим основные «ресурсы» кандидатом знаками «плюс» или «минус».

Петр Порошенко.

А. Психотип. По тем действиям, которые были предприняты ПП в последнее время, можно судить о том, что кандидат является крайне осторожным, склонным к компромиссам и лишенным способности к риску и креативу. Об этой особенности свидетельствуют многочисленные факты вовлечения в свою команду бывших регионалов, которые вызывают возмущение многих пользователей соцсетей. Об этом же говорит и скандальный визит вместе с Кличко к Фирташу в Вену, который произвел весьма отталкивающее впечатление своим нескрывамым цинизмом со стороны всех его участников. В контексте же нашого разговора заслуживает внимания следующея характеристика, сделанная олигархом в отношениии ПП: «Сейчас нужны не воины, а строители». Добавив, что ПП относится ко второй категории. Не знаю, как на счет строителя, но то, что не воин – это факт. И эта особенность психологии «компромиссника» четко проявилось в его поведении за весь исеткший период российского военного вторжения.

Б. Кроме осуждающей риторики и поездкам по заграницам в сложившейся ситуации им не было предложено ни одной инициативы, которая могла бы действенно помочь в отражении российской агрессии. Основная стратегия ПП в сложившейся ситуации – контакты с западными руководителями с целью усилить давление на Россию, установка на санкции как единственно спасительный инструмент сдерживания России. Как следствие – отсутствие даже намека на мобилизационную кампанию и на какие бы то ни было организационные меры по отражени агрессии.

В. Из действий, которые в сложившейся ситуации вызывают по меньшей мере вопросы, является двойственная оценка возможности вступления в НАТО. С одной стороны, признание важности этого шага, с другой – ссылка на невозможность его осуществить на данный момент. Сначала эта невозможность «обосновывается» тем, что дескать НАТО «не готово» нас принять (хотя руководители блока выражали такого рода готовность). Затем – необходимостью массовой поддержки этого шага. Если ее не будет, то вступление в Альянс оказывается невозможным и ПП заявляет о необходимости поиска иной формы «колективной защиты». Возникает, соответственно, вопрос, какой должна быть эта форма и зачем изобретать велосипед, если ничего эффективнее НАТО в сдерживании России пока не придумано? И тот факт, что даже откровенная российская интервенция не дает возможность кандидату проанонсировать и осуществить простое и судьбоносное решение для Украины, проигнорировав «мнение» зомбированных идиотов Востока, вызывает очень серьезные вопросы.

Г. Эти вопросы, возникающие в ответ на соглашательство вместо стратегии организации действенного Сопротивления, множатся при публичных высказываниях ПП о необходимости «двухсторонних переговоров» с РФ без участия стран ЕС и США (на что неоднократно указывала в своей критике этой позиции ЮВТ). Эта установка лишний раз подчеркивает идентичность ПП как «переговорщика», а не Воителя, что в общем-то существенно снижает его пригодность для роли «президента военного времени».

Юлия Тимошенко.

А. Психотип. В отличие от ПП Юлия Владимировна умеет рисковать и любит рисковать. Ей в гораздо меньшей степени свойственно чувство страха, в ее психотип входит готовность поставить на карту все, даже свою жизнь. (В ситуации ее политического преследования она это доказала). Поэтому в конфликтных ситуациях она чувствует себя как рыба в воде, можно сказать, это ее стихия. Однако эта особенность проявлялась лишь в сиуации внутриполитической борьбы, но еще не была апробирована в условиях настоящей войны с внещним агресором.

Б. Особенности психотипа ЮВТ подтолкнули ее к определенным заявленим и действиям, которым можно однозначно поставить плюс. Так, она еще 18 апреля четко заявила, что Россия начала против Украины войну, причем заявила без всяких эвфемизмов о «зеленых человечках», абстрактных «терористах», «ополченцах» и т.д. Она сменила переговорный дискурс и дискурс «деэскалации» на дискурс «мобилизационный», и в сложившейся ситуации это был важный политический акт. В русле этоймобилизационной стратегии она также заявила о том, что Украине необходимо вступать в НАТО без всяких экивоков и оговорок.

