ПОБЕДА И БЕДА: ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА

Может, кто и удивится, но сожалею о том, что Сталин не напал на Гитлера первым. Если бы успел (а оба планировали такой шаг в отношении друг друга), возможно, мир бы был иным. И условно цивилизованные страны не торговались бы в 30-х – 40-х прошлого века попеременно то с одним, то с другим сумасшедшим тираном, потворствуя, таким образом, их смертоносному разгулу. А пред лицом глобальной опасности нашли бы силы объединиться против нее. В Нюрнберге, или еще где, жестко приструнив перед этим обоих поджигателей Второй мировой, усадили на скамью подсудимых, рядышком, теоретиков и практиков нацизма и сталинизма. Таким образом, всепланетно и навсегда назвав обе идеологии преступными. И тогда – можно было бы воистину праздновать День Победы.

Банально, но история и вправду не терпит сослагательного наклонения. Было – то, что было. То, что было, никак не зависит от живущих ныне. Но то, как трактуется то или иное историческое событие, какая политическая сила или власть, с какой сиюминутной целью использует прошлое сегодня – зависит от нас. Недобросовестная трактовка влияет на завтрашний день. А ведь у нас, живущих сейчас, у кого есть, у кого «в проекте», но – дети, внуки, правнуки.
И когда день уничтожения нацизма превращают в краснознаменное действо, внушающее, что «хорошие» сталинцы победили «плохих» гитлеровцев, это не просто передергивание действительности. Это – пляска вокруг одного из невырванных чертополохов, следовательно, опасность укрепления его корней. Какие ростки могут дать такие корни?

Большинство стран планеты, обожженных так или иначе Второй мировой, давно, или (как посттоталитарные, сравнительно недавно), но реально оценивают уроки истории. 8 мая 2013-го в Вашингтоне у Национального мемориала чествовали живых и погибших, воевавших против нацизма. В Париже, на Елисейских полях, прошел марш памяти участников Сопротивления. Подобных примеров – несть числа. Во всех государствах, так или иначе отмечающих день капитуляции Третьего рейха, существуют современные левые силы: вполне прогрессивные социалисты, радикальные коммунисты. Но им и в голову не приходит «приватизировать» этот день в качестве победы своей идеологии, под красным флагом.
В Латвии, Чехии, Эстонии, Литве, Польше, Грузии, Молдове – наравне запрещена публичная демонстрация нацистской и большевистской символики. В Украине-2013 – в честь победы над нацизмом, на площадях Киева, Харькова, Севастополя размахивают портретами Сталина. «Парад победителей» на Крещатике возглавляют лидеры КПУ. Перед этим тов. Симоненко возлагает цветы к…памятнику Ленина. Мало того, что «Ильич» ко Второй мировой – никаким боком. Но он еще – и создатель первых концлагерей смерти, которые переняли Сталин и Гитлер, выложив их миллионами костей ни в чем неповинных людей.

В Украине-2013 не только невоевавшие духовные наследники сталинистов – КПУсты, но и нынешняя партия власти выражают возмущение. Тем, что Львовские горрада и облрада приняли постановление (впрочем, «приостановленное» решением местного окружного админсуда до «рассмотрения по сути» аж 29 мая) – объявить 8 мая Днем скорби и памяти жертв тоталитарных режимов и жертв Второй мировой войны. Слышны прозрачные намеки – мол, раз «скорбь», то скорбеть «бандеры» намылились по тому, что не победил любезный их сердцу Гитлер… Разве возможна такая трактовка? Кстати, может, кто-то не расслышал, но считать 8 мая Днем памяти жертв репрессий и погибших во Второй мировой войне – это предложение ООН. Представители стран антигитлеровской коалиции и государств, входивших в коалицию нацистскую, но (в отличие от сталинистов) публично осудивших преступное прошлое, все мировое сообщество, выходит, расценивают скорбную память о жертвах беспрецедентной мясорубки – как печаль по Гитлеру? А нам, «познавшим истину», предлагается 8-го ли, 9-го ли ликующе сплясать камаринского (или гопака, без разницы) на бесчисленных могилах?!

Нравится кому или нет, но противопоставлять в событиях Второй мировой Сталина и Гитлера – никак не получается, не позволяют факты, которые переписать или вымарать – невозможно. Кстати, не сегодня, а в далекие годы, так называемые простые люди, не обладающие полнотой информации закрытых архивов, равно оценивали обоих усатых сволочей. Интересуюсь неопубликованным фольклором: его анекдоты и частушки, это очень точная «фотография» исторических моментов. Так вот, из родного села моего отца на Запорожье привезен текст, звучавший в военные 40-е. «Жили-были два бандита: Гитлер-Сталин, ядовиты…».

