ВРЕМЯ СОБИРАТЬ КАМНИ

Естественно, классическая фраза из Ветхого Завета о том, что всему наступает свое время – неизмеримо шире любого сиюминутного действия. Но, с другой стороны, на то и дана библейская мудрость на тысячелетия, чтобы человек мог, применить ее, так сказать, в быту, спроэцтровать на назревшую проблему, требующую от него каких-либо действий. Хотите – смейтесь, а хотите – задумайтесь, но экклезиастово «время собирать камни», вспомнилось мне в связи с нынешними украинскими парламентскими выборами. А в свете сегодняшних заметок, которые хочу предложить вам, уважаемые читатели-собеседники, необходимость скрупулезного собирания камешков хочется рассмотреть уж совсем узко: какие реальные опасности фальсифицировать результаты голосования уже заложены режимом, и что мы, граждане, можем попытаться противопоставить этому разрушительному процессу.
Философы трактуют смысл выражения «время собирать камни», в отличие от «времени разбрасывать» — в созидательном смысле. И еще – как час, когда каждому приходится отвечать за свои дела и совершать поступки. А ведь и вправду, неуклонно приближающееся 28 октября (и то, что последует за ним), может быть шансом созидания. Той Украины, в которой будет не стыдно, не страшно, и не безнадежно жить. Созидание – процесс, то есть не стоит наивничать, и считать, что с момента устранения от власти нелегитимного режима молочные реки заплещутся в кисельных берегах, а законодательное поле страны наконец-то станет цивилизованным, причем – мгновенно, по мановению некой волшебной палочки.
Процесс обещает быть сложным. Но как ни крути, и о каких тонкостях будущего не спорь, этот процесс невозможен без первого шага. Этот первый шаг – вот он, все ближе: голосование на парламентских выборах, и, главное — гласное, массовое разоблачение всех попыток режима нарушить законы с целью фальсификации результатов. Кажется, на данном этапе смелый, сознательный и скрупулезный сбор этих «камешков», есть первоочередным гражданским делом.
Скучновато? Ни тебе трубы, зовущей в атаку, ни блестящего во всех отношениях вождя на белом коне во главе красочного наступления на врагов? Что ж, Экклезиаст, заявляющий о времени «собирать камни», не предполагал, что делать это придется под музыку. Стремно? Страшновато потому, что речь идет не о героических мечтах на диване, а о реальной, собственной стычке с вооруженным властными рычагами врагом, причем поединок этот будет происходить не на миру, где, как известно, и смерть красна, а на крошечном участке номер такой-то, расположенном в населенном пункте, название которого ничего не говорит большинству страны? Опять-таки – что ж. Каждый должен дать себе труд задуматься, что по большому счету страшнее. Сейчас и здесь поступить по совести, не пожалеть энергии, или собственноручно «расписаться» под гибелью страны, когда, в случае удачной попытки регионалов легетимизировать свое всевластие с помощью выборов, жить действительно будет опасно, причем каждый день, ото дня ко дню – все опаснее.
Ведь все очень просто. Нынешнему режиму непременно нужно удержаться у власти. Речь идет не о цивилизованной рутинной смене одной политической силы на другую в процессе выборов, а о войне. Причем войне не двух политических сил, а войне режима и всего народа, режим ненавидящего. То есть в случае проигрыша попытки доказать «люди голосовали за нас, и все в порядке», режим ожидает не спокойная деятельность в качестве обычной оппозиции, а большие неприятности. Ну, и еще, как бы ни пыжились нынешние власть имущие, мол, нам наплевать на санкции, которыми грозит мир в случае доказанных нарушениях на выборах – на самом деле, им далеко не наплевать. Все запасные «аэродромы» за пределами разграбленной страны, уютные площадки, где заскладированы нехилые денежки враз окажутся «замороженными». И режиму любой ценой нужно придать выборам образ реального волеизъявления граждан, с объективным и прозрачным подсчетом результатов.
