МУХИ – ОТДЕЛЬНО, КОТЛЕТЫ – ОТДЕЛЬНО

Ну, и как настроение в этот донельзя туманный денек? Переживаете личную трагедию? В таком случае, вас зовут Анна Герман. Ибо именно эта дама регионаловского ретрогламура пару недель назад заявила, что срыв подписания Соглашения об ассоциации стал бы для нее «личной трагедией». Да и то, кажется, в очередной раз позерствовала. Если заставить себя не эмоциональничать, а думать, есть вопросы, на которые стоит поискать ответа. Что дальше? Не в декларациях, а в реальности? И, в скобках, вообще, окончательно ли сорвано участие Киева в вильнюсском саммите? А если да – то, может, это и к лучшему, причем, именно в глобальном аспекте европеизации Украины?

От чего однозначно осталось отвратительное послевкусие – так это от того, КАК, а не от того, ЧТО было сделано украинской властью в четверг.
Потому что при том, что все мы знаем цену и умственным, и дипломатическим способностям режима (цена весьма невысока), есть вещи, которые трудно представить. Если речь идет не о детсадовских непредсказуемостях в песочнице. И не об атмосфере, в коей поступки совершают лица, нанюхавшиеся клея.
Янукович, путающий имена собеседников, исторические события и географические названия, он, все же, не выходит к собеседникам неглиже, и не передвигается во время мероприятий на четвереньки.
А то, что получилось в четверг, равно подобному немыслимому поведению.
Потому что не бывает так – глава государства в ходе официального визита в Австрию говорит: «альтернативы евроинтеграции не существует. Мы идем эти путем, и не меняем направление маршрута». И, аккурат в это же время, в Киеве, Кабмин выступает с распоряжением приостановить процесс подготовки к подписанию Соглашения об ассоциации с ЕС. Кстати, после того, как накануне, 20 ноября, премьер Азаров на Совете глав правительств СНГ в Санкт-Петербурге заявил – «плановая подготовка к вильнюсскому саммиту осуществляется, на мой взгляд, нормально. Никакие планы у нас не меняются».

Геополитика иной раз включает элементы блефа. Но вот это, приведенное выше, не может быть расценено как допустимая игра. Потому что весомое решение – официально свернуть серьезный международный процесс, полностью исключает одновременное непрерывное декларирование – процесс, мол, идет. И – наоборот.

Таким образом, цивилизованный мир и вправду шокирован. Но, кажется, в первую очередь, не тем, что долго и всерьез (с обеих сторон) продвигавшийся процесс вроде бы всерьез и прерван Украиной; что надолго-ненадолго, но меняется конфигурация Восточной Европы и т.п. А тем, что так на этом уровне не прерывают ничего. К слову, представляете себе, что чувствует сейчас вполне цивилизованный и во всех отношениях нормальный еврокомиссар Штефан Фюле, заявлявший после вторничного визита в Украину – «я взволнован решительностью президента Януковича и спикера украинского парламента Рыбака принять 21 ноября в сотрудничестве со всеми фракциями ключевые законы»? Смех – неуместен, но именно 21 ноября у Фюле и остальных появились истинные причины для эмоций…
Из произошедшего рождается вывод: нынешний официальный Киев опустился в глазах мира – ниже некуда. Ниже Лукашенко, который не декларировал и не декларирует ни евроинтеграции, ни введения у себя норм демократии либо принципов прогрессивного экономического управления. И, соответственно, ни с какого бодуна не отзывает в мгновенье ока никаких своих обещаний. Мир, соответственно, может применять к Лукашенко санкции, но может и апеллировать к нему, к чему-то призывать, даже – обещать, «если вы сделаете то-то – получите это». А вот каким образом после произошедшего – общаться с Януковичем?..

И кажется – что именно сейчас все встало на свои места. Мухи – отдельно, котлеты – отдельно.
Потому что – евроинтеграция, это то, что и вправду неизбывно необходимо Украине для шанса цивилизованного развития. Но все последние месяцы массированной евроинтеграционной риторики от режима, не оставляло сомнение: чем может быть, и может ли быть вообще евроинтеграция при условии, что руль внутренних изменений в Украине остается в руках «этих»?

