ТИМОШЕНКО НА СВОБОДЕ: ВЫХОД ИЛИ ВХОД?

Пусть начало заглавия сегодняшних заметок никого не введет в заблуждение. Я не выдаю желаемое за действительное. Перед наиболее рейтинговым лидером оппозиции, политиком, способным безоговорочно выиграть у Януковича на выборах ли, или иначе – решетка не распахнулась. Тем не менее, впервые за время политического заключения ЮВТ, украинский и зарубежный политикумы имеют основания рассуждать об одной из форм возможного ее освобождения. Достаточно беспрецедентной, несколько странной форме. Воплотится ли она в жизнь? Каким образом? И, главное, кто выиграет, и кто проиграет, если это произойдет?

Здоровье Юлии Тимошенко ухудшилось в середине июня. По словам дочери Евгении, это произошло после неких «терапевтических процедур». Тимошенко-младшая заявила: «Сейчас практически любое движение вызывает у нее сильную боль, несмотря на обезболивающие».
Посетивший узницу защитник Сергей Власенко подтвердил, что она не может передвигаться без помощи медперсонала.

Вполне предсказуемо – наемники режима, а также неумные люди, априори ненавидящие любого «богатого и знаменитого», встретят информацию об ухудшении состояния ЮВТ в штыки. Упадет слово – «симулирует».

Что ж, попробуем принять во внимание следующий аргумент. 21 июня Тимошенко внепланово, срочно посетили врачи из немецкой клиники Шарите, которые, собственно, разработали курс лечения и следят за состоянием здоровья заключенного украинского оппозиционера. Как водится (исходя из современной политкорректности, предполагающей право человека на медицинскую тайну), они не сделали никаких публичных заявлений по поводу симптомов и состояния пациентки.
Но вот что утверждает целый ряд медиа со ссылкой на анонимный источник. Между германскими врачами и представителями украинского Минздрава «произошел резкий обмен мнениями». «Дискуссия велась на повышенных тонах. Врачи Шарите констатировали тотальное непонимание украинской стороной ситуации, которая сложилась вокруг лечения Тимошенко»; «прозвучала радикально негативная оценка, несмотря на всю толерантность, присущую немцам». Зарубежные медики, не видя прогресса по результатам лечения, не исключают необходимости операции.

Цена «источникам», на которые по разным поводам ссылаются СМИ – известна. Она не всегда высока, поскольку, прикрываясь анонимом, можно придумать многое. Но в данном случае информация выглядит достоверной. Хотя бы потому, что специалисты Шарите, естественно, на основании сообщенных им защитой Тимошенко новых симптомов, нашли необходимым приехать срочно и внепланово. Медики такого уровня – не девочки по вызову, вряд ли они будут мчаться на любой каприз. И Шарите пользует далеко не только Тимошенко, клиника вряд ли станет ставить под угрозу свое реноме, путая медицинскую необходимость с политической целесообразностью.
О политической целесообразности, с точки зрения Германии как мощной составляющей Евросоюза – тоже разговор особый. Вряд ли, находясь в здравом уме, можно поверить, что правительство этой богатой и стабильной страны находится на жаловании, либо принимает взятки от украинской оппозиции.
Следовательно, тревожные изменения в состоянии заключенной пациентки – имеют место быть. А о том, что зарубежные врачи вполне могли выразить недовольство действиями украинского министерства здравоохранения, свидетельствует то, что на достаточно растиражированные сведения о состоявшемся нелицеприятном разговоре, не поступило никаких опровержений с германской стороны.

Если принять как данность – заболевание ЮВТ опасно обострилось, то возникает вопрос: что из этого следует?

Кто усомнится в том, что украинское министерство здравоохранения, как и все прочие профильные ведомства азаровского Кабмина – полностью подконтрольно, и служит не профессиональному долгу, а интересам Семьи? Это отвратительно, это – опасно, и далеко не только в случае Тимошенко. Но это – так.
А люди в белых халатах, заботам коих поручена больная заключенная, выбираются и будут выбираться исключительно министерством. И не по критериям профессионализма. По критериям преданности режиму, более того, способности исполнить любой приказ.
Приказ о бездеятельности. Или, упаси Бог, о деятельности. Говорят – кое-что лучше не вербализировать, чтобы не сглазить. Но политическое обозрение, претендующее на объективность, не предполагает умолчаний, смягчений.