Затасканная фраза – не важно, как голосуют, важно, как считают. Давайте же взглянем, кто призван считать у нас на этот раз, с самого низа, с участковых избирательных комиссий и комиссий окружных. Получилась интересная вещь. Во всех без исключения окружных комиссиях контрольный пакет голосов – у режима. А ведь у ОИК немалые права. Не говоря о том, что именно здесь собираются результаты голосования на участках, для окончательной передачи в Центризбирком, ОИК формирует персональный состав участковых комиссий; могут отменять их решения; признавать выборы на том или ином участке несостоявшимися (скажем, там, где результат – не в пользу «партии власти», придумав любую причину, либо даже инспирировав на участке какой-то скандал). ОИК же большинством голосов может удалить со своего заседания любого неугодного наблюдателя. Избавиться от «инакомыслящих», коль скоро они все же окажутся в составе комиссий, тоже не сложно. По закону о выборах, если в день голосования и при подсчете голосов «в случае присутствия менее чем двух третей членов комиссии от состава комиссии решение принимается не менее чем двумя третями от числа членов комиссии, присутствующих на заседании». И, знаете, уже сегодня есть сообщения о том, что членов комиссий от оппозиции в Коминтерновском, Любашевском и других районах Одесской области третируют анонимными телефонными звонками, где предлагается не присутствовать на заседании. А в противном случае – потерять работу, и «не иметь возможности найти работу на территории района». Донецк. Информация тоже угрожающая. К пяти членам участковых комиссий округа №41 домой наведывались «неизвестные лица», и настоятельно советовали «подумать о правильности выбора политической силы, которую они представляют, чтобы не было проблем в жизни».
Думается, таких случаев – намного больше. Просто люди, страдающие от подобного давления, молчат, испытывая мучительный страх за себя и за близких. И тут не обойтись без маленькой ремарки. По большому счету, бояться должны те, кто по бандитски запугивает, нарушая закон, а не те, кто собирается следовать закону. Слова «всех не перевешают», могут звучать слишком картинно либо даже шапкозакидательски. Но на самом деле так оно и есть, всех не сломают, если это действительно будут ВСЕ. Если «неизвестные лица», являющиеся шантажировать, в одночасье станут известными всей Украине, потому что хозяин дома, куда они пришли, сфотографирует их любым подручным техническим средством, хоть на «мобилку», и узнаваемые физиономии будут оперативно выложены в Сеть. Но, решившись задокументировать такое «личико» или сделать аудиозапись угроз, пострадавший человек должен знать, что он и вправду не один, должен знать, кому передать информацию. Повсюду есть штабы оппозиционных сил, так или иначе, сохранились КОДы (отделения Комитета сопротивления диктатуре). Что ж, пришло время, так сказать, «почесаться». На территории каждого округа, каждого участка должны стать общеизвестными и доступными круглосуточные «горячие линии» для передачи подобной информации. И – самое время создавать отряды самообороны, состоящие из физически сильных, смелых, неподдающихся на провокации людей. Призываю к формированию групп «боевиков»? А вот и нет, придраться сложно, граждане, нацеленные не на нападение, а на защиту, невооруженные незаконным оружием, имеют право создать свою соседскую команду. Для того, чтобы уже сегодня член комиссии знал: мне есть кого позвать, чтобы меня и мою семью защитили от агрессии. А в день голосования подобные отряды смогут «отдежурить» вокруг участка, создав атмосферу дополнительного присмотра за тем, что там происходит, атмосферу защищенности голосующих, наблюдателей, тех, кто будет проводить экзит-полы. В день голосования запрещена агитация? И совершенно правильно. Вокруг участка не нужно ни флагов, ни плакатов, призывающих «за» или «против», ни митингов. Но, скажем так, выйти погулять к помещению, где происходит голосование, и растянуть свою прогулку на весь день, никто не может запретить компании мирно ведущих себя граждан-соседей.
Ведь главное – создать действенную и прочную цепочку. Наблюдатель, зафиксировавший нарушение – передача этой информации в оппозиционный штаб, благо, сейчас хватает доступной техники для коммуникации (а если нельзя по-другому, то и через членов нашего условного отряда самообороны) – немедленное сообщение о нарушении миссии зарубежных наблюдателей, и, главное, мгновенное предание ее гласности через Инет, чтобы вся Украина узнала, какое безобразие творят в некой условной Хацапетовке.
