BABUSSY CAT, ВЫХОДИ НА ОХОТУ!

…Когда утверждение, «граждане апатичны, и потому режиму ничего не угрожает» стало более чем повседневным – народные ряды укрепил боевой Кот. И переломил ситуацию. Рассказ о приключениях обычного полосатика, о которых сегодня говорит все страна и многие за рубежом, можно было бы начать именно так, почти эпически. А можно не начинать вообще: мы-де настолько утончены в политических рассуждизмах, что обсуждать «приколы» ниже нашего достоинства. Но кажется, что самое разумное, это рассмотреть ситуацию с днепродзержинским биллбордом про бабусю и котишку, проецируя ее на оценку общественных настроений. И еще: прикинуть положение дел с сегодняшней предвыборной агитацией, которая может стать выстрелом в «яблочко», а может попасть в разряд «деньги на ветер», более того, ветер, несущий мусор в лицо агитирующего. И – не обойти момента: в городах, городках и селах Украины гражданину страшно поднять на власть хоть «кошачью лапку». На этом страхе режим и рассчитывает выехать.
Вот с последнего и начнем. Широко растиражирована видеозапись монолога владелицы биллборда, с которого бабушка утверждала: «Взнала, що внук голосував за «регіони», переписала хату на кота». Хозяйка РО «Апельсин» в Днепродзержинске Елена Дзарасова как-то заучено и нервно убеждает всех – после начала скандала она не оказалась в реанимации, глава облгосадминистрации ни в коем случае не оказывал на нее давления, фразу на рекламном щите она заклеила, приняв собственное решение в соответствии с убеждениями. По первому моменту оправдательного видео возражений нет, человек сообщает, что здоров, ну, и слава Богу, да и журналисты, информируя о госпитализации, могли чего-то неверно понять. Во второй пункт, отсутствие резкого указания власти извести скандальную бабушку с котом-разбойником – исходя из опыта и местных слухов, верится меньше. Хотя и здесь – ладно, при действе давления никто свечку не держал. Но вот третий пункт объяснения не поддается логике. Рекламная площадь в данном случае – частная собственность. Предоставление оной для размещения той или иной «картинки» — бизнес. Но занимаясь бизнесом, владелец площади просчитывает как опасность для своего дела, так и, в идеале, принимает во внимание собственные убеждения, против которых пойти не хочет. Значит, хозяйка щита могла с момента обращения заказчика отказать в размещении конкретного плаката. Или кардинально противоположная оценка данного борда настигла сознание в некий короткий срок? А что, в таком случае, произошло за это время?..
Госпожа Дзарасова уточняет журналистам, «заклеен борд, потому что на нем было нецензурное слово». Ничего себе… Каюсь, с неприличными словами знакома. Но ни глагол «взнала», ни определение «регионы» (даже не «регионалы», не «Партия регионов»), кажется, к ним не относятся. Или… Погодите, уважаемые читатели-собеседники, может, речь идет не об общепринято непристойном выражении, а именно – о неЦЕНЗУРНОМ, то есть не проходящем сито непонятно кем недавно введенной в стране цензуры? Тогда – следует требовать, чтобы нам незамедлительно огласили весь список. А то еще совершенно нечаянно, в бытовом разговоре так налишкуем, что попадем за решетку.
Автор биллборда, Максим Голосной, как известно, находится во всеукраинском розыске. Нет-нет, не за «кошачьи дела», что вы. Ему инкриминируют растрату имущества Елизаветовского сельсовета (не земли под чьи-то поместья, а «вещей», которыми владел столь богатый, надо понимать, орган власти), он был там головой в 2010-2011-м, чуть меньше года. Когда «отставили», селяне собирали подписи в его поддержку, да ничего не добились. Экс-голова уже давно борется за элементарное право узнать, в чем именно его обвиняют, ибо ни ему, ни адвокату по сути не сообщают ничего. Не было ни одной повестки, и в свете данного факта непонятно, как можно объявлять в розыск человека, проживавшего по месту регистрации, да еще и «засвечивающегося»: подающего в свою очередь иски к милиции и прокуратуре. По его выражению, «в подполье» был вынужден уйти буквально несколько дней назад, после биллбордовского шума. Понял, что из «органов» может попросту не вернуться. Да, кстати, кроме блестящей «котовской атаки» есть за Голосным воистину непрощаемый властью грех: в качестве самовыдвиженца он баллотируется по мажоритарному округу № 30 в Днепродзержинске, и, надо понимать, крепко мешает там кандидату регионалов.
