ЛУЦЕНКО И ВСЕ, ВСЕ, ВСЕ

То, что один из наиболее ярких и последовательных противников нынешнего режима, первый (по счету попадания « в мешок») политзаключенный Украины оказался на свободе – остается топ-новостью в течение последних шести дней. Что ж, прошло достаточно времени, чтобы попробовать объективно взглянуть на произошедшее. Почему перед Юрием Луценко открылись тюремные ворота? Каким образом это было сделано? Кто и на что именно рассчитывал и рассчитывает, освободив его? И – получат ли рассчитывающие ожидаемое? В конце концов, что изменилось в стране (и изменилось ли) в связи с произошедшим? Думается, стоит попробовать поискать ответы на эти вопросы.
Ведь до чего доходит: не где-нибудь, а на форуме ОРД один из читателей выразил мнение, что Луценко-де попросил Януковича о помиловании, а это нехорошо, потому что таким образом он согласился с правильностью приговора; прогнулся перед сатрапом, и признал за сатрапом единоличное право казнить-миловать.
Так бы оно и было, если бы было так. Но это не соответствует истине. И если даже несколько граждан, за недостатком информации, могут думать так, то начать наш разговор придется с напоминания об объективных фактах.
Луценко, как он неоднократно обещал на заседаниях судов, помиловать себя не просил, и вины в инкриминуруемых ему преступлениях не признал. (А ее действительно нет: у всех руководителей МВД водители, в силу должности допущенные к государственным секретам, получают определенное звание, нуждающиеся в жилье – квартиры; и все «главменты» страны отмечают профессиональный праздник правоохранителей большим концертом, на что, кстати, в бюджете министерства заложены определенные финансы). Более того, сразу же после «помиловки», эксперты отметили в целом ряде СМИ, что Янукович совершил этот акт с нарушением процедуры. Поскольку именно Янукович 16 сентября 2010 года издал указ, в котором написано, что помиловать заключенного возможно только в случае наличия прошения от самого узника. И, кстати, помилованный вряд ли смог бы в качестве акции протеста остаться в заключении. Его бы попросту, причем на законном основании, вытолкали из Менской колонии.
Как известно, с прошением обратилась омбудсман Валерия Лутковская. Наблюдая ее деятельность, зная, что официальный защитник прав граждан, ничуть не дергалась, когда того же Луценко, с внутренним кровотечением и вердиктом врачей о необходимости второй операции, отволокли из больницы в колонию; не выражала беспокойства унизительными и опасными условиями содержания политзаключенной Тимошенко; обходит молчанием тюремные сроки, впаянные ни за что, ни про что менее известным, но тоже политзаключенным; вообще никоим образом не проявила себя ни в одном случае, касающемся цивилизации пенитенциарных условий для всех, кто «мотает срок», хоть бы и за дело – невозможно поверить, что в такой «правозащитнице» взыграли совесть либо милосердие. Скорей всего, она, как и поступает на протяжении всей своей карьеры, выполнила конкретное распоряжение власти.
И тут возникает вопрос: почему и с какой целью Янукович «открыл клетку», где не без злорадного удовольствия держал одного из своих самых острых критиков, непримиримого врага? Речь может идти о побудительных мотивах как внешних (геополитических), так и внутренних, для использования в пределах украинского общества.
Если о внешних – толчок (точнее, крепкие тумаки, сыплющиеся от цивилизованного мира на голову загнанного обстоятельствами в угол Виктора Межигорского) понятен. Продемонстрировать этому самому миру демократичность своего режима и выполнение требований того же ЕС. Только ведь – по большому счету цель не достигнута. Бросив кость (эх, и трудно же наверное было разжимать зубы, чтоб недогрызть хоть одну «косточку»), Янукович ни в коей мере не освободился от обязанностей немедля двигаться по пути выполнения пакета рекомендаций, воплощение в жизнь коих может позволить продолжать замороженный ныне процесс продвижения к подписанию Соглашения с Евросоюзом; получение каких-либо выгодных кредитов, инвестиций, углубление экономического сотрудничества. Эта одноразовая и локальная «милость» в данном плане выглядит так же дешево, как и предыдущие геополитические порывы нынешнего режима, заключавшиеся и заключающиеся в попытках «развести на лоха» исключительно трепологией серьезных визави хоть в Брюсселе, хоть в Москве.
