ВРЕМЯ «Ч»

Вот видите, как все успешно решается? Парламент, надо понимать, разблокирован, поскольку не собраться на внеочередное заседание по поводу взрывов в Днепропетровске как-то немыслимо. Уже и омбудсмена Лутковскую под “шумок” детской крови в Днепропетровске проголосовали. Как все, однако, “удачно” складывается. Генпрокурор срочно отбыл в Днепропетровск, как его вызывать в Раду? Информация об избиении политзаключенной Тимошенко, чернобыльских протестах, пятничной демонстрации «За Украину без политрепрессий» тонет в куда как кровавейшем, с оторванными руками-ногами. Да и если уж совсем невмоготу, можно и «чрезвычайку» ввести.

Неоднократно предупреждали, что кремлевский режим не раз применял подобные методы «по крайней необходимости». И Минск пошел его путем. А янучары чем хуже? За руку никто никого (пока) не схватил, но и веры этой власти – нет тоже. