Царев против Бандераса, или 36 персон нон-грата

Депутат-регионал Олег Царев уверен, что МИД и СБУ удовлетворили его запрос о запрете въезда в Украину 36 человек, среди которых и экс-президент Грузии Михаил Саакашвили.

Он сообщил газете "Коммерсант-Украина", что 8 декабря подал соответствующий запрос на имя главы СБУ Александра Якименко и министра иностранных дел Леонида Кожары.

kommersant.ua

***
...Высокий плечистый мужчина в форме таможенника с улыбкой посмотрел на группу иностранцев, теснившихся у стойки паспортного контроля аэропорта "Борисполь".

- Привет, шпионы! - громко сказал он. - Как долетели? Добро пожаловать на Украину, страну славянского духа и доброты! Только смотрите мне - не шалить, а то мигом нахер выкинем! Ферштейн?

- Yah... - удивленной разноголосицей ответила группа.

- Ну, и ништяк - засмеялся мужчина. - А теперь, буржуи, слушай мою команду: все выстроились в шеренгу, подходим по одному и громко называем фамилию, имя. Вопросы есть?

- Oh yeah, - сказал стоявший впереди невысокий седоволосый старичок с грустными глазами. - Как нам вас называть?

- Меня зовут капитан Царев, - представился таможенник, - но вы зовите меня просто: Царь. - А ты, коротышка, кто таков?

- Аллен, Вуди, - представился старичок.

- Аллё, Вуди, и это все? Маловато будет! По жизни чего делаешь?

- Режиссер, актер, - скромно стал перечислять старичок - сценарист, продюсер, писатель, stand-up комик, художник, музыкант...

- Поня-я-тно - перебил его Царев. - Ни мясо, ни рыбо... посмотрим, что про тебя СБУ пишет (он заглянул в свои бумаги): так... режиссер культовых фильмов "Матч Пойнт", "Хана и ее сестры", "Хватай деньги и беги"... чё, в натуре такое кино снял?

- Да, - спокойно сказал старичок.

- Ты смотри: очкарик - а тему сечешь! - обрадовался Царев - Ладно, проходи. Следующий!

Грузный мужчина в вельветовом пиджаке сделал шаг вперед и звучным голосом сказал:

- Фрай, Стивен. Актер, режиссер, писатель, сценарист...

- Да понял я, понял... - скучающим голосом сказал таможенник. - Сюда зачем приехал?

- В рамках съемок документального фильма о нарушении прав геев на постсоветском пространстве, - ответил Стивен Фрай.

- Чего? - удивленно переспросил Царь. - Так ты - педик?

- Я - гей, - с достоинством сказал Фрай.

- Ты - грязный гомик, педрила, голубятник! - весело загоготал таможенник. - А ну вон отсюда в свою гомоЕвропу, педераст поганый! И чтоб ноги твоей на святой православной Русской земле не было!

Стивен Фрай с презрением посмотрел на него, пожал плечами и сказал:

- Фашист...

После чего спокойно развернулся и пошел назад.

- Что-о-о-о-о? - завопил Царь. - Да как у тебя язык... да у меня отцы и деды воевали, педрила! Да я георгиевскую ленточку даже в бане не снимаю!

Он еще несколько минут сыпал проклятиями, но потихоньку успокоился и сказал следующему в очереди седоватому патлатому хиппи.

- Так, а ты что за птица?

- Кустурица, Эмир, - откликнулся хиппи.

- Знакомая фамилия... - закатил глаза, вспоминая, таможенник. - Стоп, а это не ты случаем с "Братьями Карамазовыми" в тур от Медведчука ездил?

Патлатый хиппи поморщился.

- Было такое, - сказал он. - Платят у вас хорошо.

- Так ведь кремлевские денюжки, они не пахнут! - радостно возгласил Царев. - Ладно, проходи, брателло, зачот. О, а чего с камерой? Чего-то по свободе снимаешь?

Кустурица хотел что-то ответить, но вместо этого просто кивнул и направился к выходу из аэропорта.

- А вы, дамочка, кто такая? - обратился таможенник к русоволосой женщине среднего возраста.

- Грибаускайте, Даля, - сказал она. - Президент Литвы.

- Чего? - удивился Царь. - Та самая Даля, которая нашего Виктора Федоровича втихую засняла?

- Да, засняла, - раздраженно подтвердила г-жа Грибаускайте, - и жалею, что не сделала этого раньше. Ваш президент - лживое чудовище!

- Охрана! - завопил таможенник - Взять ее!

Из коридора выскочили головорезы в штатском.

- Не трогайте меня своими грязными лапам, - с холодной брезгливостью процедила г-жа Грибаускайте. - Я вернусь в самолет сама.

Когда стих шум ее шагов, Царь повернулся к статному жгучему брюнету, последнему из группы.

- Ну, а тебя, Антонио Бандерас, - сказал он, заглянув в бумаги, - я из-за одной твоей фамилии поставил бы к стене - и пиф-паф!

- Это почему же? - лениво спросил брюнет, отчего-то глядя куда-то за спину Цареву.

- В глаза смотреть! - рявкнул тот. - Да потому, что это вы, бандеровские ублюдки, стреляли в спину нашим...

Но в чью спину стреляли бандеровские ублюдки, брюнет так и не узнал. Тяжелый удар чего-то тяжелого обрушился на голову капитана Царева, и он осел на землю.

- Высокий, гад! - сказал Вуди Аллен, спускаясь с плечей Эмира Кустурицы.

- Камеры жалко, - пробормотал тот, глядя на валяющиеся на полу обломки. - Я с ней еще "Аризону" снимал...

- Ничего, скинемся, купим тебе новую, - заверил его Бандерас. - Вуди, не в службу, а в дружбу, сбегай к самолету, позови Стивена и Далю. А я пока пойду поищу такси.

Когда Вуди ушел, Кустурица тихо спросил:

- Ты думаешь, прорвемся? До Майдана ведь ехать далеко, а у них, кроме этого Царя, есть еще Владик, Нестор, Дима и этот, как его...

- ...Эльбрус, - подсказал Бандерас. - Ничего, прорвемся. Тем более, что... - он сунул руку за пазуху и вытащил на свет Божий огромный тесак - в общем, я тоже захватил реквизит из старого фильма...

Он сделал несколько взмахов, лезвие мачете со свистом рассекло воздух.

- То самое, из "Десперадо". Помнишь?

 

© Yevheni Kuzmenko, Дурдом