ПЕРВЫЙ ДЕНЬ: БЛИЦ-КРИГ РЕЖИМА ЗАХЛЕБНУЛСЯ

Ну, что ж, граждане получили возможность снять пробу с варева под названием Верховная Рада седьмого созыва. Первую ложку. И знаете, следует отметить: в этом новом «супе» есть и соль, и перец. В отличие от отвратительной безвкусности старательно протертой сквозь сито Банковой субстанции, которой кормила нас Рада номер 6. О наличии заметных, острых ингридиентов говорю не потому, что было несколько драк, захват трибуны и даже попытка показательного спиливания свободовцами «тюремного» забора, ограждающего народных избранников от граждан. Как раз наоборот. Если бы оппозиция построила первый парламентский день исключительно на подобных демаршах, с них начала, на них опиралась, это было бы не так интересно. Но точкой опоры, вызвавшей противостояние в зале заседаний, стала как раз совершенно противоположная тенденция поведения.
И не верьте, пожалуйста, тем СМИ и политикам, которые будут пытаться сфокусировать ваше внимание на резких действиях оппозиции, утверждая, что она построила свою деятельность на «хулиганстве». Не зря говорю – первый день продемонстрировал совершенно противоположное: оппозиционные фракции более чем парламентски, скрупулезно, настаивали на элементарном – четком исполнении всех норм законов. По любому, поднимаемому на заседании, вопросу. И партия власти оказалась к подобному совершенно не готовой. Попробовала по старинке «попереть буром» — ан нет. Вот тогда и возникли непарламентские столкновения. И партия власти проиграла первый день. Начисто. Не столько в кулачном бою, сколько в неумении добиваться своих целей законным путем; какой-то растерянности, что такой путь можно предположить, а «задавить» оппонентов, оказывается, может не удаться.
А ведь рассчитывали именно на блиц-криг. В процессе подготовки заседания, посвященного открытию первой сессии новой каденции, да что там, в ответах журналистам накануне, и уже утром, в кулуарах, от регионалов можно было услышать те же нотки, которые, помните, звучали в начале избирательной кампании. Тогда – говорили самоуверенно и бравурно: безоговорочная победа на выборах Партии регионов гарантирована, да что там, вплоть до конституционного большинства, когда и коалиции ни с кем не нужно будет. Выборы принесли, мягко говоря, несколько иной результат. Бравурных нот в речах поубавилось.
Но дошло до открытия сессии, и опять: «Голосование будет позитивным. Завтра на табло вы увидите количество тех людей, которые проголосовали» (речь о молниеносном избрании спикера и утверждении кандидатуры премьер-министра). Ну, это Чечетов, что с него взять, он уже рассказывал, что сразу же после подсчета результатов выборов в ПР выстроилась такая очередь из желающих присоединиться, что даже не знают, всех ли брать… Но и, скажем так, более адекватный Александр Ефремов – тоже сказанул. «Найдена формула, по которой Верховная Рада может дать согласие на назначение премьера 12 декабря. Мы формируем фракции, руководители фракций собираются у уже назначенного (как – уже? И, главное, кем НАЗНАЧЕННОГО?! – В.А.) спикера парламента и выходят с соответствующим решением в сессионный зал». Ну, и в тот же хор – голос Януковича. Донесшийся из «прекрасного далеко», индийского города под названием Бангалор, где он сказал журналистам: «Я надеюсь, что сегодня будет избран премьер-министр. Хотелось бы, чтобы это голосование было первым шагом к конструктивному сотрудничеству в Верховной Раде». (К слову, впервые за историю смены составов парламента независимой Украины лицо, занимающее кресло президента, не почтило своим присутствием первое торжественное заседание открытия сессии новой каденции). Но сейчас – не о том. Наслушавшись подобных уверений, записные политологи, извините, зачесали репы исключительно по поводу фамилий кандидатур: не возникнет ли, мол, сюрпризное изменение «спущенных свыше» Владимира Рыбака (спикер) и Николая Азарова (премьер) на кого-либо иного? Заговорили и о возможности пакетного голосования, когда в «пакетике» окажутся одновременно и спикер, и премьер, и оба заместителя спикера. Вот тогда-де и коммунисты перестанут надувать щеки, повествуя о своей полной самостоятельности и нежелании ни с кем коалиционироваться: они получат кресло первого вице спикера. Да и оппозиция может пойти на компромисс, купившись на должность вице-спикера второго.
