Премия Дарвина для Российской Федерации

Еще год назад никто в России не требовал никакого насильственного «воссоединения» Крыма с РФ. Никто, кроме маргинальных политических группировок, не хотел танков на Донбассе и войны против Украины.

Да и в самой Украине, какими бы ни были напряженными отношения политических сил, насилие ограничивалось драками в Верховной Раде.

А теперь весь этот дурной сон стал реальностью.

«Никогда еще российский солдат не был оккупантом — и вот опять», — перефразировал один друг известную фразу Виктора Черномырдина.

Можно с натяжкой представить себе, что российско–грузинской войны 2008 избежать было невозможно или по крайней мере сложно. Ту короткую войну можно рассматривать как продолжение долгого старого конфликта, инициатором которого, возможно, была не только Россия, но и, допустим, реально существующие осетинские сепаратисты. На секунду представим себе, что это так.

С войной в восточной Украине все иначе: она за несколько месяцев была разожжена пропагандой абсолютно на пустом месте, без всяких для этого объективных причин. Возможно, сыграли роль чьи–то эмоции по поводу Евромайдана и неудачи уже второй после 2004 года попытки навязать Украине постсоветский авторитарный режим. И в этом особая трагичность нынешних событий.

У России нет шансов победить в этой войне. Даже если представить, что «Новороссия» дотянется до Днепра или что Россия юридически признает очередную южную осетию со столицей в Донецке, это будет означать во–первых, партизанскую войну в тылу россиян.

Посмотрите на боевой дух людей из Мариуполя или на «сафари» харьковских ветеранов советской армии по зоне военных действий. Весь энтузиазм Майдана уже сейчас направлен против путинской России.

По меткому определению одного украинского командира, российско–украинская война — это война между российским государством (при парализованным российском обществе) против украинского общества (при парализованном украинском государстве). Мотивация украинцев — национально–освободительная борьба.

Во–вторых, если Россия не прекратит атаку на Украину, Запад начнет настоящую «Холодную войну» против РФ.

А Запад эту войну уже однажды воевал и однажды в ней уже победил. Причем тогда ему противостоял мощный милитаризированный советский блок, а не одна–единственная коррумпированная региональная сырьевая держава с гораздо более слабым, чем в СССР, военным и экономическим потенциалом и с населением, которое не имеет серьезной идеологической мотивации противостоять Западу. Населением, которое, вдобавок, будет трезветь с каждым новым «грузом–200», прибывающим в российскую глубинку из Украины.

Уже можно с уверенностью сказать, что западные санкции против России скорее всего будут расширены и еще сильнее ударят по российской экономике, которая и без того в начале года стояла на пороге кризиса.

Кроме санкций, Россия уже обременена безнадежно дотационным Крымом и военными расходами. В случае закрепления «Новороссии» даже в минимальных пределах (что расценивалось бы как дипломатическая и военная победа России) к этому добавится финансирование и этой территории.

Поэтому путь, по которому сейчас идет Россия, таков: санкции, потом поражение в войне и экономический кризис, потом политический кризис.

Вопрос только в сроках и в масштабах: чем дольше все это продлится, тем хуже, видимо, будут последствия.

Выстоять еще одну бессмысленную, совершенно на пустом месте и безо всякой нужды развязанную колониальную войну Россия не в состоянии. Не помню, бывало уже так, чтобы дарвиновскую премию давали целой стране — но мы с вами свидетели появления достойного претендента на это.

Что во всем этом для Беларуси? Здесь и риски, если в эйфории или от отчаяния Кремль захочет, наконец, реализовать аншлюс Беларуси. Но здесь и возможности, если осознавая угрозу аншлюса и своего, в его результате, исчезновения современные минские власти пойдут на некий продуктивный диалог с Западом. В любом случае, для Беларуси — и здесь и общество, и Лукашенко едва ли не впервые оказываются «в одной лодке» — это шанс выйти из самоизоляции и закончить долгий период послесоветского застоя. А это скорее хорошо, чем плохо.

По просьбе автора текст переведён на русский язык

POLITOTA