РЕЖИМ ГНИЕТ СИЛЬНЕЙ, ЧЕМ ПОМИДОРЫ…

Нетрудно представить себе, какой тяжелый запах стоит нынче над украино-российской границей. Здесь умирают, и, соответственно, разлагаются плодово-овощные дары сочных черноземов Неньки. В промышленном количестве – грузовыми железнодорожными составами, сотнями фур. Конфеты и сталь, пиво и вкусная безалкоголка «made in UA» пахнут не столь забористо. Тем не менее, попахивают: «сгнившими» потерями украинских производителей и госбюджета. Но кажется, что в сегодняшней форс-мажорной ситуации, сильней всего смердит позиция отечественного режима. Не собирающегося по-настоящему отстаивать экономическую (а, значит, и всякую прочую) безопасность своего, то есть нашего, государства.

Давайте прикинем, что, в соответствии с обычной человеческой логикой, является зримым основанием для вывода: соседняя держава развязала войну против нас. Действия или слова?
То есть, проще говоря – можно ли сказать, что войны нет, если она официально не объявлена? Не объявлена, но, тем временем, в результате агрессивных действий извне, страна несет зримые потери?
Ну, скажем, гитлеровская Германия, под покровом ночной тьмы, УЖЕ реально бомбит города и села, но Берлин не заявил открыто, мол, «иду на вы».
Можно ли, опираясь на призрачный факт необъявления войны, благодушно утверждать, что раз не поступила бумага, то и бомбы не падают?

Вряд ли.

Но, как выясняется, в современной Украине, на уровне янучарской власти, подобный абсурд возможен.

Именно – под покровом этой самой ночной тьмы, именно – без предупреждения, Российская Федерация со вторника на среду тормознула планово дошедшие до таможенных постов товары, экспортируемые Украиной на российскую территорию.
И то, что причины такого из ряда вон выходящего тотального действия не объявлены и не мотивированы на государственном уровне, свидетельствует как раз не о случайном рабочем сбое, а о серьезном наступлении, с целью застать врасплох. Нанести ощутимый ущерб. Продемонстрировать агрессию наглядно, с далеко идущими целями.
Точно так же, как в силовом вооруженном вторжении, в торговой войне подобного масштаба – агрессор не обязан объяснять, когда наступление закончится. У агрессора – понятная цель. Наступление закончится, когда победим. Или – когда сдадитесь. На тех либо иных наших, агрессорских, условиях.
Поэтому Россия и не сообщает, когда, каким образом, на каком уровне, при выполнении каких требований Москвы – можно разрешить проблему с остановкой продвижения украинской продукции на российский рынок. И, объективно отражая сложившуюся ныне ситуацию, отечественные и зарубежные эксперты от экономики, геополитики, вынуждены констатировать: украинская продукция «стопнута» на неопределенный срок.
И, кстати, не стоит обольщаться. Речь идет не о локальном торговом противостоянии по определенному виду экспорта, что время от времени случается в любых межгосударственных операциях купли-продажи. Речь – о тотальном заслоне украинской продукции, вне зависимости от того, о каком именно товаре или группе товаров идет речь.
Последнее – не моя «страшилка». Профессор Российской высшей школы экономики Алексей Протанский высказал мнение, что нынешнему «нападению» на Украину – трудно найти аналоги в практике торгово-экономических отношений России с другими государствами. «Даже запреты, введенные в 2006 году на ввоз вин, соков, минеральной воды, из Грузии и Молдовы нельзя сравнивать с нынешней российско-украинской торговой войной. Ибо, во-первых, те запреты касались ограниченного круга товаров, и, во-вторых, тогда еще Россия не была членом Всемирной торговой организации, и не была связана общепринятыми рамками международных норм и правил».

Торговая война. Беспрецедентная. Тотальная. Заметьте, это сказала не Украина, и не какие-то забугорные неприятели Кремля. Это – сформулировал российский именитый экономист.
Он же неэмоционально, вроде не осуждая, но вербализировал, что в данном случае Российская Федерация пошла даже на нарушение международных норм и правил.
А еще – нарушение Россией писаных международных норм в данном случае наблюдается и против Будапештского меморандума 1994 года. Тогда Украина, как известно, отказалась от ядерного оружия, и Россия, в числе стран-гарантов этого соглашения, обязалась «воздерживаться от экономического давления» на Украину.

