Бурбон из зоопарка

Виталий Портников

После того, как Виктор Янукович рассказал в интервью Би-Би-Си о том, как он жил в резиденции, которая ему не принадлежала и поддерживал страусов, которые там ходили, политические размышления бывшего главы государства перестают быть интересными

Чтобы он там сейчас не придумал, которые великие тайны не решился открыть, главной его тайной остается глупость, возведенная в степень.

О Бурбонах, вернувшихся во Францию ​​на штыках союзников, соотечественники говорили, что они ничего не забыли и ничему не научились. Янукович никуда не вернулся. У него было достаточно времени, чтобы выстроить новую линию защиты. Но, похоже, это даже не приходит ему в голову. Межигорье, как и раньше, не имеет к нему никакого отношения. Страусы просто там жили - что в этом такого? Действительно, почему нельзя поддерживать страусов - тем более, когда они чужие, а не твои? Все это мы слышали огромное количество раз. И это было так скучно, что я сам, как мне теперь кажется, почти и не писал ни о Межигорье, ни о страусах - так много было желающих над этим посмеяться.

Но для журналиста Би-Би-Си такая откровенная ложь в диковинку. И он на мгновение теряет самообладание и называет Януковича президентом, жившего на территории чужого частного зоопарка. Действительно - странно. Очень странно. Но не для Януковича.

Потому что Янукович привык жить в мире, в котором он плюет тебе в глаза, а ты ему - божья роса, спасибо, господин, спасибо. Интеллигентно выражаясь. И ему нравится в этом мире. Путин тоже в таком мире живет. И у него все получается.

Разница, впрочем, только в том, что Путин - президент России. И то когда Путин встречается с иностранными журналистами, аудиторию больше интересует цвет носков интервьюера, чем слова президента - так как все уже поняли, что слова Путина не стоят даже цены этих носков. А Янукович - больше не президент Украины. Он и не Бурбон, который ничему не научился - потому что Бурбоны не могли полностью игнорировать реальность. А Янукович - может. И не думает, что ему следует для начала перестать врать. Хотя бы самому себе. А потом - британскому журналисту. А потом - всем остальным.

Впрочем, о чем это я? В этом случае у него случился бы внезапный сердечный приступ, а не интервью британской корпорации.

Виталий Портников, еспресо.tv