Думаю о Максиме Голосном. 81-го года рождения, 31 год стало быть. По образованию архитектор. Среди местных жителей пользуется авторитетом уж никак не из-за «креативных акций», а в качестве борца со злоупотреблениями местных же властей. Беспартийный. На своем, скажем так, микросайте критикует не только регионалов, но и УДАР, центральный штаб которого, оказывается, назначил ответственным за Днепропетровщину Сергея Карпенко, депутата облсовета из фракции Партии регионов. Думаю о Голосном – вот в каком ключе. Общим местом стали стоны: ах, если бы в политику пошли молодые люди, незамаравшиеся во власти, способные разбавить «строй» привычных имен, не олигархи, смелые, да еще и талантливые. Но где уж нам, ничего подобного не дождаться… Так вот, они пошли. О Голосном мы узнали из-за великолепной картинки, взорвавшей симпатии страны. Не всем придумывать такое, но разве только в этом дело? Есть, я уверена, и другие. Да, опасно распылять голоса, отдавать их за самовыдвиженцев, так или иначе конкурирующих с кандидатами объединенной оппозиции или «Свободы», честно разделившей с ней округа, чтобы противостоять регионалам. Но буквально сегодня Александр Турчинов сказал, что полномочия делегатов предвыборного съезда объединенной оппозиции продлены не зря, вполне возможно, что в сентябре будет отказано в поддержке тем выдвиженцам, которые работают для общего дела слабо. И – хочется надеяться, поддержка в таких округах будет оказана вот именно, никому доселе неизвестным реальным местным любимцам. Например, тому же Голосному. А что?.. Ведь подобных людей надо еще и защитить.
Потому что, так сказать, на местах и вправду страшновато. Вдумайтесь, для любой нормальной страны биллборд с котом – что ж, критикует оппонентов, но не нарушает закон. И потому не преследуется. Те, кого задело подобное творчество, должны просто крепко почесать репу во всех штабах, и заставить работничков создать что-то не менее остроумное, но в свою пользу. И переключить внимание общества на это. А не могут создать (изо всего выходит, что обслуга партии власти и вправду не может), что ж, надлежит смахнуть слезу огорчения. Но в сегодняшней Украине заказчики предвыборной агитации от режима просто не способны допустить мысли о подобной цивилизованной конкуренции, с «аж самими» ими, взявшими в кулак всех и вся. А если что-то из кулака высовывается – его норовят оперативно додавить. Чтоб никому неповадно. И, на примере днепродзержинской владелицы рекламной площади, (которая пока «не в реанимации») оппозиции откажут в десятках городов даже в размещении рутинной рекламы. И многие художники, способные на остроумный предвыборный прорыв – в свете судьбы Голосного (вынужденного прятать жену и 11-месячную дочь), предпочтут, как минимум, шифроваться ником, и размещать картинку только на каком-то малопосещаемом блоге, а как максимум – вообще не создавать ничего неотцензуренного режимом. А ведь есть еще люди, захотевшие стать агитаторами не за партию власти. И члены участковых, окружных комиссий. Они – на буквально простреливаемом пространстве, в небольших населенных пунктах, с семьями. Дожидаться, пока наиболее несговорчивые (попросту честные) из них потеряют работу, горько рискнут детьми, увидят, как пылают хаты и двери квартир в этажках?! Или – создать именно на местах, в любой «глухой провинции» атмосферу: за любого несправедливо преследуемого вступится всеукраинская сила, любая подобная фамилия, ранее никому, кроме соседей, неизвестная – окажется на слуху, на контроле всей страны?