Впрочем, администрация Януковича, устами чиновника Андрея Гончарука, озвучивает следующее: «последние события и меры, осуществленные всеми ветвями украинской власти во всех сферах как внутренней жизни, так и во взаимоотношениях с ЕС, в том числе в решении некоторых вопросов так называемого избирательного правосудия, свидетельствуют о серьезном прогрессе по созданию надлежащей политической атмосферы ради достижения нашей основной цели – подписания Соглашения об ассоциации во время вильнюсского саммита в ноябре этого года». Ни фига себе… Даже регионал Владимир Олийнык, видно, не успев получить, спущенную сверху «трактовку произошедшего», сказал об освобождении Луценко: «индивидуальный акт милосердия со стороны государства». А тут – уже «осуществленные», да всеми ветвями власти, да – во всех сферах внутренней и внешней политики прогрессивные меры.
Тем временем, мир отвечает вот как. Высокие должностные лица ЕС Кэтрин Эштон и Штефан Фюле употребили в связи с освобождением Луценко слово «салютуем». Но Януковичу ли? Далее сказано: «сейчас мы ожидаем, что Украина обратиться без каких-либо задержек к оставшемуся случаю выборочного правосудия и предупредит любое повторение выборочного правосудия путем всесторонней судебной реформы в соответствии с европейскими стандартами». И более того, цена подписания Соглашения – не только в судьбах политзаключенных. Представитель Европейской службы внешних действий Райнхольд Брендер заявил очень прозрачно, что для сотрудничества с объединенной Европой Киеву недостаточно освобождения Юрия Луценко. «У Украины еще длинный перечень дел»; «мы пока еще не увидели широкого, решительного движения в этом направлении».
Зарубежные медиа пишут, что для украинского режима «политзаключенные – это разменные монеты», коими пытаются «уплатить» за неотложно необходимые кредиты и расширение торговых границ. Но шалишь! Одна «помиловка» (пусть извинит меня Юрий Витальевич, который и сам употребляет в публицистике и выступлениях острые образы – за сравнение на грани фола), это как если бы сомалийские пираты, захватившие судно, отвезли на берег одну человеческую руку, пребывая в уверенности, что сделали все для получения щедрого выкупа и гарантии безнаказанности…
«Ожидаем» и «ПОКА не увидели» — это дипломатичные выражения. Сложно поверить, что режим и вправду, в темпе, двинется по пути выполнения всего пакета условий, выдвинутых ЕС. В пакете – необходимость введения в действие таких правил игры, которые напрочь уничтожают возможность существования режима в том виде, в каком он есть. Только в пасторалях волк, по мановению волшебной палочки, прекращает хищничать, и сыт зеленой травушкой. В наших реалиях – волку необходимо выбить зубы и вырвать когти.
Ну, а что можно прикинуть по поводу помилования Луценко, в качестве полезного режиму действия для «внутриукраинского употребления»? Простейшее (об этом говорят некоторые политологи) – Янукович, находясь в небезосновательном страхе по случаю собственного и приближенных, антирейтинга (а прямо говоря – неимоверно возрастающей всенародной ненависти), решил подмарафетить лик штукой «государева милосердия». Но, кажется, получилось – вряд ли. Нормальные люди, конечно, лично рады, что Луценко, которого они считали невиновным, Луценко, державшийся в мытарствах предельно мужественно, и этим заслуживший уважение – на свободе. Но, простите, сей факт не заменит гражданам невыплаченных зарплат и социалки, отмены драконовских Налогового и Трудового кодексов, Пенсионнй реформы; не даст надежды на отсутствие репрессий в условиях, где все ближе к закону «больше трех не собираться» и т.п. Да и Луценко не поблагодарил главу государства за помилование, хотя вообще-то в подобных случаях это предполагается.
Прежде, чем поразмыслить над иными возможными целями режима, следует отметить один факт. Луценко заявил, что Янукович не ставил ему никаких условий. Я (и многие, кого спрашивала) верю в это, есть основания верить человеку, державшему протестную голодовку, говорившему в судах то, что говорил. Ну, не выдвигал режим требований, но, несомненно, на что-то – да надеялся. Если так, можно констатировать: надежды не сбылись.
