ДРАКУ ЗАКАЗЫВАЛИ? НЕ ГРЕБЕТ, УПЛАЧЕНО!

Новый виток игрищ вокруг так называемого языкового закона воистину поражает. Взгляните сами: происходит нечто, не поддающееся логике даже нынешнего, судорожно-нелогичного стиля поведения режима. Некий документ принят парламентом (другое дело, что в действительности он даже внятно не вынесен на голосование и типа голосующих не было на заседании; что он входит в противоречие с положением Конституции; что он антиукраинский по сути – все это как раз не удивляет, приблизительно так янучары действуют во всех сферах). Но дело сделано, и закон поступает на подпись к спикеру. Литвиновское кокетство незамедлительно иссякает, закон подписан. Его передают в администрацию Януковича, тот визирует бумагу в качестве главы государства. Закон вступает в действие. Его оперативно начинают выполнять на местах. Согласитесь, далее возможны лишь какие-либо протестные действия противников закона. А «кружатся» вокруг него как раз сторонники, те, что дельце продавили. И тут начинает небезосновательно казаться, что в действительности – дело совершенно не в функционировании языков на территории страны. А в том, что кой-кому любой ценой необходимо организовать «драку».
Скажите, когда организовывают рабочую группу для обсуждения, так сказать, дотягивания какого-либо документа, с которым придется считаться всей стране, если он выглядит спорным или просто его положения предельно весомы? В момент работы над документом, правда? Вы можете себе представить, чтобы рабочая группа по созданию Конституции в 1996-м собралась аккурат ПОСЛЕ «конституционной ночи», когда были сломаны все копья в парламентском зале, и зал встретил победное голосование вздохом облегчения? Представить подобное невозможно.
Тем не менее, закон «Об основах государственной языковой политики» именно сегодня, после вступления в действие, переживает удивительные приключения. Янукович подписал его 8 августа. А 13-го информационный простор запестрел сообщениями: состоялось совещание «по вопросам совершенствования законодательства относительно порядка применения языков в Украине». С 14 августа, «во исполнение поручения президента Виктора Януковича» начала трудиться соответственная рабочая группа. И трудится, не покладая рук, в ежедневном режиме. Потому что сроки поджимают – завершить свою работу группа должна к 27 августа. Доложить подписавшему закон главе государства о «разработке системных предложений по совершенствованию законодательства о порядке применения языков в Украине» вообще, и изменений в закон «Об основах государственной языковой политики» в частности.
Конечно, можно сосредоточится на приколах: совещанием руководила вице-премьер – министр здравоохранения (!) Раиса Богатырева. То есть вопрос языка как средства коммуникации общества сведен к иному языку, тому, который врач предлагает показать, и задумчиво говорит, «да, язычок обложен». Или упомянуть о присутствии в группе Ивана Драча, который намедни, после крымского языкового вояжа к Януковичу представителей условной интеллигенции всхлипывал в медиа, что после того, как «сам» выслушал челобитников и, наплевав на их сопли, оперативно завизировал документ – почувствовал, что «ударили в лицо». Мало, видно, ударили. Опять понес то, что считает своим лицом – в коридоры режима.
Только ведь эти детали как абсурда, так и стыдобищи, далеко не главное. Зачем группа, работающая над законом, после вступления оного в действие, вот в чем простой вопрос. Абстрагируемся от темы документа. Если авторы вынесли в Верховную Раду сырой проект – есть такая вещь, как второе чтение. Оно вполне могло произойти на сессии, стартующей 4 сентября. И до него профильный комитет мог работать как с депутатскими поправками, так, при желании, и с предложениями некой непарламентской рабочей группы. Тут же – напротив, с окончательным принятием закона настолько гнали темп, как будто бы, извините, опасались, что язык протухнет. Ну, хорошо. На минуточку поверим, что неподконтрольный парламент (дежурные кнопкодавы от нелегитимного большинства, потому что к сожалению у нас другого парламента не наличествует) искренне и по регламенту принимал закон, да принял уж слишком спорный, действительно недодумав над его сутью. Так виза главы государства – это и есть определенный фильтр. Наложив вето, вернув закон на доработку, можно остановить введение его в действие в предложенном виде. И будь желание, создать в помощь неразумной Раде любую консультативную группу «при себе».
