РАСПАХНУТЬ РЕШЕТКУ. И УВИДЕТЬ СЛЕДУЮЩУЮ

 

Кое-кто говорит, что благоденствующий народ напрочь не интересует политика? Что ж, медицина интересует всех. А есть новости. Могущие коснуться здоровья каждого. Если у кого, не дай, Бог, подозрение на гепатит С – то бегом в тюрьму. Потому что о наличии либо отсутствии данной опасной хвори вердикт в Украине ныне выносит исключительно пенитенциарная служба. Сегодня от имени данного учреждения заявлено, что подобного вида гепатита (о внесении заразы именно во время «медпроцедур» в Лукьяновке есть оправданные подозрения близких заключенного) у Луценко не обнаружено. Есть воистину положительные моменты: все остальные болезни, от язвенного кровотечения до приобретенного во время голодовки протеста диабета не мешают человеку жить полной жизнью. То есть в данном случае, быть в пятницу препровожденном из Киевской больницы скорой помощи обратно в СИЗО, подвергаться допросам и дальнейшим судам. Ну, и о том, как на примере оппозиционного нардепа Бориса Пудова научиться не травмировать голову – нам тоже объяснили. Управление МВД в Харьковской области, прямо по событиям от здания суда, где слушается очередное дело Тимошенко. Этим ценным советом поделюсь чуть ниже. Потому что пока совсем уж без политики не обойдешься.

 

Несколько дней назад на железнодорожном вокзале Витебска седой, с нездоровой бледность лица человек искал возможность позвонить по таксофону. В век мобилок уличные телефоны-автоматы практически ушли в небытие. Но человеку было очень нужно. Андрея Санникова, реального соперника Лукашенко на президентских выборах-2010, помиловали без предупреждения, привезли из колонии строгого режима на этот вокзал, оставили. Следовало позвонить близким, выбираться. Сложно на улице, с непривычки, после одиночной камеры. Но выпустили же! Ай да диктатор, ай да молодец! Будет ему, наверное, за это сладкий пирожок от «тети Европы».

 

Вот, и в Украине всерьез рассуждают о том, не сможет ли Европейский суд по правам человека, оперативно завершающий слушания по делу Юрия Луценко, посодействовать тому, чтобы наш европейский политзэк современности оказался на свободе. А мне хочется, чтобы приступая к обсуждению этой и схожих тем, мы с вами спокойно усвоили: есть ситуации, когда «мечтать вредно», вопреки поговорке. В стране, совокупно находящейся в тюрьме, распахнув одну решетку – можно только увидеть следующую. Еще более прочную. Эти решетки следует ломать, а не смазывать петли через одну.

 

Впрочем, начать сегодняшние заметки можно было и чуть веселее, со сценки воображаемой, но на реальность похожей. На закрытом совещании Янык Федорыч отряхивает пену с губ, и орет: «Я вам всем, кАзлы, покажу, что такое «денег нет» на мои социальные инициативы! Продать не умеете? А минский Лука умеет! Этих, как их, политзаключенных апазиционеров. Я их наделал, теперь торговать надо!». Вклинивается какой-то услужливый тенор: «А если в розницу, ну, там, сегодня – рука, завтра нога, так ведь дороже пойдет, правда, Солнцеликий?» Янык Федорыч набычивается: «Не… На развес, по кускам не купят». Слышен осторожный шепот: «Дык, Солнцеликий, продать – это выпустить. А звездочеты говорили, если «их» выпустить, нам с вами небо на голову упадет». Янык Федорыч с опаской взглядывает на потолок, но потом улыбается, как добрый дедушка Ленин: «Ты забыл, как лохам продают? Товар показуют, бабло берут, а потом – лохам хрен с лампадным маслом. На крайняк – товар в окончательно нерабочем состоянии». Улыбнулись бы и остальные, но у дверей – тревожный топот кого-то припозднившегося: «Усе пропало, шеф! Лука двоих выпустил, а еврики ему – шиш, получается, на дурняк выпустил…» Пена вновь вскипает на губах Яныка Федорыча: «Да я…тогда… Все! Кирдык этим, как их, сидентам!» А кто-то из присутствующих, прикрывая рот рукой для вящей анонимности, перечеркивает в блокноте цифры доходов-расходов бюджета, и выдыхает: «И нам кирдык…»

 

Все. Занавес над фельетонной частью задернут. Дальше уж совсем не тянет на попытки хохм. Читаю строки: «Я католик, но были случаи, когда бойцам костел разрешал самоубийство, если они попали в плен, и могут дать показания на своих друзей, соратников. У меня такое решение было». Это что, решила отвлечься леденящими кровь рассказами о фашистской оккупации или еще о чем подобном историческом? Нет. Это – сегодня. В Европе, хоть бы и географически. Из короткой пресс-конференции одного из помилованных Лукашенко, лидера гражданской кампании «Европейская Беларусь» Дмитрия Бондаренко, доверенного лица кандидата в президенты Санникова.

