У многих украинских политиков, которые сегодня участвуют в противостоянии, свои связи в Москве

Виталий Портников

В апреле 2005 года тогдашний секретарь украинского СНБО Петр Порошенко посещал Москву и встречался с Путиным, Ивановым и Грызловым. Я освещал этот визит и хорошо помню, что главной задачей политика было улучшить отношения с Москвой, почти разрушеные после первого Майдана.

У Порошенко и его тогдашнего шефа Ющенко был серьезный конкурент на этом поле - Тимошенко. Уже после отставки с поста премьера в сентябре 2005 года Юлии Владимировне удалось добиться прекращения международного розыска, объявленного против нее россиянами (правда, для этого пришлось ехать в Москву), а затем и прекращение самого уголовного дела, начатого в период, когда именно она считалась в Кремле главным оппонентом президента Кучмы.

В поиске путей взаимопонимания с россиянами у лидеров постреволюционной Украины был хороший пример - лидеры постреволюционной Грузии. Свой первый официальный визит в качестве нового грузинского президента один из организаторов революции роз Саакашвили совершил в Москву (потом то же самое сделает Ющенко).

«Я приехал сюда для того, чтобы с вами подружиться. Россия великая держава. Мы - маленькая страна. Но у нас есть свои интересы, своя гордость, своя история. И эта история связана с великой Россией », - сказал Саакашвили Путину. Тот в ответ пообещал новому коллеге идти навстречу по любому вопросу. Это не просто слова. Тбилиси получает контроль над непокорной Аджарией, до победы Саакашвили подконтрольной промосковскому клану. Путин соглашается разблокировать деятельность совместной российско-грузинской комиссии по экономическому сотрудничеству.

Так что же, все предатели? А может, все - политики?

Россия начала двухтысячных это не Россия 2014 или даже 2010 года. Она все еще остается главной силой на постсоветском пространстве. Ее политики не выглядят сумасшедшими. Запад все еще воспринимает бывшие советские республики как сферу московских интересов и надеется на договоренности между Москвой и ее бывшими колониями.

Тузла, война против Грузии, война против Украины - все это будет потом.

Вспоминаю обо всем этом вовсе не для того, чтобы серьезно комментировать «письмо Порошенко» 2007 года. А для того, чтобы подчеркнуть - у многих из политиков, которые сегодня принимают участие в украинском противостоянии, свои связи в Москве - гораздо более серьезные, чем связанные с написанием каких-то писем.

Не осознавать этого может только общество с памятью аквариумной рыбки. Именно такой и есть большая часть украинского общества.