Второй важный момент ее деятельности состоял в создании «Руху национального опору», куда были вовлечены военные эксперты и люди, неравнодушные к судьбе Украины. Каков реальный КПД от этой инициативы, сказать пока сложно. Но можно утверждать, что Центры такого Руха могут помочь наладить народное сопротивление и подлинно партизанскую войну против оккупантов в случае горячей фазы войны с РФ, без которого отразить нападение представляется невозможным.

В. Что из минусов публичных актов Юлии Тимошенко я бы мог отметить? Прежде всего, вызывают серьезные возражения попытки наладить переговоры с т.н. «сепаратистами», харьковским «Оплотом» и подобными структурами. Любой эксперт сказал бы, что подобные переговоры абсолютно бесполезны, и могут выступать лишь как предвыборный пиар. Правда, пиар негативный, потому что пожимание рук людям в балаклавах имело для Юлии Тимошенко такой же негативный эффект, что и рукопожатие с Януковичем для Виталия Кличко (как известно, оно способствовало «сливанию» его рейтинга). Помимо имиджологических утрат для ЮВТ эти акции имели подчеркнуто антимобилизационный характер в тот момент, когда руководству страны нужно было готовиться к проведению полномасштабных операций и «зачисток» регионов от диверсантов.

Второй аспект, который вызывает вопрос – аспект кадровый. Речь идет о руководстве и.о. Президента А. Турчинове, который хотя формально и не подчиняется Юлии Владимировне, но на которого она влияние все-таки имеет. Имеет, но почему-то не использует, в то время как он волей или неволей, профнепригодностью или трусостью, просто сливает Украину. В качестве руководителя страны в условиях военного времени он проявил себя полной организационной бездарью и потеря Крыма полностью лежит на его совести. Но если эту утрату еще можно оправдать какими-то стратегическими соображениями (например, необходимостью мобилизовать армию для защиты восточных рубежей), то имитация борьбы с диверсантами сверхмалыми средствами АТО на Донбассе, приводящая к сдаче Востока опавдания не имеет.

Несмотря на то, что в неравных боях гибнут украинские военнослужащие, диверсанты продолжают проводить в жизнь свои намеченные планы. Например, они проводят запланированные «референдумы», а руководитель государства только лупает глазами, не делая ничего, чтобы помешать этому шабашу, продолжая следовать пацифистскому дискурсу и призывая садиться за стол переговоров. Хуже то, что Юлия Тимошенко не только не попыталась использовать свое влияние на недееспособного и.о., но и не дала четкую публичную оценку катастрофических последствий такого рода политик. Я никоим образом не являюсь сторонником «теории заговора» и тайных договореностей между Путиным и ЮВТ (которая постоянно сливается в СМИ), однако действия ее однопартийца постоянно вызывают вопросы. вопросы, вопросы…

Подводя итоги нашого сравнительного анализа двух основных кандидатов на пост Президента Украины, хочу сделать следующие замечания. В свете задачи защиты Украины, я могу сказать, что ПП однозначно не подходит для этой роли. Что касается Юлии Владимировны, то она являеся сильным харизматическим лидером, но лидером политическим. Ее сильная сторона – это сфера Слова, сфера борьбы «за Слово» с политическими опонентами, но вопрос в том, является ли это способность достаточной, когда огромное число войск противника переходят границы, и начинается та война, о которой мы привыкли читать и видеть фильмы? Когда нужно мыслить и действовать предельно жестко и создавать дееспособную организационную инфраструктуру? Не знаю, сказать, сложно. Но то, что ее команда сейчас очень слаба, и пример Турчинова поражает своей беспомощностью и некомпетентностью. Поэтому не будут ли заправлять бал такие же Турчиновы и тогда, когда начнется полномасштабное вторжение?

