НА ПУТИ К «ШОКОЛАДНОЙ ДИКТАТУРЕ»

Алексей Шевченко

Трагичность сегодняшнего положения Украины состоит в том, что самому ее существованию угрожают три Дракона: путинская Россия, местная олигархическая реконкиста и Объединенный Запад, цинично затягивающий петлю на шее молодого государства, потакая тем, кто его добивает. Им противостоит только патриотическая стихия, разъединенная организационно, но объединенная общей ненавистью ко всем трем Драконам: героические воины, которые своими жизнями оплачивают бесконечную череду трусливых «перемирий» и «дней тишины» бездарного руководителя, журналисты, разоблачающие коррупционные игрища старой-новой или новой-старой власти. Просто люди, которые стояли на Майдане и понимающие, что их цинично и с особой садистской издевкой в очередной раз кинули те, кто сейчас «там, наверху». Они борются, как могут, но резонанс действий этих Драконов может быть настолько сильным, что страна может не выдержать. Так что, ставки очень высоки и сейчас идет борьба за выживание Украины.

Впрочем, все это более, чем очевидно и много раз говорено. Но сейчас хочу написать об одной, но грозной примете нашего времени – о паранойяльном стремлении власть имущих выстраивать диктатуру, что, в общем-то, естественно после революционного хаоса. Причем речь не идет о личной диктатуре Петра Порошенко на манер Путина или даже Януковича, хотя он и не лишен властолюбивых стремлений. Понятно, что он хочет укрепить свою власть, но построенная диктатура будет коллективной, то есть диктатурой той номенклатуры (ее почему-то называют «элитой»), которая за 23 года независимости сформировала заскорузлую, нереформируемую «Систему». В нее входят одни и те же лица, которые сохраняют свое господство при любой фамилии Гаранта их всевластия. Эту Систему не разрушит никакая люстрация и оба Майдана так и не смогли в ней что-либо изменить. Победить Дракона пока не удается, поскольку «дракон есть дракон», и меры по защите самого себя он будет принимать драконовские.

После «Революции Достоинства» ему нужна диктатура, чтобы загнать «взбаламученное море» народного гнева, чтобы защититься от мусорных баков и прочих агрессивных проявлений толпы, которую они держат за или «быдло». Чтобы защититься от Майдана-3, пророки от которого обещают попросту перестрелять тех, кто их снова «подставил». И очень многие приметы говорят о том, что эта диктатура уже строится. Так, первой ласточкой этой тенденции явилось убийство Сашка Билого, харизматического участника Майдана, которое хотя и являлось резонансным, но почему-то довольно быстро затихло, затерявшись среди крымских событий и последующей донбасской эпопеи.
Но уже тогда высказывались мысли о том, что это было чисто политическое убийство человека, который понимал революционные лозунги совершенно буквально и готов был их претворять в жизнь с помощью автомата Калашникова. При этом интересно то, что человек, желающий установить справедливость немедленно, здесь-и-теперь, всегда получает прозвище «одиозного радикала». Таковым считали и Александар Музычко. Поэтому он был обречен на уничтожение и поэтому его просто «заказали». Показательно то, что сам Билый об этом предупреждал за неделю до событий, видимо считая, что власть не решится на убийство после публичной «озвучки» ее намерений. Но он недооценил эту власть.

Вопрос «кто заказал?» навсегда останется без ответа. В этой всей операции Аваков был всего лишь пешкой и нити «заказа» простираются намного выше. Все объяснения его лично и тогдашней ГПУ об отсутствии «умышленного убийства» просто смешны и нелепы. Утверждать, что спецназ не мог грамотно провести операцию задержания без причинения вреда – значит «смешить чьи-то тапочки», только не мои. (Кроме того, в пользу умышленного убийства говорит и версия О. Дония, согласно которой Билый был застрелен и выброшен из машины, уже будучи связанным и безоружным). Повторяю, приказ о его физической ликвидации поступил сверху, потому что без такого приказа уничтожить популярного активиста невозможно. Это – аксиома.

Что напоминает это убийство? Если вспомнить историю, то все, что связано, с революциями пришлого, при которых люди, строившие на ее победе новую Систему, уничтожали наиболее рьяных из тех, кто привел их к власти. Для этой цели в их распоряжении была технология террора по отношению к «своим». О жертвах якобинской диктатуры можно говорить очень долго, но достаточно вспомнить Дантона, которому принадлежит фраза: «Революция подобно Сатурну пожирает детей своих». Так же сталинский террор вычистил все ленинское окружение, которое, собственно и делало революцию, добравшись до комбатов и комдивов. Сталину был ненавистен Троцкий именно потому, что он хотел продолжения революции в мировом масштабе, в то время, как Сталин хотел строить личную диктатуру.