 

Упоминаю о Беларуси не потому, что у нас своих проблем нет, осталось разрешать чужие (хотя никогда не пойму, где ирония во фразе «ты бы о голодающих детях Африки подумал», нормальный человек как раз должен думать в том числе и о них). Но здесь – куда горячее. В реалии минского режима мы сегодня, обзаведясь на свою голову режимом янучарским, можем смотреться как в зеркало. И наоборот. Кое-что в Беларуси, и в экономике, и политрепрессиях, и полузадушенности общества, похуже, чем у нас. Но там конституционный переворот произошел раньше. А у нас, при дикой скорости нарастающего негатива – темп страшных «преобразований» зато существенно выше. Другие различия – это тонкости и частности.

 

Так вот, Санникова и Бондаренко взяли, когда 19 декабря 2010-го, после «выборов» президента в Беларуси люди возмутились фальсификацией результатов, и вышли на уличный протест. Взяли, естественно, не только их – «за организацию массовых беспорядков» (очень многие продолжают находиться за решеткой). Почему выше закавычила два определения? «Выборы» в нарушение всех цивилизованных сроков пребывания при власти главы государства, при грубо перелицованной Конституции, и под эгидой режима, таковыми не являются. И это урок, который нам в Украине стоит буквально зарубить на носу. Ну, а второе… Подобные «беспорядки» организовать невозможно. До кадра помню любительскую видеозапись, пересланную мне друзьями, кода старик распахивает пальто, под которым, на пиджаке у него боевые и трудовые награды, и кричит спецназовцам: «Сынки, так против кого вы?». Кому – как, но мне нравится, что во время «беспорядков» не пылали перевернутые автомобили, и не были избиты люди в погонах. А вот то, что протест захлебнулся – это беда. И второй урок для Украины: может, было уже слишком поздно? Слишком раздавлена страна, и слишком почувствовал безнаказанность доморощенный диктатор со странностями?

 

Санников отхватил 5 лет строгого режима. Бондаренко – поменее, и общего. Теперь о «помиловке». Ее можно получить, только попросив. У политических – это моветон. Попросить, следовательно, признать свою вину и признать диктатора главой государства, с правом «казнить – миловать». На уже упомянутом коротком брифинге помилованных, Санников настаивает, что писал не «прошение», а «ходатайство», то есть вины не признавал, и писал «под давлением», а дальше честно признается, что всего не говорит: «я не имею права сегодня в подробностях рассказывать, что со мной происходило, потому что моя семья, коллеги, единомышленники, сегодня остаются в заложниках». Но можно собрать информацию по крупицам (поскольку в Беларуси с 6 января введены некоторые законодательные поправки, ударившие по 35 оппозиционным Инет-ресурсам. Это то, что ждет Украину. Если позволим). Санникова этапировали, ничего не объясняя, 7 раз. В соседней камере с ним содержали, без суда, жену, оппозиционную журналистку. Заходили к нему, говорили, что сейчас будет с ней. В колонии строгого режима в отряде (среди других заключенных) он был пару недель. Любой заключенный «не по политике», просто поздоровавшийся с ним, имел неприятности от администрации колонии. Потом – одиночка при полном отсутствии связи с миром, без объяснения причин. Однажды в других камерах включили телевизоры, ранее вырубленные. Шла информация о том, что малолетнего сына Санникова собираются «изъять» у бабушки, препроводить в детдом.

 

Факт подписания «ходатайства» или «прошения» — имеют право осуждать или одобрять только побывавшие в этих обстоятельствах. И все-таки я рада, что наши наиболее известные политзэки, Тимошенко и Луценко, заранее заявили, что «помиловки» не попросят. Извините, слово «рада» в этом тексте вряд ли уместно. Просто – мы с вами, кто объективен, видят, что в Украине безобразие хоть и быстро идет, но сравнительно недолго. И у нас есть шанс прекратить его, пока не дошло до необратимого. Чтобы не увидеть, как пара политузников (а остальные продолжают невиданно мучиться), типа помилованных, на своем брифинге в Минске «во первых строках» говорили о политзаключенных, товарищах, и просили физически спасти их, а не рассуждали о каких-то политических аспектах страны.

 

Так погодите, может, действительно, в Беларуси есть некая группка «чем-то недовольных», ну, и пусть их, сидят или с мучнистыми от одиночных камер лицами дают какие-то брифинги, а страна-то – в порядке? Увы и ах. Потому и выдавил «бацька» ходатайство о помиловании хоть у двоих, что экономика его – швах. Общая годовая инфляция свыше 100%, был случай, когда за один день – «зайчик» (местная влалюта) упал на 56%. Люди толпятся у магазинов, хоть с электротехникой (сберечь деньги «долгоиграющим» товаром), но там – пустые полки. Ну, хоть жрать-то надо? Надо. Зарплаты выдают на пластиковые карточки. А банкоматы денег не дают.