Вопросы эти могут быть интересными, но скорее всего, праздными. Потому что, как я уже сказал в начале этой статьи, выборы будут сорваны, и ни ПП, ни Юлия Владимировна не смогут наслаждаться лаврами победителя. Как это будет сделано, я не буду анализировать. Скажу лишь, что если в Украине и будет Президент (а я верю, что это в конце концов случится), то это может быть некто третий, о которой мы еще не говорили.

С моей точки зрения, идеальной кандидатурой для роли антикризисного менеджера Игоря Коломойского. Говоря о том, что в нынешней ситуации для Украины необходим антикризисный менеджер, необходимо добавить, что это должен быть технический президент, то есть, человек, не имеющий шлейфа политического прошлого (то есть, шлейфа амбиций, обид, скандалов и т.д.) и пришедший в политику из другой области. То есть, пришедий ниоткуда, как Deus ex Machina.

Всем этим требованиям полностью отвечает фигура Коломойского, и я сейчас объясню почему. При этом я еще раз хочу акцентировать то, что меня не интересует весь набор информации, которая касается деятельности Коломойского как бизнесмена и тот компромат, который сливается на него в СМИ. Повторяю, меня интересует лишь возможность или невозможность выполнить определенную социально-политическую функцию. А об этом можно судить по следующим характеристикам.

А. Психотип. Из тех действий, которые он успел совершить на посту губернатора Днепропетровщины, вытекает, что это человек, обладающий мощным креативом, умеющий предвидеть ситуацию и работающий «на опережение». Человек, умеющий рисковать и не боящийся делать это в условиях, когда без максимального риска добиться успеха невозможно. (Отсутствие страха – очень существенная черта и, пожалуй, одна из решающих для той исторической роли, которую новый президент призван сыграть). В ситуации риска может быть азартным игроком, именно «игроком, а не болваном». Яркая черта, которая тесно связана с этой способностью улавливать «невыносимую легкость бытия» -- юмор Коломойского. С помощью такого юмора и незошоренности сознания он способен деконструировать всю танатосную серьезность деятельности чиновника (в каком-то смысле Коломойский – это человек, играющий в губернатора как Санчо Панса) и паранояльно-шизофреническую тяжеловесность идеологического бреда сильних мира сего. (Чего стоит назначенная им награда за голову Путина в раз мере 100 милионов долларов!). Я бы сказал, что в этой установке на игру, Коломойский является своего рода политиком-постмодернистом, потому что в сложившейся ситуации в Украине и мире модерные методы решения конфликтных ситуаций и сохранения мирового порядка показывают свою несостоятельность.

Б. Я не буду подробно перечислять основные инициативы Коломойского на посту губернатора. Они всем известны. Отмечу только их функциональную и технологическую «нагрузку» в контексте задач антикризисного менеджмента. Во-первых, они полностью лишены элементов пасивного пацифистского стиля. Они продиктованы осознанием ситуации военного времени и являються адекватными ответами на его вызовы. Во-вторых, они являются частью системы тотальной мобилизации «в одной, отдельно взятой области». Подобная мобилизация является единственно возможной для выживания всей страны, но она, как известно, так не была анонсирована ее руководителями. Его публичные высказывания пронизаны духом войны и в них нет никаких полутонов, вещи называются своими именами. Например, он пообещал Путину превратить Днепропетровск в Сталинград, и это были не пустые слова. В них содержалась мощная мобилизационная доминанта.