Для создания подобной атмосферы, единственно возможной в нашем, воистину оккупированном положении, центр тяжести работы объединенной оппозиции должен переместиться с подсчета десятых долей рейтинга в столичных штабах – на места. И, к теме наших сегодняшних заметок, кажется, что и наглядная предвыборная агитация должна «играть» именно там. Причем – на контрасте с неповоротливой и примитивной «наглядщиной» режима. По информации Ассоциации наружной рекламы, с начала сравнительно недавно стартовавшей кампании наибольшее количество средств на «биг-морды» истратили регионалы – 8 миллионов гривен, наименьшее – объединенная оппозиция, миллион 250 тысяч. По сравнению со всеобъемлющей властью, запустившей лапу в бюджет не только на золотые унитазы, но и на то, что они хотят выдать за выборы – денег у оппозиции не в пример меньше. Вторая причина: то оттуда, то отсюда поступает информация, что рекламу оппозиции отказываются размещать.
Но можно сказать так: не было бы счастья – несчастье помогло. Кто постарше, помнит, с какой жаждой ловили в советское время зарубежные «голоса» в радиоприемнике. Правдивая, по собственному желанию полученная информация, естественно, переигрывала остохреневший плакат «Народ и партия едины!». Точно так же могут переиграть простые, черно-белые листовки, насыщенные правдивыми аргументами и фактами – монументально намозолившие глаза лозунги про «пакращення». В том случае, если эти листовки действительно из рук в руки попадут в каждый дом, каждый почтовый ящик. А острый фактаж в них будет бить по больным местам режима, оперативно обновляться от выпуска к выпуску. Наверное, подобное труднее сделать, чем добиться размещения биллборда с так или иначе, но глянцевыми лицами лидеров оппозиции. Но кто обещал, что по-настоящему бороться с режимом будет легко?..
А сенсационный днепродзержинский кот, вместе с любимой хозяйкой отвергающий рыгов – что ж, продолжает свои приключения. Да, шутка, анекдот, как бы хороши они ни были на первый взгляд, становятся событием только в том случае, если живут в обществе вне последующих авторских трудов, обрастают народными дополнениями. И, может, кто не знает, широкое отношение общества к тому или иному «приколу», есть предметом изучения для рекламщиков, в том числе специалистов по политической агитации. В принципе, тенденцию может отметить и неспециалист. Вот, например, на одном из популярных сайтов размещают анекдоты, в основном, политические, а читатель может выставить оценку. Я обратила внимание на тенденцию. Если шутка хоть чуть-чуть нелицеприятна по отношению к реальной оппозиции, судьбе политзаключенных (что-то вроде: «Тимошенко решили поставить на ноги, чтобы она могла сидеть») – такой пассаж набирает кучу минусовых баллов. Выходит, что сегодня благородная самоцензура гражданина и общий настрой настолько негативны по отношению к режиму, что подход лишь бы поржать, не срабатывает.
И наоборот, в «деле Кота» никто не пожалел внука, оставшегося без хаты из-за своего антинародного выбора. А уж сам Кот – приобрел множество ипостасей, коими пестреет Инет. Анонимные художники не устают развивать образ. На сайте Uainfo появилась постоянно пополняющаяся рубрика «Лучшие картинки легендарной Бабушки и Кота». Не угодно ли – Таисия Повалий с сереньким котофеем на руках, и надпись: «Дізнався, що хазяйка № 2 у списку «регіонів» — обісцяв їй весь гардероб». А вот – строгие двери администрации президента, и рядом с табличкой перечеркнуты предметы и «лица», которым вход воспрещен: опасное куриное яйцо; венок, который, как известно, может кинуться на Януковича; и конечно – Бабушкин Кот.
Он и вправду опасен для режима. Потому что когда практически все общество аплодирует выбору его хозяйки, тут уж и вправду, «Давай до свиданья».
Не буду возражать тем, кто собрав чело в скорбные складки, на все лады утверждает, что «Майдана с улыбкой» больше не будет. Не возражу потому, что в отличие от них не смею говорить: я точно знаю, что именно ждет нас после голосования, результаты которого режим готовится сфальсифицировать. Поживем – увидим, это более честно. И потому не возражу, что отдаю себе отчет, мы, граждане, действительно столкнемся с безбашенным и приемлющем любую жестокость врагом. Но реально проступает и другое. Страна единодушно отвергает режим, в том числе, не чураясь очистительного народного смеха. Есть общественный запрос на неожиданно для автора – становящееся легендарным злободневное творчество. Это говорит о моральном здоровье сегодняшней украинской громады. «…Смеясь, расстаемся со своим прошлым» — так, что ли?
Виктория АНДРЕЕВА, ord-ua.com