КНЯЖНА И КРЫСЫ

Когда ранним утром понедельника была распространена информация – «аквариум» для подсудимой Тимошенко в зале судебных заседаний декорирован двумя живописными произведениями, возник у меня несколько жлобский вопрос: какими именно? Сразу же подумалось на классику, «Княжну Тараканову»…

Бог с ними, палитрами и кистями. У нас – свое, и вполне современное искусство. Потому как судебные слушания по многочисленным делам против лидера оппозиции выглядят классически с точки зрения жанра театра абсурда.

Отдаю отчет, какую тему затрагиваю. Как, в поту всех частей тела, будут вынуждены трудиться на форуме ОРД пресловутые «группы реагирования на Интернет-пространство». А настоящим читателям, части из которых кислит во рту от упоминания ЮВТ (то ли по гендерным, то ли еще по каким психологическим причинам) предлагаю вот какой эксперимент. Забудьте о фамилии, имени, внешности. Будем употреблять слово подсудимая, ладно? Таким образом, выводы что касается абсурдности происходящего, дадутся справедливей.

И еще. Утверждения о том, что в данных судах происходит не оскорбительный для страны абсурд, а вершиться правосудие, мы с вами будем воспринимать только в случае получения аргументированных ответов на вопросы. Который задаю не я в качестве автора этих заметок. Они возникают у многих адекватных граждан.

25 июня, Харьков, Киевский райсуд. Заседание по делу о нарушениях в деятельности корпорации «Единые энергетические системы Украины», которую подсудимая возглавляла в 95-97 годах. Суть: якобы (а до момента вынесения обоснованного приговора, любой человек об этом без «якобы» говорить не может), упомянутая корпорация нанесла государству ущерб, «уйдя» от налогов. Порывшись в исторических аналогиях, пытаются слепить украинского Аль Капоне, поскольку такая аналогия понятна Западу, законопослушному в данном отношении? Наверное. Но вопросы от законопослушных вне аналогий, или желающих быть таковыми, возникают сразу же.

Мелочь, а показательно. Янукович намедни в интервью немецкому таблоиду заявил: «Во всем мире нет политика, причастного к такому большому количеству уголовных дел». Заявил – в отношении своего единственного реального на данном этапе политического оппонента. Тут же спрашивается: а не похожа ли ситуация на то, что лихорадочное слушание второго кряду дела в отношении этого лица, и весьма прямые заявления о делах третьем, четвертом, десятом – это опосредованное доказательство того, что первый, вынесенный приговор, по которому человек уже, пардон, сидит, весьма и весьма дут и ненадежен, в том же Европейском суде по правам человека рассыплется в пух и прах? И далее – при том лидера оппозиции режиму непременно следует изъять из игры, поскольку режим боится эту личность параноидально, и вообще, неспособен к честной политической конкуренции вне зоновских вышек? Еще: а найдется ли в современном цивилизованном мире глава государства, у которого за спиной – две реальных ходки за банальную уголовщину, и все документы по ним «пропали»? Ну, и совсем крошечку, может ли глава государства до решения своих «совершенно неподконтрольных» судов, говорить в контексте десятка нерассмотренных дел слово «причастна»?

Ну, вот. Даже по мелочи – четыре вопроса. На которые каждому, желающему обсуждать данную тему, следует ответить хотя бы себе – не увиливая.

А вот теперь, похоже, не мелочи. Дело ЕЭСУ велось с 2001-го по 2005-й. Оно было закрыто. Срок давности истек в 2009 году. Возвращение к делу Генпрокуратура и СБУ обосновывают несколько удивительно: «срок давности был прерван в связи с совершением другого преступления». Что скажут по этому поводу незаангажированные юристы? Будем считать это пятым вопросом к теме? И сюда же прибавим интересный момент. Накануне нынешнего судебного заседания (то есть на данном этапе без слушания, прений сторон, труда над выводами, которые могут измениться именно во время процесса, если процесс в рамках закона) в отечественную прессу «просачивается» полный текст обвинительного заключения. Неплохой шестой вопрос, правда, уважаемые читатели-собеседники? Но и в обвинении, которое предают гласности таким фантасмагорическим образом, основной акцент сделан на то, что обвиняемая давала преступные «устные распоряжения». Не жидковато ли вообще, и, в частности, не будут ли это отрицать свидетели в ходе слушания, которое не началось по сути? Конспектируем вопрос номер семь.

…А в судебном зале – и вправду возвели «аквариум». Из бронированного стекла. Его нафаршировали ковриком, вазонами каких-то полупальм, вышеупомянутой живописью (два осенних пейзажа), «стоячим» микрофоном для обвиняемой. По словам очевидцев, присутствующие в зале Патрик Кокс и Александер Квасьневски (они откомандированы Европарламентом для наблюдения за судебными разбирательствами в отношении нашего известного политика), брезгливо недоумевают. «Такое впечатление, что судят не политзаключенного лидера украинской оппозиции, а какого-то маньяка».

Но мы – к вопросам. От мелких до крупных. Если данный интерьерный антураж для того, чтобы продемонстрировать, с каким комфортом судят человека, интересного всему миру – то не логичнее было бы вместо картинок не поскупиться на предмет, могущий помочь находится в зале? Если учесть, что речь идет об официально признанном больном, с проблемами позвоночника, то есть делом, когда практически невозможно много часов кряду быть на скамье либо стоя. О статусе больного – подробнее. Если посмотреть объективно, что и кто может возразить словам защитника Власенко «обвиняемая проходит лечение в больнице. Или выписывайте ее, или дайте болеть, пока не выздоровеет»?