Но в случае с убийством Билого на ум приходит еще одна аналогия – «ночь длинных ножей» и уничтожение верхушки СА во главе с Эрнстом Ремом. Как известно, последний был основателем отрядов немецких штурмовиков, которым принадлежит решающая роль в захвате власти НСДАП. Однако в отличие от Гитлера, который мыслил в категориях личной безграничной власти, Рем разделял романтическую, утопическую и революционную идеологию. Он мечтал о «второй революции», представляя себе СА в виде некоей «народной армии» или «народной милиции». И его уничтожение – типичный пример того, как новая бюрократическая структура избавляется от носителей революционных лозунгов.

Разумеется, эти аналогии несколько поверхностны, поскольку эпоха другая и методы иные. Сейчас противников убирают «точечно» и насколько возможно, по-тихому. История с Сашко Билым еще достаточно громкая и публичная. Хотя помимо расправы с неудобным пассионарием ее целью могло быть и простое запугивание возможных радикальных бунтарей.

Из чего можно сделать вывод о такой тенденции? Свидетельств «закручивания гаек» и создания новой репрессивной машины, предостаточно. Во-первых, происходит некая «реабилитация» «Беркута», которому дается кард-бланш на применение насильственных методов в отношении протестующих граждан. Сюда входит и саботаж расследований его преступлений во время Майдана, прежде всего, массовых убийств. Несмотря на наличие огромного количества материалов, следствие «включает дурака» и спускает расследование на тормозах. «Побег» из-под домашнего ареста беркутовца Садовника стал олицетворением саботажа и патронирования палачам Майдана. Это свидетельствует о том, что власти нужны профессионалы-костоломы, у которых нет никаких ограничений на применение насилия.

А то, что оно будет применяться, уже не оставляет никаких сомнений после разгонов массовых акций, происшедших уже после Майдана. Например, зверство во время расправы над протестующими против концертов Ани Лорак, которое проявляли «цепные псы режима», ничем не отличается от аналогичных проявлений времен Януковича. Более того, во время Майдана эти люди изрядно поднаторели в своем деле и в чем-то превзошли самих себя, ломая протестующим все, что только можно сломать. Подобных свидетельств достаточно много, и я не хочу сейчас о них говорить. Интересна попытка законодательного обеспечения такого рода действий.

С моей точки зрения, она содержится в законопроекте депутата от БПП Ирины Фриз о криминальной ответственности «за непокору», уже ставшего скандальным. Сама автор объясняет, что этот законопроект продиктован исключительно ситуацией АТО и гибридной войной и направлен на тех, кто намерен противодействовать нашим силовым структурам в «защите территориальной целостности страны». Вроде бы все правильно. Однако законопроект касается и правоохранительных органов, и если приобретет статус закона, то будет работать не на передовой военных действий, а и при подавлении гражданских протестов. И тогда призыв к отказу от выполнения любого приказа офицера «Беркута» будет уже уголовно наказуемым. И этот подтекст четко подметил блогер Алексей Мочанов, предельно кратко определив сущность данного законопроекта: «Если ты призываешь мента НЕ бить студентов, то получаешь три года. Если мы делаем это вместе с кем-то – то три-семь. Если ты сам мент или я – то пять-восемь. Если в условиях военного времени – то восемь-десять». Поэтому независимо от «благих намерений» госпожи Фриз принятие подобного закона по любому мостит дорогу в ад строящейся диктатуры.

Еще одним свидетельством указанной тенденции является начало репрессий против инициаторов «мусорной люстрации» (речь идет о Сергее Кобе), которая в сложившихся условиях (имитации люстрационных процессов, продолжения пребывания у власти ставленников режима Януковича, возвращения «рыгов» во власть) является пока единственной формой продолжения революции. Формой напоминания власти о том, что будет ее ждать, если она будет повторять политику власти прошлой. Естественно, власть кровно заинтересована в том, чтобы эти практики пресечь. Кроме того, Коба в открытую выступил не только против «янучар» оставшихся на своих постах после Майдана,, но и против «новой власти», назвав Авакова, Ярему и Наливайченко «проститутками».