В-третьих, помимо правильних слов и лозунгов Коломойский создал действенную инфраструктуру территориальной обороны, взяв за основу знаменитый израильский «Цахал». Главное, чего он смог добиться, это не просто создание военных подразделений типа батальона «Днепр» из народних ополченцев, но координации местной власти, силовых ведомств и населения области. В интернетовской публикации на эту тему содержится сухая сводка того, что сделано в рамках этой координации: от выдачи оружия населению и охраны коммуникаций на случай, например, парашютного десанта, до запасних каналов связи между руководителями. В этой же публикации говорится о том, что Игор Коломойский призвал руководителей следовать его примеру и подготовить мобилизационный план (!) и «проверить готовность всех служб к бою».

Для защиты Украины Коломойский создает батальон добровольцев спецназ "Днепр"

В-четвертых, Коломойский действует на опережение и действует творчески. Например, инициатива присоединения частей Донецкой и Луганской областей – блестящая спецоперация, альтернативная параду местных референдумов. К таким же дерзким и креативным действиям относятся награда за поемку российского диверсанта и награда «за голову Путина». После этой великолепной выходки у российского президента появился новый баховый страх. Кроме ядерной бомбы и рака он больше всего боится того, кто его не боится, а именно – Игоря Коломойского.

"Карта Коломойского" по аннексии российских территорий. ФОТО

В заключеие этого краткого анализа я могу смоделировать то, как развивались бы события в Украине, если бы ее руководителем был Игорь Коломойский. Как только произошел первый захват правительственного здания в Крыму неизвестными вооруженными лицами, на следующий день была бы призведена антитеррористическая спецоперация по уничтожению диверсантов. Далее в кратчайшие сроки была бы создана из патриотов и крымских татар система территориальной обороны, которая очень затруднила бы проникновение российский войск на крымскую территорию, а. может быть, даже сорвала аннексию Крыма. Если бы даже Путину ценой гораздо больших потерь удалось осуществить свои планы, то руководитель уровня Коломойского стал бы готовиться к крымскому сценарию на Донбассе. (Времени для этого было более, чем достаточно).

В превентивном порядке там была бы создана система территориальной обороны, аналогичная Днепропетровской, взяты под охраны все административные здания, введены усиленные контингенты силових подразделений (причем не только подразделений МВД и СБУ, но и ВС). В случае появления групп вооруженных людей с ними не велись бы бесплодные переговоры, а сразу же был бы дан приказ на их физическое уничтожение. Если даже предположить, что эти превентивные меры не были бы осуществлены, и противостояние на Востоке смогло разгореться, то даже в его «горячей» фазе Коломойский смог бы взять ситуацию под контроль, введя жесткую форму правления, практикуемую в военное время. Например, недавно из его команды прозвучала предложение ввести на Востоке институт военных комендантов, альтернативный ЧП. Такой институт и был бы введен в случае, если бы у руля державы стоял не баптиствующий импотент, а человек уровня Коломойского. В отношении к мятежникам его девизом был бы не диалог, а известное изречение Вольтера: «Раздавите гадину!».

А теперь подведем некоторые итоги. Как я уже говорил, эти выборы будут сорваны и если удастся сохранить Украину в ее целостности еще несколько месяцев, то нас ждут новые выборы. И я бы очень хотел, чтобы Игорь Коломойский баллотировался на президентский пост, минуя все юридические препоны и рогатки (например, факт двойного гражданства). Может быть, его миссия и состоит в том, чтобы спасти Украину и ради этого Бог послал его на нашу грешную землю.

Сможет ли президент типа Коломойского осуществить необходимые политические реформы в Украине? Не знаю, гадать не буду. Однако сейчас, основная задача состоит не в том, чтобы на территории Украины создать демократические Афины, а в том, чтобы сформировать боеспособную Спарту, некую разновидность «украинского Израиля» и, тем самым сохранить само государство, выковать в борьбе новую украинскую идентичность. И среди публичных фигур украинской политики с этой залачей мог бы справиться только Коломойский.

Алексей Шевченко, voronz.in.ua


Аватар пользователя kisa ivanova

Наверное это бредовая идея, но хочется отменить выборы президента и присоединить все области Украины к Днепропетровской ...blush