ЧТО ИЗУЧАЮТ РЕАЛИСТЫ?

Анекдот старый, еще советских времен. Мол, оптимисты изучают английский язык; пессимисты – китайский. А реалисты – изучают автомат Калашникова. Анекдот – очень подходящий к сегодняшнему предвыборному положению страны. Если под оптимистами понимать партию власти и ее немногочисленных приспешников, которые выражают уверенность, что после 28 октября режим не только сбережет статус-кво, но расширит свои возможности творить, что угодно, «завоюет новые высоты». Пессимисты в нашем случае, это те, кто уже почти спокойно констатирует – мы «завоеваны» заранее, какие там выборы, мы порабощены надолго, остается «изучать китайский» (то есть в нашем случае – «феню», коей пользуется банда у власти), ну, в крайнем случае, с этим знанием как-то, с головой под подушкой, если из-под оной не вытащат, ждать гипотетических президентских выборов, на которых, может быть, что-то… А я – на стороне реалистов.
Если вернуться к анекдоту, реалисты, это те, кто считает, что защищать свою страну (то есть себя, своих детей) нужно сегодня. К этому нужно быть готовым. И, кстати, в нашем случае, «автомат Калашникова», это не призыв вопреки закону обзаводиться реальным огнестрельным оружием. Это – понимание: если на неуклонно приближающихся парламентских выборах и сразу же после них страна не найдет в себе сил сделать реальный поворот, страна погибнет. «Изучение китайского» не поможет гражданам. А вот оружие – на данном этапе, смелость и разум объективно оценить ситуацию; принять участие в происходящем, не сдаваясь режиму, что бы ни пел он сейчас, и что бы не озвучил по результатам выборов, помочь может и должно. Пока – оружие, не пахнущее смазкой. А там, в гипотетическом экстремальном случае, как Бог даст. Да, даже так.
Кстати, в последние предвыборные недели, стало понятным: «наши оптимисты» на самом деле бояться проиграть выборы 28-го. Несмотря на то, что Тигипко от имени партии власти не устает надувать щеки на публику: мы-де можем сами, даже без коммунистов, сформировать большинство в будущей Раде. На самом деле они отдают себе отчет в максимальных, равномерно распределенных географически, антирежимных настроениях граждан.
Фальсификации для того, чтобы при таких условиях намалевать себе убедительную победу, должны быть воистину грандиозными. А та же международная миссия наблюдателей на этот раз, в отличие от предыдущих, обещает быть куда массовей и работать куда внимательней. Собственно, немаленькая группа так называемых долгосрочных наблюдателей, трудится уже сейчас, скрупулезно «складируя» факты тех нарушений, которые наблюдаются в ходе кампании, до дня голосования и подсчета. Стало быть, чтобы выборы были признаны хотя бы «частично демократичными» (хоть убейте, не пойму, откуда взялось это выражение, и как соединить в нем слово «частично» с фактом соответствия либо несоответствия процесса и результата принципам демократии), в урнах все же должно быть обнаружено более-менее приемлемое количество «за» режим.
Что ж, власть именно сейчас крепко сжимает кулаки, в которых и так сосредоточен админресурс. Местные бонзы откровенно доводят до руководителей окружных и участковых комиссий план: мол, делайте, что хотите, но чтобы в предоставленных вами бюллетенях за Партию регионов было 70 (50, 60, 80) процентов. О, эта власть умеет пугать. И – расправляться с ослушавшимися. И запуганные, естественно, внесут свою лепту. Только ведь и тут – вариант достаточно двойственный. У многих, кого пугают, возникает кардинально противоположная мысль: если мы не выполним вашего распоряжения, и «поможем» вам покинуть властные кресла, вы-то как раз нам УЖЕ ничего и не сможете сделать, и за то, что мы считали честно, нам, так сказать, не будет ничего плохого, окромя хорошего… Этот аспект мышления тоже присутствует, и он не в пользу режима.
Тигипки-Чечетовы жонглируют словесами о «гарантированном большинстве». А политологи, в том числе, скажем так, лояльные к режиму, в последние дни все чаще говорят о том, что даже если Партия регионов возьмет небольшой процент, то большинство она так-сяк слепит, за счет мажоритарщиков. Да, для того мажоритарку и завели. И подобная опасность, когда некий кандидат, сравнительно недорого, и часто в буквальном смысле слова, купивший округ, получит «свободный билет» в парламент, чтобы там присоединиться к провластному большинству – есть, она реальна. То, что здоровые силы общества, думающие граждане, стараются противопоставить такой опасности сегодня – это тот самый простой, но единственно возможный подход: на мажоритарке голосуем исключительно за согласованных оппозиционными силами кандидатов. И готовимся сопровождать весь процесс подсчета и транспортировки бюллетеней.
