ПАРТИЯ ВЛАСТИ: АЗБУКА ОТСТУПЛЕНИЯ

Нервным – не стоит читать сегодняшние заметки. Не потому, что в них что-то ужасное. Просто, увидев слово «отступление» применительно к нынешнему режиму, кто-нибудь начнет распевать: «Мы победили, и враг бежит, бежит, бежит!». А это – более чем преждевременно. И напротив, другой возмущенно будет утверждать, что власть сильна, как никогда, и лихо наступает. К чему же тогда этот разговор? К тому, что последнее время демонстрирует нам некий новый поворот сюжета. Во что он выльется? Увидим. Но есть смысл объективно наблюдать тенденции, и отдавать себе в них отчет. Вот, прозвучало – «В моторе ПР что-то сломалось». Кто сказал это? Каковы основания для подобного утверждения?

О неполадках с мотором чуть ниже. Пока о четвертом (не пятом, именно четвертом, необходимом) колесе режима.
Знаете, хочется сказать: за доброе дело и черту спасибо. Я не обзываю. Привожу старинную поговорку. По случаю того, что цитируем коммуниста Спиридона Килинкарова. Он, в телеэфире конца недели, подчеркнул, что правоохранительные органы должны действовать справедливо, касается ли дело представителей власти или оппозиции, либо обычных граждан. «Именно об этом говорили мы в парламенте. Поэтому не важно, кто привез этих людей в спортивной форме, есть факты: избиение журналистов, нападение на мирных граждан, которые, согласно Конституции, имеют право выйти на протест. Несмотря на то, с какими лозунгами они вышли, они были без оружия».

Возникают, конечно, вопросы. Кто есть «мы» в данном контексте? Фракция КПУ во время парламентского бенефиса Захарченко не очень-то осуждала его. Так что, для Килинкарова «мы», это с кем-то другим, кто пенял милиции за крышевание беспредела? Ведь регионал Владимир Олийнык прямо заявил, что «действия милиции в этой ситуации безукоризненны». И представитель Януковича в Раде, Юрий Мирошниченко, сказал, надо понимать, от имени «шефа»: «не считаю, что МВД в ситуации не только с журналистами, а в целом, действовало непрофессионально».

Выходит, для члена КПУ, позиция коллег из ПР, да что там, мнение «самого» — не указ? УЖЕ не указ?
Килинкаров лукавит, заявляя, что безразлично, кто привез отморозков. Это имеет значение. Поскольку конкретные нанявшие должны понести ответственность за наемников.
Но тут – интереснее другое. Коммунист, естественно, знает, что провокации 18 мая спланированы и выполнены режимом. Тогда, следует понимать, что он осуждает режим? Пусть по локальной ситуации. Но еще недавно было трудно представить себе даже такое. Трудно – с тех пор, как КПУсты-симоненковцы, легши под регионалов, фракцией совершали, извините, фрикции в такт с ПР.

И, в устах коммуниста то, что в соответствии с Конституцией «буржуйской демократии», не следует колошматить мирных граждан, с какими бы лозунгами они не вышли – звучит поразительной нотой. Потому что духовные отцы современной компартии, от Ленина-Сталина до Брежнева, как раз чмарили инакомыслящих. Именно за слова, безоружные слова. Прозвучавшие не публично, а отпечатанные на папиросной бумаге. Стихи того же Стуса или Галича.
Общественная атмосфера, пусть непростительно медленно, со скрипом, но меняется? И возможно появление цивилизованной левой силы, не испачканной историей кровавых жертвоприношений?

Но это – мы забежали несколько вперед. Вернемся к реалиям дня сегодняшнего. То, что «в моторе ПР что-то сломалось», констатировал на Интернет-ресурсе Главком Анатолий Гриценко. Этот оппозиционер, подчеркнуто «гуляющий сам по себе», кажется (может, кто не согласится), частенько развинчивает мотор объединенной оппозиции. Потому как не совсем оправдано выносит на всеобщее обозрение любые мелкие внутренние неполадки.
Тем более, заявление об аварийном состоянии двигателя партии власти от него – выглядит непредвзятым. Что заметил этот политик, можно прочесть на вышеуказанном сайте. А мы с вами, давайте рассмотрим то, что видно всем. Но вначале, раз уж упомянули Гриценко, прикинем претензии к парламентской оппозиции. Хотя бы – за истекшую пленарную неделю.