Но до блиц-криговских голосований за руководство, хоть оптом, хоть в розницу, дело не дошло. Партия власти попалась в законные ловушки, многие из коих сама же и расставила с совершенно иной целью. Об этом – чуть ниже. Потому что заседание началось со скандальной ситуации, со знаком минус для оппозиции. Отец и сын (ох, не хватит ли вообще — семейственности в составе Верховной Рады?), Александр и Андрей Табаловы, отказались вступать во фракцию «Батьківщини». При этом первый шел в списке этой политической силы, а второй – ее выдвиженцем на округе, единым согласованным оппозиционным кандидатом.
Совершенно понятно, что присяга, которую они, как и прочие оппозиционные кандидаты, подписывали в начале избирательной кампании (там конкретные обещания – «беру на себя обязательство в случае моего избрания вступить во фракцию…»; «считаю своей обязанностью сделать все, зависящее от меня, чтобы как можно скорее освободить Украину от криминального оккупационного режима Януковича», и даже очень высокие слова: «Перед Господом Богом и перед Украинским народом присягаю придерживаться этих обязательств», ну, а в случае «кардинального изменения моей политической позиции» – сложить обязанности народного депутата) – это внутрипартийная самодеятельность, а не положение закона. Кстати, жаль, что не положение закона, в новом, будущем законе о выборах должно найтись место требованию: не предавать избирателей, ведь они чаще всего отдают голос не за конкретную фамилию, а за политическую силу, которая взяла носителя этой фамилии в свою команду, и если он, воспользовавшись этими голосами, начинает действовать в парламенте по-иному, то это – аферизм, прежде всего, совершенный в отношении граждан. Ну, и еще раз – нужно крепко думать, кого берешь в список либо выдвигаешь. Что ж, Табаловы – из «Фронта змін», и Яценюк публично признал свою ошибку, можно сказать, покаялся.
С другой стороны, душу каждого стопроцентным рендгеном не просветишь, было бы смешно надеяться, что не будет ни одного перебежчика. Тут важнее другое. Как бывало с «тушками» раньше? Те, от кого убегали, молча опускали голову, а перебежчики еще и гордились. Но сегодня – депутаты УДАРа, «Свободы», «Батьківщини» попросту вытолкали Табаловых с порога зала заседаний. И через другие двери – не впустили. И – сумели уничтожить листки с текстом присяги, на которых эти двое должны были поставить подпись. Таким образом, перебежчики не присутствовали при зачтении присяги в зале. Значит, не приняли ее. Значит – депутатами не стали. Что дало возможность представителям трех оппозиционных фракций, попеременно, настойчиво и спокойно повторять в выступлениях: мы не должны начинать с нарушения Конституции. Два депутата не приняли присягу, требуем назвать правдивую цифру присягнувших, и, значит, имеющих право принимать участие в дальнейшей работе парламента.
А моральное воздействие на «тушканов» — это тоже что-то новое, и достаточно яркое. Мало того, что они вынуждены были ошиваться под дверями зала. Так на трибуне еще и вывесили их портреты в черных рамках с надписью «предатели». И никто не посмел снять. А ведь никому, даже продажному, не чужды человеческие чувства. Того же стыда. Сколько раз вы, уважаемые читатели-собеседники, повторяли – эх, если бы пофамильно позорить подлецов, если б земля горела у них под ногами, так не делаем же этого… А вот – сделали. И если прежние перебежчики уверенно давали комментарии журналистам, то стоило послушать, с каким выражением лица нес совершенную, замешанную на слабости, ересь, отловленный в кулуарах Табалов-старший. «Мы еще ничего не видели. Мы сейчас разбираемся в ситуации, мы здесь в первый раз». Словом, не песнь удовлетворенной «тушки», а нищенское: «Люди добрые, сами мы не местные…». А потом еще – удалось не просто теоретически повозмущаться массовым кнопкодавством, а схватить за руку хоть двоих, и сказать: регионал Воропаев «нажал» за отсутствующего Калюжного, а регионал же Малышев – за коллегу Геллера. Согласитесь, такой конкретный подход к воплощению в жизнь индивидуального голосования – тоже что-то новенькое. Положительное.