Собственно, дело обстояло именно так. Два диктатора, оседлав свои государства, претендовали на мировое господство. Они зомбировали граждан абстрактной «благой целью» (а незазомбированных «концентрировали» в лагерях смерти, пока – каждый на своей территории). Готовились к тотальной, но непременно победной войне, ее идее была посвящена вся официальная пропаганда. Не пожалейте времени, загляните на сайт UAINFO, там выложены десятки государственных плакатов, копирующих друг друга даже по форме исполнения.
Потом – стакнулись пойти «на дело» вместе. Кто сегодня может отрицать тайный протокол пакта Риббентропа-Молотова? Поставки для вооружения Третьего рейха из сталинского СССР и обучение гитлеровских летчиков в Саратовских училищах? И не «22-го июня, ровно в четыре часа…», а намного раньше, в сентябре 39-го, войска союзников без кавычек, при попустительстве, Бог ему судья, нетоталитарного мира, синхронно ринулись, растерзав, для начала Польшу. Кто скажет, что нет фото- и киносъемок совместного победного парада гитлеровских и сталинских войск в Бресте?

Горько. Но следует отдать себе отчет, что если бы на месте сталинского СССР, одержимого идеей мировой экспансии, располагалась нормальная страна, Гитлер не смог бы развязать Вторую мировую. Его атака была бы пресечена всем миром, и мир, занявший выжидательную позицию, в том числе, и потому, что видел в Гитлере определенный противовес столь же опасному Сталину – противодействовал бы поползновениям Третьего рейха более решительно и дружно. И, скорей всего, до границ той же Украины дело бы вообще не дошло.

Ну, а когда бандиты-подельники ворвались в «прихожую богатой хаты», каждый из них держал за спиной нож, подумывая: а может – порешить кореша, чтоб не делиться? Гитлер вонзил «перо» первым.

И, ни в чем невиновная, пошла в ход «серая порция», как называли солдат; насмерть (на свою, а не Верховного главнокомандующего, смерть) встали наспех обученные, безусые лейтенанты, ведущие вперед мужиков, вооруженных, иной раз, трехлинейками 16-го года. Они, что бы там не возглашали политруки, воевали не за Сталина, а воистину – за Родину, за свои села и города, за близких. Они – вынуждены были воевать.

Тут смешалось все.
Нацистские каратели живьем жгли стариков, женщин и детей в колхозных овинах на захваченном «лебенсраум». А в карпатских хатах, чуть позже, но Вторая мировая еще продолжалась, энкаведисты так же сжигали тот же беззащитный контингент, причем, иной раз, «по ошибке», и семьи призванных в Красную армию (есть сему документы, советские, архивные). И – в запале благословленной начальством мести, краснозвездные распинали на стенах Кенигсберга «фашистских» младенцев, вырезанных из материнских животов. Но верится, что был тот самый легендарный солдат, спасший под пулями берлинскую девочку. Наверное, не один.
Рядовые Гансы и Фрицы, которым лично не сильно нужна была чужая земля, умирая в промерзших окопах, проклинали Гитлера. А в спины красноармейцев, воистину отчаянно идущих в атаку чуть ли не с голыми руками, споткнись они – прицельно палили «свои» заградотрядовцы.
И все – правда. То, что мальчишку – односельчанина моего отца, хладнокровно пристрелил эсэсовец, заподозрив в краже охапки сена. И то, что немецкий офицер, по рассказам старухи-свекрови, в оккупированном поселке, на постое, заметив, что «фрау» кормит своих дочек черной, вонючей вываренной шкурой павшей лошади, заплакал, и принес им, семье воюющего врага, хлеб и консервы.

Но, что ни говори, в результате – «наши» удавили гитлеризм, как принято говорить, в его логове. Это объективно хорошо, поскольку одной гадской идеологией и практикой на Земле стало меньше. Победа? Но какой ценой?! На кремлевском банкете по случаю взятия какого-то города, Сталин беззлобно пошутил: «Чтобы воевать методами товарища Жукова, мне нужно вдвое больше населения». Да уж, на человечину не скупились. Тот же Киев нужно было освободить, не продумав операцию, а непременно к 7-у ноября. И ледяную воду Днепра буквально вымостили телами солдат, вплавь форсировавших широкую реку в скатках шинелей, с оружием, под огнем. Там, без могилы, упокоился дядя моего мужа. Поскольку все мы родом не из Австралии, и не с Луны – вспомните каждый кого-то близкого, жизнью коего сталинские стратеги распорядились так.