 

И была идея: выпустить чуток политзаключенных, и попросить кредит у МВФ (правда, экономические эксперты говорят, что при неизменяемом способе хозяйствования Лукашенко, это, как в известной притче, попросить не удочку, а рыбку, съедаемую за один раз). И еще, после произошедшей «помиловки», скользнула информация, чуть ли не даст за помилованных «Брюссель 2 миллиарда евро в качестве помощи».

 

Оказалось – нет. Для начала любых разговоров о сотрудничестве по прежнему, требуют прекратить преследовать всех политзаключенных, и прекратить сворачивание демократии вообще. Ну, на это он (Лукашенко) «пойтить не могет». Как вам зеркальце? Наша это ситуация, наша. При всех и так вдруг возникших ударах по карману гражданина, Украине до подобной, а то и более крутой экономической ситуации – недалече. Ну, а в плане политрепрессий, мы уже почти, да что там – достигаем. Кому-то не нравятся , исключительно из личных склонностей, фамилии действительно претерпевающих страдания, в том числе, и физические, украинских политзаключенных, хоть Тимошенко и Луценко? Ладно. Чем не нравится вам оппозиционный нардеп из «негромких», Борис Пудов? Вчера, в четверг, к харьковскому райсуду, где началось слушание очередного, совершенно пустого с юридической точки зрения «дела Тимошенко» мчалась «скорая». По свидетельствам очевидцев, Пудова сильно ударили по голове обрезком арматуры (лома? Я что, в этом разбираюсь?) «молодые люди уголовной внешности», а милиция прикрыла их отход за угол и подальше. Сегодня же структуры МВД в Харькове подтвердили, что «скорая» была, и травма была. Но…можно предположить, на Пудова упала металлическая планочка, которой крепится агитационная палатка БЮТ. Вы все видели такие палатки, любых партий, для раздачи агитационных материалов. Их крепления – это пустотелая рейка из алюминия, ненамного толще бельевой веревки.

 

Нам с вами открытым текстом говорят «не стой под стрелой». Например, у палаток с определенной символикой. И более всего на свете не хочу, чтобы мы смирились с этим. Ведь пока живем, и не совсем в концлагере, под этой, такой опасной, трубочкой из алюминия, с пробитой головой, может оказаться ваш самый близкий человек. И не хочу, чтобы любому из наших сограждан, с известной или нет фамилией, пришлось решать дилемму белорусского Санникова: подписывать ли «ходатайство» в свете риска муками самых близких, беззащитных.

Ну, а объединенная Европа – пусть делает, что может. Слушание о законности ареста и удержания под стражей Юрия Луценко, по мнению экспертов, началось беспрецедентно быстро, и с заседания в открытом режиме, что подчеркивает отношение ЕС к данной проблеме. Только надеяться, в сугубо человеческом плане, кажется – не на что. Будет вынесен вердикт о нарушении прав политзаключенного Луценко, но по мнению вполне компетентных лиц, около 90% решений Евросуда по правам человека в Украине не выполняются в полной мере, правда, «они не сняты с контроля Комитета Совета Европы».

 

Все верно. Нашу грязь за нас никто не уберет. Этой самой объединенной Европе (по личным связям знаю, ОРД читают в Польше, Чехии, Литве, Латвии) хотелось бы сказать: делаете, что можете, но не питайте иллюзий. Потому что, скажем, когда многоуважаемый глава европейской правозащитной организации юрист Клаус Хофф говорит, что «решение по делу Луценко могло бы стать своеобразным посланием для официального Киева» — боюсь, он ошибается. Посланий в понимании слова дипломатически, геополитически, и вообще, цивилизованно на тему происходящего в Украине было более чем достаточно. «Посланий» в том плане, в коем это понятие трактует тот же киевский режим, боюсь, вы, европейцы, до конца не «вкурите» филологически и смыслово.

Есть смысл воспринять реальность: в современной Европе образовались, и укрепляются два отвратительнейших диктаторских режима, в тех же Украине и Беларуси. Народы этих стран страдают и пытаются бороться. ЕС рассматривает судебные дела, и вообще, предает ситуацию гласности. Но режимы этих стран безнадежны. Нерукопожимаемы. Ну, а уж если всенародный протест станет реальным, может, чем и поможете.

 

Так что, я опять о том же? О необходимости отрешить нелегитимный режим любым приемлемым способом? Да. А что, кто-то мог предположить, что увидев все углубляющуюся нашу «дыру», я приглашу уважаемых читателей-собеседников не к подобному действию, а на котильйон? К сведению «провокусиков, если забредут. Последнее слово абсолютно пристойно, и «даже это не кушают». Это – такой аристократический танец. Пока его придется отложить.

 

Виктория АНДРЕЕВА, «ОРД»

http://ord-ua.com