Альфред Кох: Жесткая позиция по отношению к Путину спасет миллионы жизней

"После этих тысяч убитых в Донбассе, после бомбардировок в Сирии, после обострения с Турцией и всем НАТО, после начала колоссального экономического кризиса в России, падения ВВП на 4,5% и 20%-ной инфляции – Крым видится только первым эпизодом деградации российской политики."

В Польше состоялась презентация книги «Революция Гайдара. История российских реформ из первых рук».

Авторы книги – известный политический деятель 1990-х, вице-премьер российского правительства в 1997 году Альфред Кох и экс-министр экономических связей России, бывший президент «Альфа-банка» Петр Авен.

Предисловие к польскому изданию книги о российском реформаторе 1990-х Егоре Гайдаре написал «отец» польских экономических реформ, бывший вице-премьер польского правительства и экс-министр финансов Польши профессор Лешек Бальцерович.

Презентация, вылившаяся в дискуссию о новейшей истории России. На правах «хозяина», ведущий встречи Адам Михник, главный редактор Gazeta Wyborcza, представил собравшимся автора книги – «одного из наиболее выдающихся членов гайдаровской команды, которая изменила Россию».

Корреспондент charter97.org приводит выдержки из дискуссии, которая из литературной быстро стала политической.

Адам Михник отметил, что все описанное в книге происходило задолго до оккупации Россией Крыма и задался вопросом: могла ли подобная ревизия государственных границ иметь место в ельцинскую эпоху?

Альфред Кох ответил, что комментировать этот вопрос в контексте политики Бориса Ельцина «очень легко».

«Борис Ельцин без всяких оговорок подписал Беловежские соглашения, признавая те границы, которые были. Ельцин подписал Будапештский меморандум, гарантировав территориальную целостность Украины. Эти два его действия однозначно свидетельствуют о том, что он признавал Крым частью Украины. В той России, в которой жил я и мои товарищи, и которая сейчас кажется царством свободы и демократии, даже в самых бредовых мыслях не допускалась какая-то идея интервенции.

Проблема Крыма возникла, когда Россия начала отдаляться от всего остального мира, когда начала вести разговор о какой-то иерархии отношений, о сферах влияния. В этих своих амбициях Россия начала смотреть на Украину как на своего сателлита с ограниченным суверенитетом. В свете этих изменений российское отношение к Крыму вылезло наружу, эта дремавшая имперская ментальность проявила себя во всей «красе». И этот джин уже выпущен из бутылки и теперь непонятно, как его загнать обратно.

Рейтинг Путина или национальная истерия единения по изгнанию инакомыслия из самого себя

За последние 2 года Россия живет в открытой форме этой болезни. После этих тысяч убитых в Донбассе, после бомбардировок в Сирии, после обострения с Турцией и всем НАТО, после начала колоссального экономического кризиса в России, падения ВВП на 4,5% и 20%-ной инфляции – Крым видится только первым эпизодом деградации российской политики.

Если даже сейчас взмахнуть волшебной палочкой и вернуть Крым Украине, все остальное ведь не исчезнет, и мне даже трудно сказать, как это все остановить и исправить.

Если бы украинцы оказали сопротивление, не отдали Крым без боя - возможно, ничего бы этого не было. Как в истории с голландским мальчиком, который заткнул пальцем дырку в плотине и спас Голландию от наводнения. Я считаю это большим уроком всему мировому сообществу: не надо ждать явственных признаков агрессии. Это как рак – когда симптомы очевидны, лечить уже невозможно. Жесткость по отношению к Гитлеру в 1938 году пошла бы на пользу самой Германии.

Эта формула актуальна и сейчас. Кремлевская журналистика напрасно называет «предателями» тех, кто призывает Запад к наиболее жесткой позиции в отношении России. Нет ничего более полезного сейчас для России и ее народа, чем жесткая позиция по отношению к путинскому курсу. Это спасет тысячи жизней, может даже миллионы», - убежден Альфред Кох.

Кох: Проснитесь, Владимир Владимирович! Народ бунтует - уже подтираются вашими указами...