Так что новый пассионарий оказался очень неудобной фигурой, которую было необходимо утихомирить. Поэтому посадка Сергея Кобы с привычным для стражей порядка предварительным избиением так же показательна, как и убийство Билого. Да, Кобу не расстреляли из автомата. Но четко дали понять, что отныне подобного рода протест будет де-политизирован и переквалифицирован в хулиганство а то и в криминальное преступление.

В качестве «идеологического» подкрепления этих «заморозков» в украинской политике, в информационном пространстве работает технология, которая очень напоминает технологию «выборов-в-один тур». Речь идет о технологии «Порошенко нельзя критиковать, против него нельзя протестовать, потому что это выгодно Кремлю». Для меня показательным проявлением этой технологии явилась статья Виталия Пировича на Эспрессо ТВ (08.12.14) «Чому Майдани проти Порошенка треба розганяти силою». В самом названии я усматриваю заказ власти на информационную подготовку определенных репрессивных действий (даже если сам автор излагает свои мысли).

В чем – помимо названия, которое содержит оправдание насилия – эта статья является показательной? Прежде всего, в пропагандистском выставлении действующего президента в качестве «священной коровы». Доказательная база этой статьи – крайне слабая. Из ее содержания непонятно, в чем состоит различие между Революцией Достоинства и «псевдо-майданами» типа Винницкого. Непонятно, почему, можно было протестовать против Януковича, а против Порошенко – нельзя. Почему можно протестовать против Захарченко, Пшонки и Якименко и нельзя этого делать против Авакова, Яремы или Наливайченко. Почему Арбузов – «враг народа» и почему Гонтарева – «неприкасаемая».

Повторяю, различия эти лежат не на уровне логики, а определяются личным вкусом, идеологическими предпочтениями и пропагандистской стратегией. Указание на то, что Порошенко избран «законно» не работает, потому что Янукович также был «легитимным» президентом. Ссылка на то, что протест против власти осуществляется с помощью голосования на выборах (знакомая идеологемка, не правда ли?) также неправомерна, потому что сторонники Яныка также вменяли вину Майдану «узурпацию власти» и предлагали дождаться выборов. А тот факт, что Порошенко дал народу демократию, опровергается тезисом о необходимости силового разгона протестов (что с демократией как-то не очень совместимо). В общем, здесь речь идет не о праве или рациональности, а лишь о политической целесообразности. И о задаче информационно подготовить население к грядущим репрессиям.

А они будут уже потому, что маятник недовольства против действующего президента, будет раскачивать протестные настроения все больше и больше. Утрата Донбасса, легитимация преступных анклавов на этой территории, провал пацифистских стратегий в противостоянии с Россией, отсутствие реальных реформ, продолжение коррупционных практик, имитация люстрации при нахождении опостылевших морд при власти на фоне неизбежного обнищания населения – все эти «прелести» президентства Петра Алексеевича будут прекрасной питательной средой для активизации протестов. И Винницкий Майдан был серьезным звоночком. Дальше таких майданов будет все больше и больше.

А ответом на них могут только репрессии и диктатура. Власть не сможет прислушаться к требованиям населения, иначе Система просто разрушится. Поэтому она будет защищаться только привычными примитивными силовыми методами. Конечно, построение грядущей диктатуры будет проводиться осторожно, с оглядкой на европейское сообщество и с учетом психотипа Порошенко, (который не любит любых резких движений, исходя из тезиса «как бы чего не вышло»). Эта диктатура не будет столь всеобъемлющей, как при Януковиче, власть будет пытаться до поры до времени сохранять какие то «люфты» для выражения протестных настроений.

Хотя насилие, если уж оно будет применяться, будет не менее, а может быть даже более, жестким, чем при прежнем режиме. В случае же реального всенародного Бунта, его подавление будет таким, что Янукович покажется не Иродом, а младенцем. Потому что Виктор Федорович очень долго терпел Майдан, прибегая к переговорам и уговорам, откладывая финальную «зачистку». А новая власть, которая знает технологии Майдана, что называется, изнутри, будет действовать жестко и без всяких сантиментов. Именно потому, что знает, к чему может привести излишнее «затягивание» процесса.

А пока эту диктатуру можно назвать такой же «гибридной», как и война на Донбассе, как и президентство Порошенко. Учитывая специфику его хозяйственной деятельности и сладкоречивость самого хозяина, назовем ее «шоколадной».

Алексей Шевченко, voronz.in.ua