ТРАУР И ПОСЛЕДНЯЯ КАПЛЯ

15 января – многогранно в контексте событий российско-украинской войны. Сегодня в стране впервые объявлен траур по жертвам российского терроризма. Именно сегодня должна была состояться встреча в Астане на высшем уровне, в так называемом нормандском формате, но она перенесена. И сегодня – Европарламент утвердил резолюцию, в которой расставлены точки над «і», не все, но многие. На фоне всего этого кипит очередная «показательная» атака бандитов на Донецкий аэропорт, ставший овеществленным символом агрессии с одной стороны и обороны – с другой. Но куда менее заметно то, что на этом глобальном фоне, сейчас, летит очередной, извините, будничный, снаряд. Будем объявлять очередной траур по тем, в кого вопьется смерть? Или наконец-то последние капли смоют «минские форматы» и идеи компромиссов?

Погибшие в рейсовом автобусе под Волновахой – самые что ни на есть мирняки (такой неологизм родился в зоне боев). Террористы уложили их из русской техники. Херачили по позиции украинских бойцов, успели в Сети дебильно похвастаться, что «накрыли».

А если бы не промахнулись, и в этот раз (как уже не раз) 13 душ вынули не из пенсионеров и женщин, а из наших сограждан в камуфляже? Знаете ли, когда силы, пытающиеся защитить правопорядок от террористов, несут потери, в нормальных странах это вызывает, так сказать, полноценный шок и траур. Впрочем, не будем лукавить. Речь о ситуациях, когда теракты на территории страны, это из ряда вон выходящее событие.

Когда война – счет, конечно, другой. Но у нас – официально нет войны?..

Значит, Украина должна была криком кричать от первой же жертвы развязанного против нее террора. По поводу первого не изменившего присяге и погибшего от рук российских наемников милиционера. Местного депутата, умершего от пыток террористов. И тех же убиваемых мирных жителей. Которых, далеко не только под Волновахой, но только за период «режима тишины» с 9 декабря – погибло около 130.

И что бы изменил этот самый крик, то есть резкая констатация: на целый ряд районов страны напали террористы? Возможно, подобные заявления, не предполагающие разночтений, сократили бы период дозревания цивилизованного мира до единственно справедливых выводов. Слова о «внутриукраинском кризисе»; термины «повстанцы», «ополченцы», даже «сепаратисты» (потому что идейные сепаратисты, отстаивающие свои позиции на гражданских акциях, здорово отличаются от засланных либо наемных террористов) начали бы отмирать раньше. И раньше бы мир начал более категорично говорить с источником этого терроризма – Россией.

Хотя, история, даже очень недавняя, не терпит сослагательного наклонения. Не исключено, что время, отмеченное кровью Украины, все равно бы понадобилось миру, убаюканному окончанием Холодной войны. Для того, чтобы дозреть до осознания наступления иной реальности. Неуютной, опасной для всего мира. Требующей жестких действий.

Да и не ставят эти заметки под сомнение сегодняшний траур по жертвам террористов. Есть только один, но, пожалуй, очень важный вопрос.

Если ближайшие дни продемонстрируют, что пусть та же Волноваха, это не только приличествующие случаю международные соболезнования Украине и черные ленточки на государственных флагах в наших городах и селах один день. А – та самая капля, переполнившая чашу терпения. Тогда – затянувшийся убийственный сюжет справедливо получает долгожданное новое развитие.

Но если все ограничится антуражем… Что ж, Украине останется неопределенно длительное время жить в немыслимом режиме: траур-жертвы-траур. А миру – «процветать» в реальности, где Путин непредсказуем не только по отношению к Украине. А в общем и целом. Поскольку поведение агрессивной непредсказуемости не обуздано.

Ожидание последней капли – небезосновательно. Вчера и сегодня во многих зарубежных медиа звучит мысль, формулируемая вот какой фразой: «терпение антипутинской коалиции исчерпывает свой резерв».

Яркую параллель по-прежнему находящегося в теме парижского теракта и непрекращающихся терактов на украинском Донбассе провела британская The Guardian.