Януковичу, панически боящемуся политического поединка с главным, харизматичным и бескомпромиссным противником, Януковичу, неспособному к подобному поединку в демократических рамках, и утратившему в процессе одиозного «пакращення» все аргументы – наиболее выгодно положение, при котором Юлии Тимошенко попросту не будет. То есть – выгодна ее физическая смерть (тяжелая инвалидность, объективно суживающая политическую активность).
В случае такого поворота сюжета уходит и международная проблема. Связанная с пресловутым избирательным правосудием, коим, именно на примере Тимошенко, цивилизованный мир колет глаза киевскому режиму, ставя требование покончить с ним — одним из краеугольных условий сотрудничества.
Формула «нет человека – нет проблемы», никуда не делась. В частности, для власти, стремящейся к тоталитаризму.

Да, для Януковича – «исчезновение» (либо гарантированное выведение из строя) ЮВТ, это, воистину, выход. Случись что непоправимое – конечно, поднимется волна. Но, соответственно поговорке, «мертвых с погоста не носят».
И если дело будет не в КамАЗе, поставленном поперек дороги, не в выстреле из-за угла, а в медицинских хитросплетениях, что ж, режим попытается укрыться за утверждением — «болезнь не знает различий». И рассчитывать, что волна как поднялась, так и опустится.

Тем временем, мир, не совсем отдающий себе отчет в том, что в современности на территории Европы власть держать могут духовные наследники сталинистов – видит выход из коллизии с украинской политзаключенной совершенно противоположным образом.

Авторитетное новостийное агентство Reuters сообщает: «немецкие лидеры говорят, что решение украинской власти отпустить Юлию Тимошенко в Германию для лечения хронического заболевания могло бы дать Януковичу выход из тупика».

ФРГ и вправду предлагает принять Тимошенко для лечения и возможного оперативного вмешательства.
Причем, к примеру, газета Guardian утверждает, что на сегодняшний день существуют предварительные договоренности для подобного «отпуска по ранению», и «сейчас проговариваются детали».

Можно предположить, что недавний, до определенной степени неожиданный, проездом, на несколько часов – визит в Киев главы германского МИД Гидо Вестервелле, привел к чему-нибудь, похожему на предварительные договоренности. На это указывает один момент. Издание EUObstrver пишет, ссылаясь на некого брюссельского дипломата: «власть в Киеве хотела бы, чтобы Тимошенко не давала политические комментарии во время пребывания в больнице в Европе. Сидеть спокойно? Но я не вижу того, что она может дать такие гарантии».
Выходит, речь и вправду зашла исключительно о спорных деталях, а не о самом факте отъезда в зарубежное медицинское учреждение?

Пока – нет оснований считать, что это и вправду так. Во-первых, для украинского режима обтекаемые утверждения о готовности выполнить целый ряд требований Евросоюза, включая разрешение дела Тимошенко, укладывается в пустую формулу: звездеть – не мешки таскать. Трудно перечислить, сколько раз из уст столпов режима звучали всевозможные обещания, не подкрепленные действиями.

А во-вторых, в данном случае присутствуют, если можно так выразиться, объективные технические сложности.
В каком качестве Юлия Тимошенко может отправиться за пределы Украины, пусть и с целью лечения? Статус отбывающей срок в соответствии со вступившим в силу приговором, подобного не предусматривает. К тому же, принцип «эту – не выпускать», основывается не только на параграфах законов. Совсем недавно режим не пошел даже на «точечное милосердие». Юлию Владимировну, вопреки ее просьбе, не отпустили на денек, под конвоем, повидать полупарализованную пожилую мать. Внутри страны, в Днепропетровск.
Этот пример демонстрирует: в отношении лидера оппозиции применяется принцип – чем хуже, тем лучше. С целью деморализовать, сломить. Это раз. А два – присутствует параноидальный страх того, что даже краткое пребывание ЮВТ в незарешеченном пространстве, может привести к какому-то «ужасному ужасу» для режима.

Юридические отечественные эксперты считают, что отъезд заключенной для лечения за рубеж возможен в случае условно-досрочного освобождения, которое рассматривается исключительно после отбывания двух третей срока. Либо в случае смягчения наказания – после того, как срок перевалит за половину.

Следовательно, не изменив приговор в отношении Тимошенко, отпустить ее заграницу невозможно. Трудно представить себе, что в Шарите оборудуют тюремную палату и допустят туда украинских тюремщиков. Либо – что немецкая пенитенциарная служба возьмет на себя обязанности по содержанию в заключении гражданина другого государства, приговоренного чужим судом. Ничего подобного законами не предполагается.

Значит – если Тимошенко окажется за границей, то исключительно в плане освобожденной. Пример с Луценко демонстрирует: Янукович как глава государства может помиловать любого, не дожидаясь прошения, и не спрашивая разрешения на подобный акт.

