Год без Леры

В годовщину кончины Валерии Новодворской The New Times отобрал цитаты из ее публикаций разных лет — о России исторической, нынешней и завтрашней, о власти, оппозиции и бизнесе, о гражданском и человеческом долге.

«Когда мы захлебываемся от отчаяния и не видим впереди ничего, кроме ямы, когда нас справедливо шпыняют и честят на всех перекрестках Европы, когда путинская автократия тащит Россию в могилу, перед нами предстает он, Господин Великий Новгород, наше Несбывшееся, призрак иной жизни. Воланд у Булгакова самым убедительным доказательством Бытия Божьего считал седьмое: реальность, факт. Новгород — седьмое доказательство возможности нормального, западнического, европейского развития России».

Путину нужен Донбасс, чтобы расползаться по всей стране колорадами и грушниками: если Украина не добьет гадину, то гадина добьет Украину, - Новодворская

«У мирных хлебопашцев не было шанса выжить. Смешиваясь с пришельцами из Дикого Поля, переваривая их, славяне отучились думать о завтрашнем дне и стали заправскими анархистами. Так что когда мирный студент, задержанный за мирный митинг протеста, заявляет, что он анархист, в нем говорит кровь. Традиция Дикого Поля. Беззаконная, непричесанная воля. Отсюда наши вечные Стеньки и Емельки, отсюда русский бунт, «бессмысленный и беспощадный», но вечно подмывающий государственный гранит. Традиция эта нелегитимна. Она предполагает гражданские войны и смутные времена вместо права и закона. Она вырвалась из нас в 1918 году, вместе с Нестором Махно и атаманшей Маруськой, она бродит в наших жилах, как хмель, не давая забыться в стабильном холопстве».

«Мы дошли до ситуации, когда гражданские качества человека проверяются уровнем его конфронтации с властью: на площади, в суде, в печати… Нынешняя молодежь проходит свои университеты в автозаках, на скамье подсудимых и за колючкой зон».

«Cвои интересы бизнес России понял как жалкое угодничество перед автократией, а имперские «идеалы» опять вколачивают в горло сапогом».

Вы все делаете правильно, - Новодворская - украинцам в последнем интервью

«Старый Днепр под киевской кручей, своей мощью пронзающий страну и достигающий каневской могилы Тараса (Шевченко), выполнил свое предназначение: последние остатки рабства смыты кровью Небесной сотни Майдана. Кайданы (кандалы) порваны, коллаборационисты бежали из Киева, хотя враги взломали крымскую дверь. И всем странам мира, ставящим украинские новости на первую полосу и «первым экраном», в начале сводок, «стало видно, стало чуты», «як реве» этот самый «ревучий» Днипро».

«Нам предстоит выгрызать из нового Ледникового периода следующую оттепель российской интеллигенции».

«Вот наше предназначение: вещать, кричать из царства удавов и даже прямо из них. Главное — не молчать».