Простор для возможных безобразий расчищен. Участковые комиссии и окружкомы – в руках режима. Их состав на этот раз формировался уж больно интересно. Жеребьевка (кажется, совершенно невинное «лотерейное» дело), дала потрясающие результаты. Ни в одном из окружкомов не досталось места представителям «Свободы» и УДАРа. Зато – широчайшим образом представлены партии, о деятельности которых большинство граждан слыхом не слыхивали. Наибольшее количество «выиграли» пять непарламентских партий. «Братство», «Молодь – до влади», «Єдина родина», Союз анархистов Украины, «Зеленая планета». В апреле Центризбирком, как-то незаметно для общества принял весьма демократичное решение. По нему претендовать на членство в комиссии получили право не только партии, которые баллотируются списками во многомандатном всеукраинском округе, но и те, кто выдвинул хотя бы одного кандидата в одном из округов мажоритарки, причем претендовать – на всеукраинское представительство, во всех округах. Ладно, предположим, что это и вправду демократично: заправлять в комиссиях будут не кровно заинтересованные в собственной победе противники, а представители «нейтральных» структур гражданского общества. Ну, и попробуемте поверить, что жеребьевкой и вправду заправляла «судьба-индейка», которая подарила тем же анархистам представительство в 220 окружкомах. Но ведь дальше начинается нечто интересное. Закон не запрещает партиям проводить замену своего члена в комиссии. Опять-таки, всяко бывает, но это уж слишком: в течение первой недели после регистрации «Братство» заменило всех 225 своих выдвиженцев, анархисты – 219, «Єдина родина» — 221. Я, естественно, не знакома с этой техникой, но говорят, что малоизвестные партии, выдвинувшие максимальное количество представителей, теперь элементарно продают свою квоту режиму. Когда под видом представителя анархистов в комиссию зайдет человек, не имеющий представления об идеях «матери порядка» или «Єдиної родини», впервые услышавший о ее существовании. А у вас найдется иное объяснение тотальной замены выдвиженцев?..
Итак, избирательные комиссии реально зачищены в пользу режима. Остается одно-единственное звено, наблюдатели. И вот иной раз охватывает злость. Попробуйте «погуглить», как обстоит дело с их регистрацией. 99 процентов доступной информации – сколько зарегистрировала ЦИК наблюдателей зарубежных. И практически отсутствуют сведения, как регистрируют наблюдателей отечественных, в частности, от украинских общественных организаций, что предусмотрено законом. Конечно, сладостной надежды «вот приедет кто-то – он-то и рассудит», у славян не отнимешь, это в крови. Но ведь следует отдавать себе отчет, что наше, извините, дерьмо чужой дядя за нас не вынесет полностью. Иностранцы зафиксируют (и то не очень полно, если не будет налажена четкая связь с украинскими наблюдателями с участка, расположенного в любой глухомани) ряд нарушений, констатируют, что выборы нельзя признать демократичными. И, пожав плечами, отбудут к себе. Как недавно – из Беларуси.
Всего списка украинских общественных организаций, получивших право регистрировать наблюдателей, найти не удается. Но на сайтах Комитета избирателей Украины, движения «Спільна справа», «Опора», можно найти призыв – кликнуть определенный раздел, дать свои координаты для связи, на связь выйдет региональный координатор, и каждый из нас может получить удостоверение официального наблюдателя на ближайшем участке. Может быть, попробуем связаться, и посвятить один-единственный день нужному делу?
…Я представляю себе возмущенные, диванно-компьютерные «потягушеньки» некоторых, у кого подобное предложение вызвало реакцию: «Ну-у… Так это я лично должен еще что-то и делать аж целое октябрьское воскресенье?». А знаете – должен. Причем, должен не абстрактной идее или какому-то лидеру-небожителю. Должен – себе. Давайте так, человек сделает сознательный выбор. Если (конечно, за исключением случаев плохого здоровья либо чего-то экстраординарного, выпадающего на 28 октября) человек считает, что стать независимым наблюдателем ему «ліньки» или страшновато, он честно сам лишает себя права после дня голосования говорить (или строчить в Инете) что-то типа: украинцы – трусливое и безразличное быдло, проигравшее выборы; режим «нажухал» нас с подсчетом голосов, и ничего хорошего ждать не приходится. А если человек считает, что в поворотный момент он сам может внести посильную лепту – он заявляет о готовности стать независимым наблюдателем, и спокойно, не поддаваясь на провокации, внимательно прочтя статью 78 закона о выборах, где речь о правах и обязанностях наблюдателя, посвящает день выполнению гражданского долга. Ну, а если получится так, что человек обратился в вышеупомянутые организации, предложив свои услуги, и столкнулся с бюрократизмом, волокитой, безразличием – сообщайте об этом как можно скорее. Граждане сумеют отшлепать тех, кто делает меньше, чем говорит, и придать им необходимой энергичности.
У нас нет оснований верить в то, что режим проведет выборы без фальсификаций. Но у нас – самое время собирать камни. Эти «камешки», массово зафиксированные нарушения, сольются в огромную глыбу. Коей вполне можно накрепко закрыть смрадную дыру, чтобы Украина не продолжила падение в нее, позволив режиму легитимизироваться с помощью фальсификаций. Да чем там черт не шутит: эта глыба может отменить результаты сфальсифицированных выборов, добиться новых, действительно прозрачных.
Да, кстати, там, у Экклезиаста, есть еще одно определение: «время сетовать». Сегодня у нас с вами нет времени сетовать, это недопустимая роскошь, если позволяешь себе не использовать время собирать камни.
Виктория АНДРЕЕВА, ord-ua.com