Сегодня, и это вполне объяснимо, внимание политикума, медиа, общества – приковано к свеже произошедшему и происходящему. Как объясняет свои действия режим? На что рассчитывает? Что сказал Евросоюз? Что – Россия по этому случаю?
Но есть смысл вернуться буквально на несколько дней назад. В атмосфере нарастали явления, которые настораживали, смущали.
Прежде всего – лихорадочная готовность украинских национал-демократических политиков буквально поступиться чем угодно. Ради благой цели – подписания Соглашения об ассоциации именно в конце нынешнего ноября, в Вильнюсе.
Оппозиционные парламентские фракции ставили себе в заслугу компромиссность. Отзывали поправки к законопроектам о прокуратуре и об изменениях в избирательное законодательство, чтобы ускорить процесс принятия этих документов. Позволили партии власти полностью подменить вопрос прекращения практики выборочного правосудия непонятными проектами о лечении заключенных за рубежом.
Сама Юлия Тимошенко – передала соратникам письмо, где призывала голосовать за любые, предложенные партией власти, проекты обязательных для евроинтеграции законов, без обсуждения. Что касается собственной судьбы, то ради подписания Соглашения она заявляла о готовности к тому, что ее «вывезут для лечения в кандалах, и в кандалах привезут обратно».
Как для меня, то вершиной стало парламентское выступление Тягныбока (чуть ранее кабминовского фокуса) – он призывал Евросоюз принять решение о подписании Соглашения даже в случае «непринятия закона относительно вопроса Юлии Тимошенко». Чем снискал аплодисменты восторженных регионалок. По случаю своей «государственнической позиции».
Вот здесь – необходимо остановиться и перевести дух. Да, решение вопроса относительно освобождения политзаключенного лидера оппозиции казалось главным камнем преткновения. Но еще и еще раз оговоримся, здесь личная судьба либо беззаветное (личное) желание приковать себя кандалами ради великого для страны дела – не есть основным.
В конце концов, чем для Украины есть подписание Соглашения об ассоциации? Цивилизационным выбором более прогрессивного пути развития. То есть – успешным началом определенного пути. Но – не хеппи-эндом, после которого остается мед-пиво пить, чтоб по усам текло.

Предположим. Евросоюз согласился на ассоциирование Украины с Тимошенко не просто за решеткой, а высеченной розгами под извращенческое повизгивание заинтересованных лиц. Закрыл глаза, что некоторые другие документы из так называемого списка Фюле проработаны из рук вон плохо, либо вообще отложены до «после Вильнюса».
Но ведь тут приходится продолжить ряд подобной логики. И тогда далее следует вот что. Международные финансовые институции и правительства выделяют Киеву транши финансовой помощи – и денежки оседают в карманах коррумпированного режима; часть, доставшаяся «народу», тупо и мгновенно проедается, поскольку режим не меняет образ хозяйствования. Почему так мрачно? А потому, что если пошли на знаковые отступления от требований перед подписанием, то и далее официальный Киев имеет право «слушать да есть». Ну, и никакие преобразования что касается демократического устройства общественной жизни, прозрачности власти тоже не светят. По тем же причинам «особенности» компромиссного отношения к «особенной» украинской власти.

И теперь скажите, что в таком случае дает подписание вожделенного Соглашения? Наличие красивой бумажки, годной лишь на то, чтобы висеть на стене в Межигорье, так, чтобы ее можно было разглядывать с пресловутого толчка со стразами?

Так что, получается, что украинские демократические силы, общество, с самого начала декларирования режимом евроинтеграционного вектора – должны были кричать: не сметь! Мы против вас, и, таким образом, против евроинтеграции, если она от вас?
Нет. Подобная мысль – передергивание. На что была (есть? Пока разобраться сложно) определенная надежда? Прежде всего, на то, что ассоциация с объединенной Европой отведет от подъянучарской Украины опасность попасть в настоящую неоколониальную зависимость от обкурившегося империоном Кремля. И даст нашей стране определенный «зонтик» пред кремлевскими посягательствами.
По аспектам назревшей перестройки политического и экономического положения дел – надежда на то, что власть, подписавшая Соглашение, воленс-ноленс, хотя бы в рамках своих «видовых» возможностей, будет вынуждена придерживаться более цивилизованных правил игры.
И – страна не рухнет экономически. Не переживет разноплановых потрясений. Кое-что положительное внедряя – придет к президентским выборам-2015, которые пройдут по опять-таки, более-менее, но демократическим правилам, под наблюдением Евросоюза за своим ассоциантом. И, скорей всего, Янукович и Ко отправятся на политическую пенсию. И можно будет более предметно внедрять прогрессивные принципы, опираясь на уже действующее Соглашение.
Только все это, повторимся, при условии, если Соглашение будет подписано без немыслимых компромиссов, без карт-бланш режиму – оставаться преступным, коррумпированным и т.п.

Что теперь? При фантасмагорической непредсказуемости действий режима, нужно быть пророком, чтобы по горячим следам смочь сказать, что именно. Набираться наглости пророчествовать – не стоит.