Что же, исключительно скорбь? Нет, наверное. Для тех, кто в немыслимых условиях вел себя честно и смело, и выжил вопреки, и – дожил, праздник. Но – «праздник со слезами на глазах», без, извините, лапши на ушах. От кого бы, какой бы крошечной деталью она не исходила. Нарочно не сошлюсь на фамилию оппозиционера (чтобы было объективно, чтобы нельзя было упрекнуть, что и здесь без данного имени «обойтись не могу»). Просто – подумаемте о смысле сказанного.
«Есть мысли, что вроде не стоит праздновать 9 мая, что это победа одного тоталитаризма над другим»; «мысль имеет право на существование», но «не позвольте использовать этот день для раскола страны»; «9 мая, это день триумфа человеческого духа, мужества и подвига. Это не торжество идеологии, это триумф Человека!».
С чем хочется согласиться, а что – поставить под сомнение? Да, 9 мая не вычеркнешь из сознания постсоветского гражданина (хотя Сталин, чтобы оторвать нас от мира, на день «перенес» подписание капитуляции Берлином). Да, мужество каждого отдельного, вправду воевавшего с захватчиками человека, нужно окружить уважением. И для раскола страны нельзя использовать никакой повод.
Но, то, что случившееся – победа одного тоталитаризма над другим, это не допустимая мысль, а факт. С историей не стоит заигрывать. А раскол возможен исключительно по линии духовных наследников сталинистов, заградотрядовцев – и потомков переживших Вторую мировую так, как и вправду было. Сегодня, увы, первая группа узурпировала этот день, руками «профессиональных» коммунистов и промосковского режима. Важно, чтобы к этой кучке не присоединялись представители новых поколений. Из-за того, что право «вырывать страницы» учебников – у табачников, такая опасность есть.
И – о триумфе. Триумфаторов, ранеными попавших в плен, переживших его, или бежавших и участвовавших в Сопротивлении, после победы эшелонами волокли в «родные» концлагеря? Триумфаторы, с неподдельными окопными орденами-медалями, вернулись в свой дом, и застали его пустым, потому что жен-детей принудительно вывезли на шахты за то, что они-де «были под немцем». Можно подумать, дети и женщины зазвали оккупанта, а не армия оставила их в его руках. Безногие триумфаторы побирались на базарах, пока их, чтоб «не портили картину», не вывезли на Соловки?
Извините, если кого задела. Но – не триумфаторы. Герои. Мученики. Победившие одного зверя, и оставшиеся в лапах другого.

Вече памяти и скорби прошли 8-го в Днепропетровске и Львове, Житомире и Тернополе. Может, еще где? С болью сдирая шкуру привычной лжи, современная Украина хочет видеть историю взаправду? Социолог и публицист Максим Вихров написал на ресурсе Фокус.ua: «если мы действительно хотим освежить национальную память, прежде всего, следует отделить историю от политики».

Пусть в этот день служат молебны и возлагают цветы – на мемориалах павших воинов (в том числе – и скромных на чужбине кладбищах солдат Вермахта, которые не своей, а гитлеровской волей стали убийцами и жертвами). Во всех бывших концлагерях, но и нацистских, и сталинских. А потом – пусть, окруженные заботливым уважением, на площадях выжившие говорят об известном только им. Если угодно, с красными флагами (но не в честь агрессора Сталина, а боевыми, под которыми выпало воевать). И – с красно-черными, потому что отряды УПА боролись с захватчиками, в том числе, нацистскими. А власть и партии, разве что, могут выразить уважение, помочь, и не только «в дату». Но не возглавлять, не кроить прошлое под политтехнологическую потребность. И пусть – играют оркестры те мелодии, под которые люди жили и умирали «тогда». Ну, и боевые сто грамм, кому еще раненое страшным временем сердце – позволяет.

С памятью всех нас – сегодня. А с победой – это тогда, когда искореним любой тоталитаризм, чтобы наши потомки жили без его угрозы.

Виктория АНДРЕЕВА, «ОРД»


Аватар пользователя Олександр Миколайович

ДО ПРИМИРЕННЯ!

ЧЕРЕЗ ПРИМИРЕННЯ ДО РОЗКВІТУ!

http://blogs.korrespondent.net/users/blog/ansokolov/a106735