Более того, общественная организация «Спільна справа» организовала центр паралельного подсчета голосов. Цель – регистрировать результаты не в целом, не на уровне окружних комиссий (где как раз и возможны фальсификации, которые трудно отследить). Регистрировать результаты на уровне каждого отдельно взятого участка. Если кто не знает, то протокол подсчета голосов на участке — по закону, прежде чем быть направленным в окружком, должен быть вывешен в участковом помещении для всеобщего ознакомления. Так вот, любой член комиссии не от власти (их мало, но они же есть), любой независимый наблюдатель или зарегистрированный на участке журналист, имеет право потребовать на руки его копию с так называемой «мокрой печатью». И передать ее в общественный центр параллельного подсчета. Если, вопреки закону, добиться копии не удастся, то хотя бы сфотографировать протокол. Суммирование результатов по участкам, где легче отследить фальсификации – это и есть резонансный результат, который можно противопоставить центризбиркомовскому, если ЦИК позволит себе фальсификацию.
И еще немного о том, что политологи предрекают: партия власти, взяв даже небольшой процент, прирастет до большинства за счет мажоритарщиков. Те же политологи не забывают сказать, что подобное большинство будет «шатким, ситуативным». Режиму от этого, конечно, радости мало: каждый раз буквально торговаться с «крутыми пацанами» по тому или иному вопросу. Но и стране, пытающейся обрести цивилизованный парламент, от подобного разброда и шатания преследующих личную тактическую выгоду – радости никакой. Более прочное большинство Верховная Рада может обрести вот именно, при наличии того либо другого списочного большинства. Мажоритарщики – обладатели «свободного билета» из вполне прагматичных соображений свяжут свою парламентскую судьбу с победившей коалицией на более прочной основе. А судя по реальным настроениям в стране, такое большинство, да-да, может получить нынешняя оппозиция.
Естественно, до подобного гипотетического результата, как говориться, «семь верст лесом». Да по оврагам, бурелому. Потому что общественные настроения, которые каждый держит пока что «в кармане», это одно. А добиться, чтобы человек пришел на выборы, чтоб изменить свою жизнь к лучшему; проголосовал без страха и разумно; а потом еще и отстоять реальные результаты выборов, если они будут такими – при нынешнем режиме процесс крайне сложный. И всему, что пытаются сделать сейчас общественные организации – противостояние вышвыриванию наблюдателей с участков; «добыча» тех же копий бюллетеней для параллельного подсчета; сопровождение бюллетеней; оглашение результатов параллельного подсчета и требование того, чтобы его признали реальным – необходима всенародная поддержка.
А нас пытаются убедить, что в стране отсутствуют протестные настроения. Прежде всего, это конечно, говорит режим (как же, нас пакращили до полнейшего удовлетворения, так что, протестовать против благодетелей?). Во вторую очередь – пораженческие настроения, как миазмы, распространяет часть пресловутой «интеллиХенции». Которой, с одной стороны, достался недостойный ее народ, коему просто еще необходимо «походить в упряжи», а с другой – какие там парламентские выборы, давайте-ка все внимание – на отдаленный 2015-й, выборы президентские.
Нет протестных настроений? Ну-ну. Мы с вами, уважаемые читатели-собеседники, зарекались ссылаться на результаты социологии. Но то речь шла о предвыборных рейтингах. А есть опросы, в рамках которых человек не чувствует опасности, высказывая свое мнение, потому что ему предлагают не «отречься от всесильной страшной власти», а просто ответить, как живется. Результаты исследования Киевского международного института социологии. 76% граждан, опрошенных во всех областях страны, высказывают недовольство экономической ситуацией; 63% — ситуацией политической; 51% — культурной; 43% недовольны нынешней внешней политикой. А помните, как вчера на Запорожском автозаводе рабочие осмеяли и освистали Азарова? Он порадовал их, что их средняя зарплата – 3,5 тысячи гривен. А когда ему крикнули, что получают в лучшем случае полторы, промямлил «значит, работаете не полный рабочий день», чем вызвал открытое возмущение.
Как вы думаете, рабочий, «унесший» это возмущение домой, в день выборов уж совсем не сообразит, что Азаров, которому он свистел за вранье – номер один в списке регионалов? И если он, этот рабочий, не проголосует за Азарова, а потом узнает, что он за него с восторгом «проголосовал» — он, скажем так, не обидится? Не конвертирует свою обиду в протестные действия? Умножьте на процент, заявляющий о своем недовольства тем, что происходит в стране.
И, наконец, окончательно перестанемте слушать тех, кто продолжает чирикать, что на Майдан-2004 «завезли-купили». Я (и многие из вас), были там с первой ночи. И пусть обижаются, если хотят, оппозиционные политики, но по большому счету это они пошли за гражданами, а не наоборот. А ведь тогда и экономическое положение было получше, и страна, не по разделению географических приверженностей, а целиком – не распробовала Януковича и Ко на вкус, как сейчас. И не захотела выплюнуть «это».