И тут – важный вопрос. Гипотетическая помиловка в данном случае, это ВЫХОД для Януковича, поскольку она снимет одно из острых требований ЕС, откроет путь к возможным кредитам и инвестициям; поможет подмарафетить образ гуманного властителя? Или, напротив, ВХОД? В более чем сегодня, осложненное положение?
Тимошенко, если она останется такой, как есть сегодня, вряд ли будет молчать, получив возможность для встреч с соратниками; зарубежными политиками; неограниченные возможности для выступлений в медиа. И это поднимет ее рейтинг. Оживит и усилит оппозиционное движение в Украине. Пойдет ли режим на подобный риск?
Да и «выпустив» Тимошенко, власть должна отдавать себе отчет – ее деятельность распространится не только на чужое поле. Подвергшись хирургическому вмешательству, закончив медицинскую реабилитацию, либо просто пройдя интенсивный курс лечения – ЮВТ возвратится в Украину. Заметьте, в качестве свободного гражданина. А такое – снится режиму в страшных снах.
Не впустить? Но это скандал всем скандалам. Соотносимый с силовым выдворением Солженицына за пределы СССР.

И тут – стоит рассмотреть нынешнюю ситуацию с противоположной, нережимной точки зрения.
Во всех рассуждениях о гипотетическом изменении места пребывания Юлии Тимошенко, а, значит, как мы убедились, изменении ее статуса – на данном этапе не слышно голоса самой виновницы коллизии.

Ранее лидер оппозиции заявляла, что при любых условиях не намерена покидать Украину.
Но условия, судя по всему, изменились. Если речь и вправду идет об опасности жизни и здоровью – разумно ли совершать пусть эффектное, пусть опосредованное, но, скажем прямо, самоубийство?

А знаете – может это и слишком жестко, но…как сказать. Естественно, никто не держит свечку, не может знать, что в деталях происходит как на тайных совещаниях столпов режима, так и в переговорах тюремщиков с узницей №1.
Но можно предположить. Если режим, под давлением мировой общественности и невозможности экономически продлить свое существование в им же разграбленной стране, все же думает откупиться направлением Тимошенко на лечение в Европу – не обходится без того, чтобы перед ней не ставили условия.
Трудно, впрочем, представить, что может стать гарантией их выполнения. Угроза жизни и безопасности близких, остающихся заложниками в янучарской Украине? Угроза самому политику – судьбой Троцкого, которого бандитский ледоруб догнал и в Мексике? Угроза смерти политической – при активизации деятельности будут громко озвучены настоящие или мнимые обещания свернуть активность, предать страну и дело?

Да, предать. Потому как – если требуют, то именно прекращения призывов к борьбе с режимом, капитуляции, просьбы о тихом политубежище.

Это стало бы не просто политической пенсией, но позорной политической пенсией. И – серьезным подрывом веры украинского общества в кого бы то ни было из оппозиционных политиков.

Впрочем, на сегодняшний день нет оснований считать, что Юлия Тимошенко готова к подобному исходу.

В эти дни мир рассуждает о состоянии здоровья иного знакового лидера страны. На 94-м году жизни Нельсон Мандела переживает серьезную болезнь.
Многое поместилось в его долгую жизнь. Борьба с омерзительным апартеидом без надежды на скорую победу. Чуть ли не 30 лет тюремного заключения. Нобелевское лауреатство, и главное – избрание главой государства на честных выборах, что позволило воплотить в жизнь – прогрессивные наработки всей своей жизни.

Но я – не о том. Я – не желаю Тимошенко, а, главное, Родине, ждать часа победы столь долго.
Просто – есть интересные вехи. Диктатор ЮАР Бота в 1982 году, после двадцати лет заключения, предложил Манделе свободу в обмен на отказ от борьбы. «Какую еще свободу мне предлагают? Только свободные люди могут вступать в переговоры. Узник не может заключать договоры» — таким был ответ.
Об освобождении заключенного лидера нации власти вели с ним переговоры и в 1990-м. Так вот, говорят, условия ставили не ему, а он. Режим был вынужден соглашаться: страна не только бурлила, борясь за гражданские свободы. Экономика переживала кризис (диктаторы, они всегда воруют, или, по крайней мере, неспособны ступить на прогрессивный путь развития). Огромный внешний долг, экономические санкции со стороны ЕС и США, отказ в займах – земля горела под ногами у диктатуры. И условия своего освобождения – ставил узник.

Это – сравнительно недавняя история. Не просто красивая, а предельно праведная.

Виктория АНДРЕЕВА, «ОРД»