Мартовское обострение Путина

 Евгений Платон

Президент Российской Федерации Владимир Путин: «Какой инструментарий есть у офицера КГБ? Подкуп, шантаж и провокация». Это высказывание как нельзя лучше характеризует внешнюю политику России под путинским правлением.

8 апреля 2014 года я написал в своей заметке "Террор как суть государственной политики России":

"Террор как инструмент политики возник в России в 19 веке. Этот террор был индивидуальным и направлен против наиболее одиозных правящих персон царского режима. Боевики-эсеры взрывали сановников и, тем самым, выражали свой социальный протест.

На широкую ногу поставили террор большевики. Придя к власти, они сделали террор основным инструментом внутренней политики: уничтожались целые сословия – крестьяне, причем против них массово применялось химическое оружие еще в 20-х годах прошлого столетия, священнослужители, военнослужащие царской армии, интеллигенция.

Первые концентрационные лагеря смерти придумал не Гитлер, а именно большевики. Гитлер и Гимлер лишь привнесли в эту сатанинскую машину уничтожения, изобретенную большевиками, немецкую скрупулезность и педантичность.

Сталин придал размах террору как способу правления, что вылилось в систему ГУЛАГа, которая стала не только основой, но и лицом режима. А.И. Солженицын в своем фундаментальном труде «Архипелаге ГУЛАГе» исчерпывающе описал, как работала эта машина страха и подавления.

Весь этот исторический экскурс эволюции террора в России: от индивидуального до массового, как основного инструмента политики, нам поможет понять суть путинизма.

Путин пришел к власти, насадив в обществе очередную волну страха. Сначала взрывами домов, а потом чеченскими войнами, путинский режим упорно прививал террором страх обществу, которое никак не может отойти от этого своего состояния. Взрывы в людных местах, которые регулярно производит путинский режим, предназначены именно для этого: поддерживать определенный градус страха и не позволять обществу прийти в себя.

Революция в Украине позволила пропагандистам кремля придумать новых врагов и новые фобии: пресловутые нацисты-бандеровцы, которые пьют кровь русских младенцев.

Что дальше, спросите вы? Мне представляется, что террор путинского режима теперь распространяется не только на восставшую Украину и на российское общество, но наблюдается попытка сделать террор основным инструментом и внешней политики.

Все эти демарши в ООН по украинскому вопросу, попрание всех международных правовых актов и принятых на себя обязательств, в частности по территориальной целостности Украины, аннексия Крыма и попытки дальнейшего развязывания войны, говорят о том, что путлеровцы не только отвергают весь механизм международного права, но и пытаются его заменить террором.

Евроатлантическая цивилизация стоит перед выбором: обуздать террориста на этом этапе или дать процессу развиться. Опасности, связанные со второй опцией, как я полагаю, осознаются всеми здравомыслящими людьми. С террористами не ведут переговоров – их уничтожают.

Посмотрим, какие решения предложат миру современные хранители традиций развития цивилизации. Если доживем."

И вот сегодня, почти через два года, путинская гибридная война пришла и в сердце Европы. Примечательно, что ослиные уши организаторов терактов в Брюсселе выдают сами кремлевские спикеры. Например, всего лишь один "перл", прозвучавший сегодня из Москвы, но зато какой!?

Премьер-министр России Дмитрий Медведев отреагировал на заявление главы Службы безопасности Украины Василия Грицака, который допустил причастность России к взрывам в Брюсселе. Премьер РФ назвал главу СБУ придурком.

На первый взгляд, такая риторика главы правительства напоминает криминальные разборки московских банд в начале 90-х. Все бы ничего, но эта кремлевская ОПГ "держит" под собой всю Россию. Какие беды эта банда еще успеет натворить до того, как попадет на скамью подсудимых, нам еще предстоит убедиться - следующий ход за Западом.