Да, режим боится. Боится получить парламент с ненадежным большинством. И еще более – боится реализации шанса проиграть в результате народных протестов и непризнания выборов легитимными. Доказательством того, что власть ищет выходы в случае таких ситуаций, неожиданно послужило интервью с Юрием Ехануровым, опубликованное на ресурсе «Украинская правда. Экономическая правда». Интервьюеры несколько раз подчеркнули, что собеседник – экс-политик во всех отношениях, тихо преподает, и встретились они с ним в кафе. Ехануров и вправду, в отличие от некоторых других «эксов», ничего «жареного» не раскрывал, и вообще, можно сказать, говорил ни о чем. Тогда почему же этот нудноватый текст был оперативно репостингован кучей прорежимных изданий? Можно предположить – из-за одного утверждения. А в критических ситуациях — диктатуры вкладывают подобные идеи на грани фола как раз в уста людей незначительных, так, для пробы. Вот оно, утверждение: «Я допускаю, что если эти выборы будут признаны не совсем демократичными, то президент может на это посмотреть, и распустить этот парламент. Найти легитимные методы роспуска. И мы можем через год иметь еще одни выборы. И это будет отвечать требованиям мировой общественности. Вы знаете, как это хорошо, когда не мешают?».
«Перевести» эту сентенцию, судя по всему, следует приблизительно так. Если режим поймет, что он проиграл, и при этом столкнулся с неприятием фальсификаций, выплескивающимися протестами – он не танки с водометами использует, а сам отменит невыгодный для себя результат. В надежде, таким образом, «помазать по губам» и мировой общественности. Ах, как прелестна раскрывающая карты фраза: «хорошо, когда не мешают»… Для режима сейчас – главное любой ценой удержаться у власти. Хотя бы – с прежним парламентом, который давно не парламент. В этом положении можно дограбить страну, а с гражданскими свободами сделать так, чтобы мы с вами уж действительно «не мешали». Кстати, можно и увеличить удобство этого парламента. В свое время мало кто обратил внимание на одно из предложений Януковича, содержащееся в так называемом ежегодном послании Верховной Раде (послание он не огласил, а как-то предельно тихо роздал нардепам, вот к тексту и не цеплялись). А предложение – пахучее: целесообразно ввести в Конституцию норму о принятии ВР законов большинством от представленных на заседании народных депутатов, при условии, что присутствует половина состава. То есть для того, чтоб принять, что угодно, можно будет даже не добиваться от «пианистов-многокнопочников» нынешних 226 «за». И еще много каких необходимых для режима рычагов можно наклепать, если оставить теперешний парламент, и никто не будет «мешать».
Да, но о каком годе до следующих выборов говорит Ехануров, если предположить, что Янукович вот так, с нуля, распустит парламент, избранный 28-го? Листаем законы, Конституцию. Парламентские выборы могут быть как очередными, так и внеочередными. Внеочередные назначаются как раз в случае прекращения полномочий высшего законодательного органа президентом. Статья 16 п.3 действующего закона о выборах народных депутатов отводит срок для внеочередных выборов ровнехонько в 60 дней с момента указа главы государства о роспуске ВР. Хотя – чему удивляться? Карманный Конституционный суд освятит любое нужное решение, хоть год. Необходимый для то ли полной сдачи страны, то ли для того, чтобы превратить этот год в бессрочие убийственной власти паханата, где какая-то ее часть будет зачем-то называться парламентом.
«Им» хватит и года, и дней, если мы, граждане, не будем «мешать». А чтобы развлечься – поверим, что все дело сейчас в том, чтоб сосредоточить мысли на 2015-м. «Единой оппозиция не станет никогда. Ведь где-то интересы не будут совпадать, потому что и Кличко, и Яценюк будут готовиться к президентским выборам». А почему, скажем, к ним будут готовиться не неведомые пока что Иванченко и Петренко? И главное – к каким президентским выборам, где гарантия, что они будут, что страна доживет? Что скажете, господин Карасев, так переживающий ныне о судьбах Яценюка и Кличко? Впрочем, будемте справедливы. В интервью «Газете по-украински» Вадим Карасев переживает «вообще». Горько. «В тупике все – и государство, и власть, и оппозиция». Желающие всплакнули? А я, считающая себя частицей «ни на что не способного» народа, спрашиваю у великоразумного политолога: так что делать сегодня, как начать выходить из тупика?! Ответ, наверное, в последней фразе упомянутого интервью. «В украинской политике должна состояться перегруппировка и перепозиционирование». Как дожить до «перегруппировки» — не указано. Ну, а что такое «перепозиционирование», извините за народную же простоту, хрен поймешь. Существующий режим с какого-то дива сменит свою позицию на проукраинскую и демократическую? Или те, кто неприемлет режим, безо всяких оснований «пере…», ну, под него?
Наверное – так. Пусть наши условные «оптимисты» и «пессимисты» болтают, о чем захотят. А мы с вами, реалисты, будем изучать «автомат Калашникова». Потому что для того, чтобы заглядывать в какое-либо будущее, нужно выдержать бой здесь и сейчас. В конце октября 2012-го.
Виктория АНДРЕЕВА, ord-ua.com