Коль идут на все – сегодняшние торгово-экономические агрессивные действия против Украины Кремлю очень нужны.
И, наверное, это личное дело Кремля. Пытаться массированной атакой на украинский экспорт добиться каких-то глобальных подвижек в собственных неоимперских планах. Ради этой «святой» (а впрочем – к чему кавычить? Для Московии, искони живущей не собственным обустройством, а исключительно экспансией – и вправду святой) цели, можно кое-что поставить под угрозу. Свое реноме члена ВТО. Некоторое благо собственных рядовых граждан (те же российские эксперты говорят, что торговая блокада Украины вызовет в рязанях и прочих сызранях рост цен на те же овощи-фрукты, сладости и т.п.).

Но все это – да-да, дело российской власти и российского общества. А что является неотложным делом Украины?

Если предпринять попытку анализа действий отечественного режима, действий по случаю эдакого внятного форс-мажора, то страшновато, но получается: ни-че-го.

Значит, так. Планово отправленный продукт гниет на пропускных пунктах Воронежской, Брянской, Белгородской губерний РФ. Украинские производители вынуждены заморозить отправку следующих эшелонов товаров, произведенных для экспорта в Россию. Что делать с этими условными помидорами, непонятно: как говориться, хоть задницей ешь. Экономисты подсчитали, что в результате необъявленной войны, возможные потери Украины во втором полугодии 2013-го составят 2 – 2,5 миллиарда долларов. Это – увеличение дефицита платежного баланса Украины. Дополнительное падение объемов промышленного производства на 7-8%. Дополнительное же (этой беды у нас, при хозяйствовании янучаров, и так хватает) сокращение реального внутреннего валового продукта. Естественно, уменьшение наполняемости госбюджета, то есть удар по зарплатам и пенсиям. Потери для негосударственных работодателей, которые, соответственно, не смогут выплатить жалованье наемным работникам, сократят рабочие места.
Кстати, Федерация работодателей Украины (достаточно лояльная к режиму институция), прикинув опасность происходящего, обратилась к Николаю Азарову с просьбой на межгосударственном уровне решить вопрос о торможении украинских товаров на границе с РФ.

То есть – «бомбы» взрываются, наносят ущерб, вопли раненых раздаются. Что слышно в свете этого от главы правительства страны, на территорию коей нежданно-негаданно обрушилось все это?

А – вот что. Как говориться, повесьте свои уши на гвоздь внимания, в такое стоит вслушаться.
Торгово-экономическая атака стартовала в ночь со вторника на среду, и продолжается. И в четверг, в ходе рабочей поездки на Луганщину, премьер Азаров молвил: «СМИ преувеличивают тему якобы существующего конфликта Украины со странами Таможенного союза». Да, проблемки-де может и есть, но «но не стоит сейчас их искусственно преувеличивать».
Начальнику вторит чиновник Валерий Мунтиян, правительственный уполномоченный по вопросам сотрудничества с Российской Федерацией, государствами-участниками СНГ, ЕврАзЕс и другими региональными объединениями. «Если такие вопросы и проблемы возникли, то нужно их урегулировать».

Колоссальное в данном контексте ЕСЛИ, вы не находите?.. Ведь предположительное «если» можно было бы сказать в том случае, коль власть России, скажем, просто на словах пригрозила экономической блокадой, и выдвинула какие-либо условия урегулирования.
Мунтиян основывает свое «если» на бессовестно-формальном: сказать, что «проблемы со ввозом украинских товаров в РФ являются следствием каких-либо ограничительных мер» нельзя, потому что…правительство «не располагает документами» о подобных мерах с российской стороны.

Вот то-то и есть. Наступление идет, бомбы падают. Но наивное правительство не располагает документами об объявлении войны.

Те крупицы, которые можно условно отнести к действиям украинских властей в создавшемся положении – до смешного не отвечают серьезности положения. К пятнице – ни шатко, ни валко, но проклюнулись размытые, пресс-службовско безликие слова о том, что Кабмин создает рабочую группу «по урегулированию проблемных вопросов в украинско-российских торговых отношениях». Спешить, видно, некуда – данный орган подаст в правительство какие-либо свои предложения к 19 августа.
Пресс-секретарь Азарова Лукьяненко озвучивает кабминовское раздражение: «правительство не надо подталкивать к урегулированию подобных ситуаций».

Россия не делает никаких заявлений на высшем уровне. Наверное, чтоб страшней было. Неизвестность – она всегда страшней. И еще – молчит, чтобы продемонстрировать свою наступательность, но главное – уверенность в безнаказанности, обоснованное презрение к режиму Януковича, не собирающемуся защищать интересы своей страны.

