Олигархия как диагноз

 Евгений Платон

"Перспективы стран Восточной Европы на вступление в ЕС могут быть стимулом, но не следует их переоценивать. Куда большее значение имеет то, что сама логика евроинтеграции, сработавшая в Центральной Европе, не переносится на Восточную Европу.

Она заключалась в том, что ЕС поддерживал реформы, проводимые отдельными странами самостоятельно и по собственной воле, чтобы достичь европейских стандартов.

В Центральной Европе было одно важное преимущество - в полной мере дееспособная государственность, а потому довольно быстро сформировались соответствующие рыночной экономике структуры. Там имелся широкий консенсус элит по поводу необходимых реформ, и если оппозиция выигрывала выборы, она, как правило, продолжала реформаторский курс предыдущего правительства.

В противоположность этому, в Восточной Европе закрепились олигархические структуры, чья стабильность обеспечивалась системной коррупцией, а центральные государственные структуры и политические партии оказались под контролем частных деловых интересов.

Хотя реформаторы и готовность к реформам со стороны населения обнаруживаются и в Восточной Европе, но одновременно практически в каждой большой партии присутствуют влиятельные силы, способные противодействовать реформам в угоду олигархическим интересам.

Вот почему сами по себе перспективы на вступление в ЕС - это не решение. Куда больше востребован здесь иной инструментарий, чтобы ЕС мог активно соучаствовать и осуществлять реформы, провести которые обязались партнеры по восточному сотрудничеству."
(с) Ханс-Мартин Зиг (Hans-Martin Sieg), директор Института европейской политики и реформ в интервью DW.

29 ноября 2013 года я написал в своем Facebook: «Новое качество Майдана или привет Париж-68. Это лишь ещё одно подтверждение, что "вертикали" и иерархические структуры уже не работают. Нигде. Ни в политике, ни в бизнесе. Работают лишь сетевые горизонтальные структуры. А в них нет лидеров. Есть лишь "центры" влияния, которые генерируют новые смыслы и идеи и вокруг которых собираются единомышленники.

Еще один очень важный аспект: это сеть, которой не нужны олигархические СМИ, чтобы коммуницировать и создавать общественное мнение. Олигархи вместе с их телеканалами и дебильными шоу потеряли контроль над умами.

Это и есть "третья" сила. Молодая, самоорганизующаяся стая волчат.

Старые "политики" не могут ничего им предложить, и это наглядно видно по их растерянному поведению на Майдане. Эти волчата и будут теперь выбирать себе власть и государственное устройство. Нанимать себе президентов, министров и остальных бюрократов.

Это начало конца паразитической олигархии и демонтажа всей их политической и экономической модели. Появился шанс за счёт молодой крови победить опухоль. По крайней мере, хотелось бы на это надеяться".

См. Гибель империи: в России горят последние мосты, связывающие ее с цивилизацией

Homo Putinus, который деградировал из Homo Soveticus, отличается одной важной особенностью: тотальной криминализацией сознания. Отрицается не только верховенство права, а вообще право, как таковое: культивируется право силы, как основного способа разрешения споров и противоречий в человеческом обществе.

Это сознательно внедряется в массовое бессознательное путинскими средствами массовой пропаганды, в чем каждый может легко убедиться, включив любой российский телеканал.

Соседи России должны, просто обязаны оградить свое сознательное и бессознательное от этой путинской бесовщины. Те народы, которые сохранили свою культуру, так или иначе с этим справляются, иначе они были бы уже порабощены и обращены в рабов.

Защита от субкультуры Homo Putinus должно стать самой важной гуманитарной задачей правительств соседних с Россией стран.

См. О братских народах. Возможно ли примирение россиян и украинцев