Может быть, попытаться прикинуть так. Что не соответствует действительности. Что, напротив, присутствует. Что назревает и может назреть.

Уже после четвергового фокуса, философствует регионал Олийнык: «наш путь в ЕС напоминает восхождение на горную вершину. Мы прошли огромный отрезок пути. Но нам нужно остановиться. Это не означает, что мы двигаемся назад».
Для любого, имеющего представление о восхождении в гору, этот «пук» звучит абсурдно. Потому как надолго застыть, вцепившись в склон «кошками» и ледорубом, попросту невозможно. Можно, хоть это и рискованно, повернуть назад. Можно – отпустить руки-ноги, и грохнуться в пропасть. Но устроить на стенке, за метры до вершины, длительный привал с палатками и костерком – невозможно.
Это означает, что в пропасть уже грохнулись, и вопрос ассоциирования закрыт окончательно и надолго? Не совсем так. Поскольку Азаров не «восстал», а действовал по команде, не исключено продолжение немыслимого блефа от режима. Азаров, может, согласился на тихую и сытную отставку. А Янукович – поломается до предела, может, выторгует какую-то лишнюю крошку. Исполнит требования. Подпишет. И тогда – Украина остается в том же положении, что до «черного четверга». Черным же он становится лишь для персоналий режима. Они и вправду, играли и доигрались. Если сложится так, что Соглашение с ними подпишут, то персоналии для своего будущего уже в полном пролете, не зря Кэтрин Эштон сегодня перенесла акценты: «Евросоюз сохраняет приверженность к НАРОДУ УКРАИНЫ».
Да, о персоналиях вообще. Вечером четверга эмоции кипели до всхлипа (кстати, противненько, даже представители условных демократических кругов вскрикивали: Янукович, возвращайся из Вены, ты ведь одумаешься, именно ты исправишь ляп Кабмина). Вот – всхлип Богословской. О том, что «великий и сильный лидер Янукович» не согнется под «каблук восточного императора». Но если оставить славословие в конкретный адрес, то вполне нормальное возмущение: «не верю, что мои дети и внуки будут снова чувствовать себя малороссами».
И вот, в пятницу, уже без всхлипа, видный регионал Давид Жвания заявляет, что поддержит инициативу парламентской оппозиции об отставке Кабмина; поддержит внеочередное заседание Рады на следующей неделе, где будут приняты неотложные документы. И поддерживает стремление к подписанию на этих условиях.
Интересно, сколько таких людей в партии власти? И какими будут действия крупного бизнеса, уже связавшего свои надежды с европейской Украиной?

Говорят еще – что Янукович наплевал на стратегию за ложку тактической «чечевичной похлебки», Путин-де обещал ему 20 миллиардов долларов для «фальсификации выборов в 2015 году». Может быть. Но вот она, объективная реальность. Как говорилось десятки раз, царевать до 2015-го не на что. Да и полностью купить выборы на эту милую сумму тоже вряд ли возможно.

Не в каком-то 2015-м, а сейчас, сегодня, не стоит и сбрасывать со счета состояние и действия общества. Обстоятельства последних лет, и злонамеренные попытки антиукраинских сил, довели нас до иронии по отношению к Майдану и майданам. Презрительной иронии – по отношению к самим себе?..
Но ведь – не окончательно, не тотально довели. Люди, которые вчера вышли на Майдан в Киеве, тянутся туда сегодня, собираются в воскресенье, они – вот они. Сговариваясь в соцсетях, в четверг вечером, в пятницу, на главные площади так или иначе, но пошли люди в Ивано-Франковске, Харькове, Донецке, Львове. Пока что – скорей всего, чтобы не чувствовать себя одинокими, тыкнутыми носом в дерьмо, чтобы услышать, что говорит «парень с соседней улицы», испытывающий эти же чувства.
Опять таки – не станем безапелляционно прогнозировать. Но может быть – все взорвется гражданским гневом именно сейчас. А может – в недалеком завтра, когда не только царевать им, но и жить нам будет окончательно не на что.

На что наложится такое настроение граждан? Какие политические силы внутри страны и вне направят его в верное русло? Какую цену заплатит общество за подобную нестабильность?
Только ведь – нестабильность эту провоцирует не общество, не оппозиция, не «наколотые валенки» из-за бугра. Режим сеет то, что сеет. Он хочет пожать соответствующее?

Кстати, сегодня, 22 октября – в Украине День свободы. Пару лет назад придушенный Януковичем, куда-то перенесенный. Мы это – проглотили. Что ж. Так или иначе, День свободы и будничные дни свободы, их необходимо восстанавливать.

Виктория АНДРЕЕВА, «
ОРД»