Получивший пинка из G7 Путин, потирая ушибленную ягодицу пробормотал - "Не больно-то и хотелось"

Президент России Владимир Путин по итогам переговоров с премьер-министром Италии Маттео Ренци заявил, что у России нет отношений с G7.

"Что касается наших отношений с "семеркой", то у нас нет никаких отношений с "семеркой". Какие у нас могут быть отношения?" - сказал Путин по итогам встречи с премьер-министром Италии Маттео Ренци, отвечая на вопрос о перспективах взаимоотношений РФ с G7.

Путин отметил, что когда РФ входила в G7, то она активно принимала участие в работе организации: участвовала в обсуждениях, в подготовке итоговых документов.

"Мне казалось, что в этом был какой-то смысл, потому что мы хотя бы представляли какую-то альтернативную точку зрения. Но наши партнеры решили, что они в этой альтернативной точке зрения не нуждаются. Это их решение. Но это же не организация. Это так - клуб по интересам. Мы желаем успехов этому формату", - добавил Путин.

Путинское пацанское "не больно то и хотелось" выражает эмоцию исключенной из общества шпаны, которая не способна осознать и изменить свое поведение, находилась в этом обществе авансом, "на вырост", то есть не соответственно своим заслугам, а в их ожидании. Ожидания не подтвердились, и ошибка была исправлена.

Теперь, выброшенный за порог Путин встал, отряхнулся и, потирая ушибленную ягодицу, прбормотал: "не больно-то и хотелось".

Путин сделал для себя вывод, что членство России в "восьмерке" - уже история, и Россия туда вряд ли вернется - уже не пригласят, во всяком случае, в его президенство. При этом, отметил он, есть другие, "более широкие форматы", например, "двадцатка".

На встрече "двадцатки" в австралийском Брисбене Путин в прошлом году присутствовал. Ему пришлось там завтракать в одиночестве и покинуть Австралию раньше времени.

В числе других форматов Путин назвал группу БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР), а также Шанхайскую организацию сотрудничества. Но видит ли Путин, что все форматы вокруг него стремительно сужаются?

Следует напомнить, что в 2013 году, когда «Семерка» еще была «Большой восьмеркой», а Владимир Путин принимал участие в саммитах, он отзывался об этой структуре намного более уважительно: «Встречи здесь, в Лох-Эрне, подтвердили востребованность “восьмёрки” как важного механизма согласования позиций ведущих индустриальных стран по вопросам мировой политики и социально-экономического развития».

Евгений Ихлов: И сам не понял Путин, что сказал он святую правду: объединение семи самых промышленно-развитых демократий — это клуб. Хуже того, с того момента как англосаксонская модель цивилизации стала для Запада эталонной, клубная структура стала эталоном общественной организации. Джентльмены собираются в клубы. Академия наук — клуб самых выдающихся учёных. Объединение литераторов — Пен-клуб. Исключение из клуба — самое сильное наказание для джентльменов. (Конечно, обидно что выгнали год назад — но ведь и канделябром по бакенбардам не лупили!).

Рассредоточение по клубам — база плюрализма (вот мой клуб, а в этот — я никогда не хожу). Даже партии времен Великой Французской революции рождались из клубов. Самый знаменитый клуб — Якобинский.

Клубная самоорганизация — основа современного гражданского общества, она сменила масонские ложи. Клуб — регулятор общественной репутации. Нечестность лишает статуса. Честное соревнование и диалог равных — основа всех социальных процессов в либеральном обществе.

В незападных обществах идея клуба непонятна. Есть шайка, мафия, ватага, банда, котерИя, извините за грубость… Для члена шайки клуб потешен. Путину смешно — собрался клуб по интересам. То ли дело у нас — сплошная военная дисциплина. Раз вы там такие умные, клубмэны, чего строем не ходите?

Я всё-таки считаю, что правитель современного государства, который настолько не понимает сути социальных и исторических процессов, должен подвергаться импичменту — как неадекватный должности.

Группа семи (англ. Group of Seven, G7) — международный клуб, объединяющий Великобританию, Германию, Италию, Канаду, США, Францию и Японию. Так же называют и неофициальный форум лидеров этих стран (с участием Европейской комиссии), в рамках которого осуществляется согласование подходов к актуальным международным проблемам. По негласному правилу саммиты группы проходят ежегодно по очереди в каждом из государств-членов.

«Большая семёрка» не является международной организацией, она не основана на международном договоре, не имеет устава и секретариата. Решения «семёрки» не имеют обязательной силы. Как правило, речь идёт о фиксации намерения сторон придерживаться согласованной линии или о рекомендациях другим участникам международной жизни применять определённые подходы в решении тех или иных вопросов. Поскольку G7 не имеет устава, официально принять статус члена этого института невозможно.

G6 возникла на совещании глав государств и правительств Франции, США, Великобритании, ФРГ, Италии и Японии во дворце Рамбуйе 15—17 ноября 1975 (с начала 70-х годов подобные встречи проводились на уровне министров финансов). В 1976 году «шестёрка» превратилась в «семёрку», приняв в свой состав Канаду.

Идея проведения встреч руководителей наиболее промышленно развитых стран мира возникла в начале 70-х годов в связи с экономическим кризисом и обострением отношений между США, Западной Европой и Японией по экономическим и финансовым вопросам.

В 1997—2014 годах в работе группы на равных правах с другими её членами участвовала Россия, а само объединение именовалось «Группой восьми» (англ. Group of Eight, G8), однако после аннексии Крыма членство России в клубе было приостановлено. Россия продемонстрировала неуважение к базовым принципам G7, а уровень ее экономической и политической составляющих значительно не дотягивал до формата в членстве наиболее развитых стран.

Эхо России