В Верховную Раду не пришел, с докладом о скандале от того же 18-го, генпрокурор Виктор Пшонка. О приглашении главы СБУ Александра Якименко, вообще как-то перестали упоминать. Оппозиционные фракции, помниться, требовали, чтобы главмусор Захарченко предстал перед депутатами высшего законодательного органа еще раз. И не «клеил дурня», а рассказал об афронте по существу. Том афронте, который был охарактеризован Еврокомиссией: «мы выражаем сожаление, что полиция не смогла защитить право на мирные собрания».
В пятницу этот товарищ, единственный из министров, не явился на час вопросов к правительству. Впрочем, еще отсутствовал премьер Азаров. Этот закладывал капсулу на месте потенциального строительства развлекательно-спортивного комплекса «Киев-Арена». К помпезному финалу Евробаскет-2015. На территории государства, где рассыпаются потемкинские деревни объектов к Евро-2012, поскольку средства, выделенные на их сооружение, рассованы по глубоким карманам Семьи. Государства, где не хватает финансов для Пенсионного фонда и зарплат бюджетникам.
Зато на правительственном часе выдрючивался преступник Табачник. (За определение, если хочет, пусть подает в суд. После того, что он сделал хотя бы с учебниками истории, ему следует… Нет, не жениться. Ни к чему нашему Отечеству такие претенденты на руку и сердце. Следует – ответить.)
И ему задавали иронические вопросы, вместо того, чтобы однозначно – не дать открыть рта, выгнать – «Геть к кремлевским хозяевам!».
В воздухе завис предлагаемый к рассмотрению на этой неделе оппозиционный законопроект № 2220 «О порядке импичмента президента Украины». Не в фамилии главы государства дело. А в том, что вопрос о выражении недоверия данной «священной корове» в стране не разрешен как таковой.
Донельзя затягивается вопрос с назначением выборов в Киевраду. Тем временем, предельно легитимный срок ее полномочий (и так несколько сомнительный), окончательно истекает 2 июня. Не говоря уж о том, что у столицы буквально потерялся, какой-никакой, но избранный мэр. И когда вопрос об эдаком происшествии был задан Азарову еще пару лет назад, «наш Азиров» пошутил отечески: « вы что, соскучились по Черновецкому?».

Да, всего этого, как говорится, не дожали. Хотя, кажется (понимаю, любому со стороны вроде бы виднее) – именно сейчас можно дожимать. И нужно дожимать.

Но теперь – давайте совершенно объективно взглянем, ЧТО дожали. Не в последнюю парламентскую неделю, а вообще. В последнее время, похожее на поворотное.

И начнем, кстати, с нюансов очерченных выше минусов. Потому как – нюансы есть.
В четверг парламент 354-я голосами создал временную следственную комиссию по событиям 18 мая. Регионалы вначале дергались, заявляя, что не поддерживают ее формирования. Причем, исключительно из-за того, что считают себя бесспорным большинством, и посему (непонятно, почему, просто «скачи, враже, як пан скаже»), не согласны с объективной квотой количественного состава комиссии. И что же? Никуда не денешься, если разденешься… Проголосовали за состав, где четверо – от трех оппозиционных фракций; трое – из ПР и один из КПУ, потому как ПР и КПУ составляют условную коалицию, а следовательно, соблюден паритет. Председателем – Виталий Ярема из «Батківщини», его заместитель – регионал Андрей Пинчук.
Да, срок работы комиссии 6 месяцев. И все произошедшее можно заболтать, позабыть, спустить на тормозах. Но ведь можно употребить эти глаголы с «не»?..
Тем более что чудесные чудеса идут и вне парламента. Руководство ГУ МВД в Киеве назначило служебное расследование по поводу «бездействия сотрудников правоохранительных органов во время инцидента». И просит СМИ и граждан представить видеозаписи бесчинства отморозков в сопровождении милицейской охраны. Ну, не умеют они входить в Интернет.
И, возможно, полетят исключительно головы стрелочников. Да и то – недалеко полетят.
Но мы же с вами говорили о том, что в данном случае, даже констатация проступка пузатой мелочи, это положительно.

Потому что – не следует забывать очень недавнего прошлого. 24 августа 2011-го на Владимирской «Беркут» месил, и, малость травил баллончиками «дезодоранта», мирную колонну граждан. Где впереди шли папы с детьми на плечах, и хрупкие девушки в вышиванках, и пожилые люди. Шли, по случаю государственного праздника, Дня Независимости.
Кто тогда из властей и правоохрЕнителей сказал о преступном «бездействии» либо действии, именно преступном? Как говорится, ори – не ори, в ответ тишина.
Что-то изменилось? Что-то ИЗМЕНИЛИ? Кажется – да. Мы, партийные и беспартийные.
К слову, парламентская оппозиция собирается на следующей пленарной неделе не слезать с требования: пусть генпрокурор «впервые за пять лет появится в Верховной Раде».