А если все произошло не так, вплоть до дикой ситуации с работой над законом после его окончательного утверждения – значит, это зачем-то надобно. И тут спотыкаешься о невинную фразу из официального сообщения о создании рабочей группы. «Результатом должно стать снятие напряжения в обществе, которое вызвало принятие закона…» Стоп. Явно – наоборот. Результатом игрищ вокруг закона должно стать СОЗДАНИЕ напряжения в обществе. Своеобразного напряжения – напряжения противостояния, и отнюдь не с режимом. Создание междуусобицы любой ценой. На ровном месте.
Под парламентские выборы режим столкнулся с опасным для себя явлением. Пожалуй, впервые за годы независимости граждане страны едины. Едины в отношении к первоочередной проблеме – неприятии этого самого режима, и, естественно в таком случае, желания, чтобы его не стало. В свете общего недовольства – в долгий ящик отложена и так никогда не доходившая, слава Богу, до опасной черты, ряженая, «домашняя» неприязнь условных «западэнцев» и «восточников». И рейтинги, и просто наблюдения за атмосферой в любом уголке страны свидетельствуют: режим, который хотел бы легитимизировать себя выборами, нигде не любят. И больше не сыграет карта – голосуем за «своего чувака», а не за каких-то непонятных, голосуем только потому, что он «земеля». Не сыграет: регионалы, безудержные в темпах грабежа, так придавили в том числе и свои базовые, восточные, области, что не могут рассчитывать на их симпатии. Более того, если Запад и Центр не хотели Януковича с 2004-го, и это привычно, то в «гнезде» ситуация, пожалуй, острее: здесь людей снедает обида, мол, голосовали за «своих», а они оказались хуже любых чужих, вот бы наказать их именно – по-свойски.
Элементарный способ ослабить врага – а мы, граждане, для режима самые настоящие враги – это заставить его тратить силы и накал страстей на междусобойную драчку.
Но найти повод – сложно. Политтехнологи режима решили разыграть языковую карту. Действительно, на пустом месте. Потому что настоящего языкового противостояния и необходимости безотлагательно разрешать проблему на законодательном уровне не было и нет. Те, кто русскоязычен в быту, в массе своей спокойно относятся к необходимости принятия украинского как государственного в официальных случаях. Более того, живя в медленно, но разворачивающейся на цивилизованный путь доянучарской Украине, они начали связывать будущее с ней, охотно отдавать детей в украинские школы, не плакать от того, что некоторые телевизионные мыльные оперы дублируются на государственный, а не на «общепонятиный». А украиноязычные, генетически измаянные всякими валуевскими указами и совковой русификацией, пока массово не ставили вопрос о том, что в высшем законодательном органе страны треть подчеркнуто «спикает» на языке соседней державы; книжный рынок заполонен дешевой (в том числе, по содержанию) продукцией Раши, а украинская книга неконкурентоспособна не из-за уровня, а из-за подобной экспансии на рынок зарубежного чтива.
В любом случае, эти вопросы требовали бережного культурологического решения. Причем – никак не в пожарном порядке.
Политтехнологи (они ж у режима умные, они ж спокойно получают денежку за то, что пишут на биллбордах «розруху досягнуто») решили иначе. И по сути прокололись. Потому что социсследования центра Разумкова свидетельствуют: отвечая на вопрос о приоритетности проблем, граждане всей страны поставили статус русского языка на 31-е место. А на развернутые вопросы граждане ответили вот как. «Украинский язык должен быть единственным государственным и официальным» — 43,6%; «русский язык может быть официальным в некоторых регионах Украины» — 25%; «статус русского языка интересует» — 3,9%. Еще интереснее выглядит результат исследования социологической группы «Рейтинг», потому что он свидетельствует именно о тенденции последнего времени. Впервые зафиксирован десятипроцентный разрыв между теми, кто категорически против огосударствливания русского и теми, кто согласен на это. Разрыв – в пользу первых. Вопреки всем технологиям, «светится» и вот какая цифра – именно с июня по июль, то есть во время пика законодательных языковых баталий, число противников повышения статуса русского выросло аж на 5%. На этом последнем факте стоило бы остановиться. Не изменилась за столь короткий срок демография, не могли измениться предпочтения что касается бытового языка. Тогда можно предположить единственное: в сознании, в том числе, русскоязычных, навязчивая свистопляска вокруг закона о языках крепко связана с негативным посылом: «это» хотят сделать рыги, значит, мы против этого. Физиономий Колесниченко и Кивалова, и прочих, как выясняется – с лихвой хватает для неформулируемого, но реального неприятия чего бы то ни было, исходящего от режима.