Впрочем, еще до голосования сработала та самая ловушка, которую, регионалы, в последние дни старой Рады, и не заметили, как внесли в изменения закона о регламенте. Они там лепили полезные для себя штучки, но статья 58 ударила по верным соратникам, коммунистам. Там теперь указано, что «депутатские фракции формируются из числа народных депутатов, избранных по избирательным спискам политических партий и народных депутатов, КОТОРЫЕ БЫЛИ ВЫДВИНУТЫ ПОЛИТИЧЕСКИМИ ПАРТИЯМИ В ОДНОМАНДАТНЫХ ОКРУГАХ». Естественно, формируются фракции из тех, кто одержал победу. А ни одному коммунисту не отдали предпочтение ни в одном одномандатном округе. Если следовать букве закона – права на фракцию КПУ не имеет. И Симоненко, сидящий вместе с представителями других фракций во временном президиуме, правом находиться там не обладает. Представители трех оппозиционных фракций, сменяя друг друга, вполне парламентски ссылаются на закон. Затяжной процесс сводится к такому простому, и такому, как, как выясняется, «дикому» для партии власти посылу, сформулированному кем-то из оппозиционеров: «мы хотим только одного – чтобы четко выполнялось украинское законодательство».
Ситуация заходит в тупик. «Батьківщина» и «Свобода» просят объявить получасовой перерыв. По регламенту, подобный перерыв по требованию не менее чем двух фракций, председательствующий предоставляет автоматически. Заседание ведет временный президиум, в данный момент, председательствует Ефремов. Он «забывает» регламент (а может, и вправду забывает – от растерянности, полной отвычке не быть всевластным? Кстати, на такого Ефремова посмотреть приятно. Далеко непобедную цифру «состав фракции ПР – 210 депутатов», он оглашает, отводя глаза в сторону). А в данном случае он твердит: «я не имею права…». Оппозиция берет президиум в плотное кольцо. Ефремов тянет время, но выхода нет, и он, чтоб «ни нашим – ни вашим», наконец заявляет: секретариат сообщил, что «нужно переформатировать систему «Рада», посему – перерыв, но технический. И тем более попадается в ловушку, поскольку после окончания перерыва Яценюк имеет полное право заявить: раз прерывались технически, то право на перерыв по требованию фракций остается за нами. Но главное – необходимо поручить счетной комиссии совместно с секретариатом и специалистами проверить электронную систему и доложить о ее состоянии: если там сбой, то работать нельзя.
Да, было голосование. Даже два. За состав счетной комиссии (это временное формирование необходимо для процесса избрания спикера) и потом – за то, чтобы продлить работу «до окончания рассмотрения всех вопросов повестки дня» (опять-таки, даешь спикера 12 декабря!). Цифры на табло – неутешительны для оппозиции. 236 за комиссию, и приблизительно столько же за «продленку». В эти минуты – ей-Богу, ощущение напряженного поворота триллера. Партия власти «наскребает» голоса. Действия оппозиции? Покинуть зал? А толку? Именно сейчас, в первый день, сложить мандаты? Или «проглотить» то, что сейчас продавят кадровые вопросы? Тогда – серьезный проигрыш. Моральный, политический.
Что ж, опять пришлось биться за соблюдение всех букв закона. Нарушений накопилось – голосование карточек не принявших присягу; зафиксированное кнопкодавство; нарушение регламента, поскольку принимать решение о продлении работы можно только на утреннем заседании; не прошедшая техническую экспертизу система «Рада». Поскольку, игнорируя все разговоры о законах, Ефремов пытался любой ценой голосовать за спикера – что ж, пришлось и вправду биться, захватить президиум. Обе стороны, подергивая друг друга за лацканы, тянули время. Около 20 часов Ефремов сдался. Закрыл заседание. Без блиц-крига.
Мы с вами не можем знать, что произойдет на следующем заседании, в четверг. И кто по его результатам будет ходить в победителях. Но признаем: на первом заседании три оппозиционные фракции не отступили от обещанного во время избирательной кампании. Держим кулаки, чтоб и далее было так? И – отдаем себе приятный отчет: подконтрольного и беспроблемного для режима парламента – больше нет.
ord-ua.com