Но один из «рупоров» кремлевской политики, одиознейший «заклятый друг» Украины Константин Затулин, говорит весьма прозрачно. «Нельзя откровенно агитировать против сотрудничества с Россией и зарабатывать на российском рынке. Любые запреты, что возникают между Россией и Украиной, являются следствием избранного Украиной внешнеполитического курса».

Ну, положим, господин Затулин погорячился. Болтовню Януковича и Ко о прочном выборе нынешней властью Украины «курса на евроинтеграцию» нельзя назвать подкрепленной действиями. Кремль, таким образом, лупасит Киев превентивно, чтоб и не вздумали всерьез идти в цивилизованный мир.

Да вообще-то, не в Затулине дело. Все зарубежные обозреватели однозначно, обоснованно считают, что экономическая атака Москвы призвана затащить Украину в Тамсоюз хоть тушкой, хоть чучелом.
Не стоит сейчас останавливаться на том, что подобное «принуждение к счастью» выглядит не то, что недружественным, а откровенно враждебным. И даже – на том, что в хорошую семью силком не тащат. Вот, в Евросоюз – стоит очередь. А в ЕврАзЭс – волокут на аркане, что само по себе подозрительно.
На полминуты остановимся на том, что хорошего ждет Украину в Азиопе. ОРД не раз публиковал цифры «процветания» Беларуси и Казахстана после сдачи части экономического суверенитета Москве, приводил факты из уст тамошних экономистов и политиков. Повторяться не стоит. Разве что, на эти самые полминуты напомнить недавние слова Лукашенко. «Нас обманули фантастически»; «с нами поступили как с самым злейшим врагом России»; «Россия фактически блокирует поставки белорусской продукции»; «со стороны России идет накат по всем статьям».
Впрочем, последний диктатор Европы размазывает слезы после драки, которую он не проиграл, а сознательно сдал, пойдя на «договорняк». И, видно, не получив даже того, на что рассчитывал по результатам своей подлянки.
Наши недодиктаторы – готовы, судя по всему, поступить так же. Ну, а потом – всласть повсхлипывать на публику.

Кстати, что бы долженствовала сделать настоящая украинская власть после массированной ночной торгово-экономической атаки? Да – хоть что-то, адекватное беспрецедентной ситуации. Коль гоп-стоп наших товаров на границе с РФ стал тотальным, понятно, что речь идет не о таможенных рабочих непонятках. Значит, власть атакованной страны должна задать безотлагательный, так сказать, удивленный вопрос высшей власти страны-агрессора. Гласно, прозрачно. Нет ответа? Что ж, неприятно, но, наверное, в виде исключения не остается ничего, кроме попыток симметричного экономического ответа. До выяснения обстоятельств.
Апеллировать в международные организации. Тормознуть деятельность российских фирм в Украине. Прохождение товаров для Черноморского флота РФ. Огласить требование введения не «дружеских», а экономически обоснованных цен на транзит российских энергоносителей по нашей территории.
Ну, а потом – мириться на каких-либо приемлемых, компромиссных для обеих сторон, условиях.
Война – это всегда неприятно. Но, наверное, еще неприятнее, если наступательную войну ведет только сторона, развязавшая ее, не встречая ни малейшего сопротивления.

К слову, о международных организациях. И Федерация работодателей, и украинские эксперты поговаривают о возможности обращения во Всемирную торговую организацию. Кстати, Россия вступала в ВТО трудно и долго, и, наверное, ценит свое пребывание в ней.
Так вот, пятничный комментарий ВТО. Киев не запрашивал о помощи «в урегулировании этого конфликта». А «ВТО самостоятельно не инициирует какие-либо действия в отношении любой страны».

Так что – кто нам доктор? Кто – защитник?
Сомнительно выглядит сентенция оппозиционного нардепа Арсена Авакова на Фейсбуке. Мол, если Янукович начнет защищать Украину в сложившейся ситуации, то оппозиция – ему в помощь. «Решайтесь, Виктор Федорович – как ни странно, тут мы Вас поддержим». Не странно было бы, если бы в таком случае, отложив программные разногласия, главу государства поддержала любая политическая сила страны.
Странно – надеяться на подобные действия Януковича, даже если вышеприведенная сентенция чуть окрашена иронией.

Из сказанного нардепом годиться только последняя фраза. «А нет – так освободите площадку!».

Виктория АНДРЕЕВА, "ОРД"

P.S. Пятница клонится к закату. Власть – и вправду освобождает площадку. Для невозбранного продолжения российской экономической агрессии. Говорит министр экономического развития и торговли Украины Игорь Прасолов: «мы не предполагаем ограничивать ввоз российских товаров». С чем и стоит ПРоздравить Кремль…