Ведь какими могли бы быть условия «помиловки»? Признать вину, и заявить, что несмотря на справедливый приговор, Янукович проявил добросердечие, за что ему и «ура!». Этого не случилось. Напротив, на свободе прозвучало: «Я ни на одну запятую не отступил от отношения к Януковичу и его власти». Далее. Выпустить, заручившись гарантией отъезда харизматичного «полевого командира» за границу, который он бы мог обосновать необходимостью лечения (и вправду – необходимого). Но напротив, и Юрий, и его жена Ирина твердо заявляют: никто из семьи не собирается за пределы Украины, и добавляют, что прекратили дружеские отношения с теми людьми, которые настоятельно советовали «смыться» еще до приближавшегося ареста. Условие – хоть и в стране, но окончательно отойти от активной политической деятельности, прикрывшись тем же состоянием здоровья? И этого нет. Луценко, даже не взяв паузы на госпитализацию в связи с операцией, которую нужно было провести еще полтора месяца назад, заявил о своем месте в нынешних событиях и своем проекте. Да, он, естественно, не отрицает, что придется лечиться (у отечественных врачей, в киевской клинике). Но: «обещаю, «полевой командир» будет в строю в полном порядке». О месте в политикуме и планах – чуть ниже. Потому что нельзя не затронуть еще одной (тоже не сбывающейся) надежде режима касательно Луценко.
Чечетов (ну, куда ж без него, он хоть и ляпает несусветное, но можно предположить, что срежиссированное режимом именно для такого «рупора», с понтом, самостоятельного «оригинала») намедни сказал. «Я понял, кто теперь главный, кто банкует в оппозиции – Юрий Витальевич»; «хорошо, что он приведет в разум Яценюка, Тягныбока и Кличко, которые погасли на фоне Юрия Витальевича». Оставим почтительное, с придыханием, величание по имени-отчеству человека, которого команда, членом коей есть Чечетов, клеймила как «вора и бандита», да и закрыла в камеру; не остановимся и на гопницком «банкует». Луценко «вбросили» в политикум, чтобы в оппозиции началась грызня, и лопнуло ныне присутствующее единство? Кажется, не без того…
Но что из этого вышло? Луценко, с первых минут на свободе, во всех интервью, без экивоков подчеркивает, что не собирается «толкаться локтями» чтобы «стать четвертым». Он вообще не собирается формализировать каким-либо образом себя в политикуме. И создавать новую партию – тоже. И – баллотироваться в президенты. Он критикует действия наличной политической оппозиции? А давайте-ка взглянем объективно. Луценко положительно характеризует нынешнее «хождение в народ» тройки оппозиционных лидеров. Можно привести ряд цитат из его высказываний по этому поводу. Но эту прямую речь легко найти в Сети. Критика состоит в разумном замечании: не стоит говорить людям, что «мы сейчас в Виннице объявим импичмент Януковичу». Нужно, прислушиваясь к людским чаяниям, настраивать граждан на нелегкую борьбу.
А о деле, предложенном Луценко, следовало бы поговорить подробно. Наверное, так и будет, по мере развития проекта. Но предложение воистину «снизу», распространив на всю страну, организовать народное движение не «под лидера, а за качественно другую Украину» — очень ко времени. Подчеркивается, что это не альтернатива парламентской оппозиции, «они уполномочены народом». А как раз содействие приемлемым партиям, дополнение в виде придания энергии реальным протестным настроениям – «с улицы». Услышав об этом проекте народного движения, «руха», вспомнила, что еще годы назад, во времена Кучмы, соглашалась с думающими людьми, не являвшимися «засвеченными» политиками. Ми говорили о том, что Народный Рух Украины, волею судеб, в отличие от литовского «Саюдиса» и польской «Солидарности» выполнил лишь одну из двух задач, стоящих перед подобными движениями в тоталитарных и посттоталитарных странах. Обрести государственную независимость; демонтировать всевластную коммунистическую однопартийность – это да. А вторую задачу — избрать цивилизованно сменяющуюся, государственнически и демократически ориентированную власть; поставить ее в прочные рамки принятых и внедренных прогрессивных законов, НРУ не удалось.
И будет очень правильно, если новому «руху», инициированному Луценко и тоже «неомандаченными» побратимами – честными «полевыми командирами» Майдана, удастся взяться за выполнение этой задачи. Скажете, «Солидарность» и «Саюдис» не делали перерыва меж первой и второй составляющей? Что ж, играем картами, которые розданы. Может, именно сейчас, наевшись прелестей янучарства, граждане созрели до подобного движения. Кто – против тезиса: «люди не должны выходить под конкретного президента, мы это уже делали. Люди должны выйти под свои интересы»?
Что ж, будем наблюдать за развитием событий, и сознавать, что в таком движении есть место для каждого из нас. И – позволю себе единственную эмоцию. Человек, измученный тюрьмой и болезнями, улыбнулся нам, сказав: «у меня – наибольшая инъекция оптимизма. Я готов передать ее другим». Кажется, это то, что очень нужно сегодня.

Виктория АНДРЕЕВА, «ОРД»