НЕ ЗАБЫТЬ БЫ ТОГДА, НЕ ПРОСТИТЬ БЫ И НЕ ПОТЕРЯТЬ…

Сложно сказать, что призвало нас пожимать друг другу руки. С совершенно случайно встреченным в людском море согражданином. Информация, распространяющаяся по Майдану – «наши захватили мэрию»? Так ведь – не захватили. Никто не сопротивлялся. Просто сказали, что «милиции нет, можете заходить». Или – не такими словами, но с этим смыслом. Люди, впервые за наглые годы янучарства, заходят с категорическими, назревшими вопросами в уютные малины власти? Или – вообще, впервые за долгие годы того, что называлось независимым государством Украина, но было – независимым от нас, граждан? Сегодня, после ночи с пятницы на субботу, ночи, окрасившей площадь кровью наших детей, сложно анализировать. Но отдавать отчет в том, что происходит – необходимо.

После кровавого разгона мирной гражданской акции (да, ночью на Майдане присутствуют буквально пара тысяч, не больше, причем, молодежи), была пауза.
Позволяющая одной стороне (нам, миллионам граждан) заподозрить, что вводится вооруженная диктатура. И пока у нас нет оружия, подготовки, пока – армия не определила для себя сторону, наши дела плохи.
И – предполагающее кое-что для другой стороны, режима, пользующегося как раз вооруженными, силовыми структурами.
Имею основания подозревать, что случившееся в ночь с пятницы на субботу, было элементарной бандитской «проверкой на вшивость». Как среагирует украинское общество на силовой наезд? Как среагирует на это мир?
Ну, и вот – воскресный результат. На Майдане стоят сотни тысяч. Мой товарищ с удивлением узнает в одном из митингующих своего зубного техника. А почему – с удивлением? Здесь Украина, вне зависимости от возраста и профессий.
Мир – однозначно осудил жестокое избиение мирного гражданского волеизъявления.
И вот, пошли миазмы (кто не знает – запахи в атмосферу, причем, не совсем приятные) от режима.
Сам Янукович с Азаровым говорят — ай-ай-ай, мы же, мол, митинговать разрешали.
Колоссальный генпрокурор Пшонка заявляет, что предполагает расследование применения «спецсредств правоохранителями». В поистине (ха-ха) офицерскую отставку подает начальник киевской милиции Валерий Коряк, благословивший атаку «Беркута» на мирных граждан.
Официальный ответ милиции гласит – коллегия МВД рассмотрит вопрос по «расследованию обстоятельств превышения полномочий бойцами спецподразделения». Через пару дней сообщит о вердикте, кто чего и как превысил.

Давайте честно. Кто из нас верит в то, что некий командир некого подразделения взял, да и превысил самостоятельно, без команды? Ведомый личными зашкаливающими чувствами желания уничтожить Евромайдан? Избивать (тут есть интересная деталь, не «рассредоточить», поскольку за уходящими с Майдана, то есть вполне рассредоточенными, гнались, калеча их) – по поводу личного, командирского чувства неприязни к антирежимно и проевропейски настроенным мирным, слишком, кстати, мирным мальчикам и девочкам?
Надеюсь, в это не верит никто здравомыслящий. Было дано распоряжение. Крутое. С целью посмотреть, не схавает ли Украина, по примеру лукашенковской Беларуси, такой разгон граждан.

Не схавала. Для тех, кто оперативно, на сегодня, не разобрался в событиях на главной площади страны – примите с места события, что страна не испугалась. Так есть.

Один из признаков атмосферы. После жестокого побоища мирных людей на Майдане, из рядов Партии Регионов вышли Инна Богословская, Давид Жвания. И пошлейший «игрун», любитель миссок и чартеров в Париж за бюджетные деньги, Николай Рудьковский.

Хвалить их за сделанное? Ругать, поскольку они есть и остаются тем, чем есть?
Бессмысленно и то, и другое. Просто следует отметить. Когда определенный вид живого бежит с корабля, корабль, надо понимать, приближается к катастрофе. В нашем случае, корабль власти режима, о котором жалеть немыслимо.


Только – многие видевшие и ту, и нынешнюю гражданскую акцию говорят: это-де, круче чем в 2004-м.
И тогда, главное, то о чем говорил большой поэт Высоцкий: «не забыть, не простить, не потерять». Я совершенно – не о древней справедливости « зуб – за зуб». Просто, хотя это и вряд ли станет популярным (люди живут событием, что оправданно), хочу сказать. В 2004-м, победив фальсификацию, мы «забыли и простили». Соответственно – потеряли. Сейчас этого не следует делать.

Ну, а в остальном, я там, что естественно, и до встречи.

Виктория АНДРЕЕВА, “ОРД”