«События во Франции произошли на фоне очень отличающегося, но также значимого европейского кризиса – возвращения войны на европейский континент – на украинскую землю. Эти два кризиса отличаются между собой, но касаются схожих вопросов – европейской стойкости перед лицом агрессии, европейской идентичности». «У обеих трагедий есть один общий элемент – сама суть Европы попала под атаку. Основополагающие свободы, верховенство права и толерантность стали мишенью, а над правом независимых государств делать собственный геополитический выбор надругались».

Упоминание в таком контексте происходящего на нашей территории очень важно. Значит, для наблюдателей это не является «внутриукраинским конфликтом», могущим быть решенным так называемым инклюзивным диалогом внутри страны. Российская агрессия поставила под атаку «саму суть Европы», неотъемлемой частью коей есть Украина.

Резолюция, утвержденная сегодня Европарламентом – документ, положения которого наполнены пониманием такого состояния дел. Взглянем на пункты.

Ах-ох, объединенная Европа прямо-таки прокатила Украину, не приняв формулировку о том, что «ДНР-ЛНР» является террористической организацией!.. Сожаления на эту тему озвучены и еще прозвучат. Но если разобраться, то формулировка, ставшая текстуальным компромиссом: «употребляют террористические методы», это существенный шаг вперед, к называнию вещей их именами. А еще – эксперты говорят, что четкой юридической формулы «террористическая организация» в такой ситуации – просто не выработано теоретически.

Очень внятно употреблен термин «война» по отношению к действиям Российской Федерации. Объединенная Европа осуждает Москву за ведение «необъявленной гибридной войны против Украины». Отмечено, что действия РФ «создают потенциальную угрозу для самого Евросоюза».

Очередным осуждением и размытым призывом дело не ограничивается. Россия пытается на публику, хотя бы для своих граждан, спекулировать тем, что санкции снимут? А Европейский парламент жестко уточняет: сейчас об этом нет и речи. Документ призывает Европейскую комиссию сформулировать четкие индикаторы, при выполнении которых может зайти речь о смягчении санкций. Во главе угла – безоговорочное выведение с территории Украины всех российских войск. Полное прекращение поддержки Россией незаконных вооруженных групп и наемников.

Ах да, тема Крыма. Не непризнание, даже не осуждение аннексии, как это было ранее. Конкретное указание – среди индикаторов для разговора о санкциях: «установление контроля Украины над всей своей территорией ВКЛЮЧАЯ КРЫМ». Вот здесь – кажется, только ленивый не спекулировал. О том, что аннексированный полуостров вынесен за скобки, о «размене» Крыма на деэскалацию Россией агрессии на Донбассе. Выходит, объединенная Европа и не думает идти на такой компромисс, опасный для собственных границ, установленных после Второй мировой.

Четкие акценты расставлены по вопросам поставок вооружения для усиления обороноспособности Украины, в том числе, по ленд-лизу. Коротко говоря – сказано, что можно и нужно.

Но есть в сегодняшнем документе вещи, вызывающие досаду. Своей невнятностью. В применении террористических методов обвиняются «сепаратисты и другие нерегулярные силы». Если взглянуть – то дело не в том, насколько резко высказался на этот раз Европарламент. А буквально в неотредактированности текста (хотя, на самом деле, во внутренних компромиссах). Если в других строчках того же листа сказано о войне, которую ведет Россия в качестве необъявленной – то неужели ее солдаты и офицеры по-прежнему остаются для кого-то «нерегулярными зелеными человечками»?..

Впрочем, куда важнее – обратить внимание на то, что в тексте резолюции опять присутствуют эти самые минские договоренности. О, Господи, да каждое слово их прошито пулями бандитов, не придержавшихся перемирия ни дня!

И даже не это самое весомое. Что там, в минских «протоколах мудрецов», ни за что не несущих ответственности?

Какая-то линия разграничения. Если требование объединенной Европы к Москве – убраться с территории Украины, то линия разграничения проведена на всех картах, и она совпадает с линией госграницы.

Встреча на высшем уровне, хоть в Астане, хоть еще где, отложена именно потому, что на данном этапе телефонные беседы глав государств в нормандском формате, и встречи глав МИД Германии, Франции, Украины, России – не привели к результату. Принуждению возвращения Путина в свои границы.