Ведь действительно. Сделаем ударение на «выписывайте ее». Представимте – глава берлинской клиники «Шарите», герр Айнхойпль, который после осмотра пациентки в субботу, 23 июня огласил заключение о том, что пока ее присутствие в суде невозможно (но дальше, если не мешать лечению, будет лучше) – покрывает симулянтку. Что, трудно представить себе, что такой ни от кого независимый специалист, да на глазах у всего мира, позволит себе так запачкаться? Ничего. На минутку предположим. Тогда судильщикам (и заказчикам) прежде всего следовало бы озаботиться приглашением такого же независимого специалиста, который сможет уличить злодея, а «прячущейся от правосудия за белыми халатами» с позором закрыть больничный. Или — подняться до совершенно противоположного. Несмотря на витки международного скандала, не приглашать никого извне, заявивши таким образом: «Мы – как Сталин. А че?!». Пока ни того, ни другого не происходит (но не происходит и третьего, логичного, раз разрешили лечиться, дать закончить курс), у нас с вами вполне сформулировался восьмой вопрос.

Вопрос девятый, тоже связанный с правами заболевшего подсудимого, стоит вынести отдельно. На заседании 25 июня гособвинитель Виктор Лобач заявляет, что это как раз сторона обвинения не согласна на слушания без присутствия обвиняемой. И ходатайствует о проведении судебно-медицинской экспертизы ее состояния для доставки на суд. После совещательного перерыва судья в полной мере удовлетворяет г-на обвинителя. Экспертиза (вне ранее приглашенных зарубежных специалистов) назначена. Следующее заседание, надо понимать, с обвиняемой, пляшущей за стеклом под полупальмами, назначено на 10 июля.

Постойте, но ведь сам замгенерального, Ренат Кузьмин (он же Муркин) как-то говорил, что подобную экспертизу следует назначить ПОСЛЕ завершения лечения? Надо понимать, о завершении лечения могут сказать исключительно медики? Так чем завершилось (нет, не лечение, это лечению не поддается), заседание в понедельник? Знает ли в омуте мутных антиоппозиционных «дел» правая рука, что делает левая? Если не знает, то из какого места растут подобные ручки? Все это вместе – большой вопрос.

Игру «почемучка» в нашем случае можно продолжать. Ведь это сторона защиты, а не обвинения с порога выступила с ходатайством о перенесении слушания до возможности присутствия на нем обвиняемой. Естественно, на данный каламбур высокочтимый суд внимания не обратил. А зря. Потому что подобное – не «хотелочка». Согласно действующему законодательству, в суде первой инстанции рассматривать дело без подсудимого нельзя. Так в чем, извините за невольный грустный каламбур, дело?

А что происходило в понедельник у здания этого районного харьковского суда, тоже следует взглянуть особо. Собрались два пикета (кто в СМИ говорит – «согнали»; кто – одних согнали, другие по зову сердца, и наоборот, но для нас пусть будет собрались). Один – за то, чтобы прекратить преследования лидера оппозиции. Другой – как раз наоборот, чтоб сидела. Так вот, радио ВВС сообщает. Тем, кто против политрепрессий, судебный исполнитель зачитал воскресное решение Окружного суда, «ограничивающее права на мирные собрания. Решение суда не касается участников провластного митинга».

Сосредоточимся и представим. После народной победы судят Януковича (погодите аплодировать, мы с вами практически ничего для этого не сделали пока). Тем не менее, кроме пикета с требованием «да построже!», заявку на проведение мирной акции подают граждане, желающие выйти с плакатом «Витю – освободите». И вот их пытаются изгнать в судебном порядке. Мне – стыдно. Я не хочу, чтоб страна оставалась такой, как сегодня. А вам – стыдно? Вот и вопрос.

…Сегодня журналисты не спешат с аналитикой. Ждут результатов слушания во вторник, 26-го. В столице будет рассматриваться кассация, поданная стороной защиты на приговор по так называемому газовому делу. Пока – в медиа даже проскальзывают предположения: а вдруг этот приговор будет отменен, и «свобода как встретит радостно у входа».

Всякое бывает. Но, вообще-то, мы с вами больше не хотим гадать. Хотим жить в стране, где приговоры и отмена их зависят от законов, а не от гаданий и чьих-то подковерных игр. Жить в стране, где все построено на непозорной логике, а не проектов дизайнеров интерьера судебных «аквариумов».

А картина «Княжна Тараканова» написана художником Константином Флавицким в 1864 году. По событиям восемнадцатого века империи. Строгая петропавловская крепость, наводнение. Но, говорят, это творческое преувеличение. Личная «врагиня» императорского дома умерла в тюрьме от чахотки.

Знаете, современная техника может многое, куда там глубокоуважаемому маэстро Флавицкому. Но я бы ни в коем случае не стала «фотошопить» его полотно, вводя туда лицо узницы, о которой имеем основания говорить сегодня. Если уж и подвергнуть какой-либо доработке, то «приделав» лицо страны, Украины. Тогда станет понятно, что нет никакого творческого преувеличения. Наводнение захлестывает. Донельзя растерявшиеся, но предельно же наглые крысы пытаются спастись ее телом.

Как найти точное лицо Украины? Проще некуда. Оторвитесь от монитора. Встаньте. Подойдите к зеркалу. Видите?
Виктория АНДРЕЕВА  ord-ua.com