Но все это, знаковое для попытки режима примитивно, но страшновато запугать, теперь, в какой-то мере отыгрываемое назад – не главное.
Я не просто так позволила себе скабрезную шутку по поводу «денешься – разденешься».
Разделись. Продемонстрировали, что пресловутого большинства попросту нет.
Александр Ефремов прочел в азбуке отступления забытые слова: «компромиссная формула». Которую «нашли». В частности, это по поводу того, что партии власти придется вернуться к повторному второму голосованию за законопроекты, типа принятые окончательно, в рамках заседания части нардепов на Банковой в начале апреля. При том, что их, в качестве законов, подписал Янукович.
Туда не пустили полный состав счетной комиссии. Никого, кто бы мог засвидетельствовать, как проходил процесс: представителей оппозиции, прессу. Регистрировались и волеизъявлялись только от руки, без электронной системы. И этих самых подписей присутствовавших и голосовавших, предъявить не желают.

А внефракционный депутат Игорь Палыця заявляет, что его подпись сфальсифицирована. «Я не подписывался ни под какими списками, ни за какие вопросы не голосовал». Он не просто констатирует ошибку либо чью-то аферу. Он добавляет: «совесть моя чиста». Надо понимать, что по его мнению, у тех, кто вроде бы заседал на Банковой – совесть нечиста.
Палыця – далеко не оппозиционер. Он – представитель крупного бизнеса, поселивший родных в Швейцарии. Не говорю, что он «хороший». Такого детского понятия в политике, скорей всего, нет вообще. Это просто – бунт на корабле, давшем течь. С корабля – бегут. Не обязательно крысы. В данном случае, те, кого режим считал командой.

И Ефремов изучает следующие слова. По итогам пятницы, когда не удалось проголосовать документы от власти, говорит: «у нас все люди под Богом ходят. Так случилось, что в нашей фракции сразу заболело семь народных депутатов, прием, заболели довольно серьезно. Также у нас есть командировки. Вот и все».
Над болезнью кого бы то ни было хихикать грешно. Если это болезнь, если это – болезнь… По поводу «также командировок» в пленарные дни, предполагающие ответственные голосования, вопрос характерный. Вот, над чем невозбранно посмеяться с удовольствием, так это над совокупным здоровьем партии власти. «Оц, доц, перевертоц, а фракция – здорова?». Так сказать, кушает компот?
Это неплохо, что Люди (внятная параллель с кастой тех, что «в законе») ПР отныне ходят под Богом. Чтобы всуе не тревожить Всевышнего, скорей – под определенным дамокловым мечом.
Еще на заре нынешней каденции регионалы предложили изменения в регламент. Чтобы голосовать один день в пленарную неделю. Нынче регламентный комитет (где глава – регионал) «забодал» это предложение.
Кто-то с доброго дива исправился в лучшую сторону? В нашей ситуации этого не бывает. Просто – кое-кого притиснули, исключительно в плане выполнения норм Конституции.

Помните, как трактовали блокирование ВР и стычки с целью отнять чужие каточки у кнопкодавов? И хулиганство. От безвыходности «так называемой» оппозиции. И – примитивное нежелание работать.
Здесь, на ОРД, мы с вами говорили о том, что для глобальной победы необходимо овладевать высотками. И, тем не менее, царил пессимизЬм.
Давайте же воспримем как состоявшийся факт – взята высота. Партия режима, боговавшая в шестом созыве, сколько бы ни было ее членов в зале, и штампующая то, что угодно Семье, и ущемляет граждан – подумайте, вынуждена искать голоса. Оправдываться при их отсутствии.

Не только о персональном голосовании, не только – о знаковой провокации 18 мая и ее последствиях, говорим мы с вами сегодня.
Недавно в телеэфире прозвучало заявление члена фракции ПР, секретаря специальной контрольной комиссии Рады по вопросам приватизации Антона Киссе. Он констатировал, что более тридцати процентов депутатов партии власти не будут голосовать за кабминовский проект о реформировании Нафтогаза Украины. Тот, который предлагает приватизировать украинскую газотранспортную систему «по кускам», и разрешить сдавать ее объекты в аренду. Кремлевским хотелкам.
Бунт на корабле? Похоже, что да.

Ни в коем разе не призываю аплодировать парламентской оппозиции. Рано. Просто – признать, где есть продвижение. И понудить развивать наступление.
В крайнем случае, не в фамилиях дело. Гражданская оппозиция, это свыше 50 тысяч в Киеве того же 18 мая. И немало – во всех уголках страны. Не будет энергична существующая парламентская, значит, родятся (или вернуться) другие имена координаторов протеста.

И – не о шапкозакидательских настроениях речь. «Бульдозер» режима, пусть даже с перегревшимся мотором, опасен и непредсказуем.

Просто, по фактам кажется, что в обществе наконец-то проклевывается определенный паритет сил.

А значит, пора переходить в наступление. Без малого сто лет назад в Украине пели: «Вперед же, браття, прапор наш має, и сонце сяє нам в очах». Может быть, в 21-м столетии, не за горами реализация профуканных ранее шансов на цивилизованную жизнь? Пепел для посыпания голов практически иссяк.

Вперед же. Шаг за шагом. До победы.

Виктория АНДРЕЕВА, «ОРД»