И кажется, даже неплохо, что встреча из-за этого отложена. Куда хуже было бы, если бы она уже состоялась, и закончилась привычной констатацией обеспокоенности. Или, того хуже – непоправимой, влекущей за собой трагические последствия, сдачей официальным Киевом НАШИХ интересов.

Затягивая сроки такой поворотной встречи, Кремль, возможно, и вправду – в последний раз пытается добиться цели (существенно ощипанной и урезанной против весны-2014), но своей, причем, подлой.

«Согласить» собеседников на то, что ряд районов Донбасса становятся хуже непризнанных приднестровья-абхазии. Хуже, потому что в лайт-варианте для Рашки: их кормит не она, а Украина. Ну, а сменяемые здесь именно Москвой марионетки – они субъекты, пытающиеся влиять на политику всей Украины, понятно, в каком ключе, и по-прежнему дестабилизировать всю страну.

И здесь – хоть ЕС, хоть весь цивилизованный мир нам, так сказать, не доктор. Если Украина на это пойдет – что ж, районы номинально в ее составе, а кто там и что вытворяет, это вправду внутренний украинский вопрос.

Поэтому, когда у президента нашей страны опять проскакивает текст об особом, хоть экономическом, хоть каком, статусе именно и только для Донбасса – необходимо сказать: нет, общество не согласно, это опасный путь. По крайней мере, пока там террористы – тема звучит диссонансом. Любые зоны развития, любые преференции – разговор для законных административных территорий, живущих под эгидой законов страны.

Почему можно оптимистически предположить, что попытка Кремля нагнуть решение будущих переговоров под себя – хоть затяжная, но последняя?

Да потому, что в России пора думать о другом, неотложном. На экономическом мероприятии под названием Гайдаровский форум серьезные люди не прыгают с триколорами. И вот, здесь, ну совсем не диссидент, а глава Сбербанка РФ Герман Греф говорит: «если мы обсуждаем, за какой период мы потратим фонды (как известно, из-за санкций и падающей цены на нефть Рашка на днях залезла в неприкосновенное – В.А.), то я абсолютно согласен, что мы потратим эти фонды значительно быстрее, чем можем себе представить, и с печальными последствиями для экономики».

Греф не просто опечален перспективой. От имени деловой, да что там, желающей хоть как-то удержаться на плаву России, он заявляет, что «государство должно в максимально короткие сроки завершить дискуссию о приоритетах своей политики».

То есть, наверное, выбрать: приоритет – двухглавым петушком с голой шейкой наскакивать на весь мир, или тормознуть эту хрень и спасаться?

Сегодня и в ближайшие дни перед Путиным (и любым потенциальным после-путиным) стоит именно этот вопрос.

Оно конечно, неплохо позиционировать страну в качестве глубоко толерантной, а себя – в качестве приверженца не меча, но мира. Только когда Петр Порошенко в интервью французскому телеканалу говорит: «Мы открыты, и готовы искать варианты сохранения лица (по контексту выходит, что путинского – В.А.) для устранения конфликта» — в Инете появляется анекдот. Вот какой. Мол, украинский президент думает, как сохранить Путлеру лицо, а Путлеру пора думать, как сохранить свою задницу.

Не нужно троллить свою власть на основании этой фразы. Какая бы фраза, даже противоположная по настрою, воинственная, не прозвучала от нынешнего Киева – травить ее будет масса наемных винтиков инфовойны; плюс желающие попиариться на сегодняшнем трауре; плюс щепотка вечно кислых мизантропов.

Нужно просто сказать, и не стесняться повторять, на любых мероприятиях, устами любых гражданских формирований, в любом «эфире».
Минские договоренности себя исчерпали.

Компромисс на российских условиях невозможен.

На переговоры любого формата, исключающие участие представителей террористических марионеточных «новороссий» — Украина выходит с краткими и очень конкретными требованиями.

Вот они.

Военщина РФ убирается за границу.

Свою границу контролирует Украина, если нужно, с международными наблюдателями, но без представителей России, развязавшей войну.

Террористы и их пособники, не успевшие сбежать, не получают поддержки и оружия через границу, и предстают перед украинским судом.

В эти дни говорят о возможном гражданском марше, мероприятии, вызванном «последней каплей Волновахи»? Так вот с этими требованиями общество и должно выйти.

Виктория АНДРЕЕВА, «ОРД»