Так о чем же тогда разговор? Если технология противопоставления граждан по языковому принципу потерпела фиаско – так им, режимовским технологам, и надо. Но на самом деле есть о чем говорить. Вопреки здравому смыслу, после введения закона в действие, тему не оставили, создают упомянутую рабочую группу, а вокруг нее – разводят шумный пиар. То есть, извините за параллель с неаппетитным анекдотом, из «дохлой киски» собираются выдавить «еще капельку», за неимением других реальных причин натравить граждан друг на друга. Группа работает, и ее члены, равно как и прочие задействованные в политикуме , долго и нудно сотрясают информационное пространство своими мнениями о проблеме языка. Чтобы донести тему до каждого из нас, не устают будировать ее подконтрольные СМИ, коих большинство. И общество вынужденно живет этими проблемами.
Тем временем, широко предается гласности процесс введения русского (именно о нем, и только о нем идет речь в новоиспеченном законе, ни о каких других, что и требовалось доказать) решениями некоторых местных Советов. А деятели типа Ющенко воистину убиваются по поводу антиукраинского закона, но ловко убиваются, потрясающе перенося акценты. Вот пример, он произносит на Радио Свобода следующее: «Я не аплодировал бы сейчас Партии регионов, что она что-то провела. Не она приняла закон. Приняли предатели. Провели «кочубеи», которых десятки в так называемых оппозиционных силах». Обнять и плакать. Точнее, учитывая языковой повод, вспомнить известную цитату: «Ай да Пушкин, ай да сукин сын!» Фамилию упомянутого сукина сына можно заменить, но все остальное непременно оставить. Потому что утверждать, что разукраинивание Украины производят пресловутые «тушки» без какого то ни было участия Партии регионов – может исключительно этот самый сын.
Мы знаем о своих проблемах. О том, что нынешние оппозиционные силы совершали ошибки. И тех же «тушек» в списки напихали они, не осознавая, во что выльется подобный подход. Но сейчас далеко не эти «заробітчани» парламента и власти вообще, правят бал. Ющенковская (и прочих) попытка вывести из под удара гражданской неприязни партию власти – это дешевая промывка мозгов. На самом деле у нас – один, общий, вне зависимости от языка или региона проживания – опасный, вредоносный противник. Режим. И он пытается любой ценой отвлечь нас от этого восприятия, этой устремленности.
Таким образом, у каких-то официальных зданий на местах, не исключено, будут читать украинские стихи и голодать (простите, но чаще всего в данном случае, голодать от завтрака до обеда) люди, справедливо возмущенные тем, что украинский язык выживают с единственной в мире автохтонной территории, где он должен быть языком номер раз. «Рабочая группа во исполнение поручения президента» будет ежедневно трудиться, и старательно поднимать информационные волны: вопрос, мол, спорный, и он на повестке дня, все остальное решено, надо понимать. По этим инспирированным «спорностям» обаятельный до предела Колесниченко, или кто еше, будет драконить «русскоязычных»: у вас хотят отнять право в постели шептаться на «общепонятном»!
А искомый результат прост. В предвыборный, а точнее, поворотный для страны период, когда решается, вернуться на цивилизованный путь, или продолжить падение в тар-тараты – украиноязычный гражданин должен обозлиться на русскоязычного, и наоборот. И… Правильно, таким образом «выпустить пар» гнева. Отвести его от властьпредержащих.
Мы можем не принимать данную подачу. Точнее, не должны ее принимать ни в коем случае. Закон «Об основах государственной языковой политики», нарушающий положения Конституции, вступающий в противоречие со статьями Европейской хартии региональных языков – будет отменен будущей, приемлемой властью. Отменен вместе с несколькими десятками неприемлемых законов, наштампованных в последнее время.
Путь до этого не столько долог, сколько труден. Но только этот путь актуален для общества сегодня. Для общества – которое сообразит, с какой целью его пытаются поссорить.
Виктория АНДРЕЕВА, ord-ua.com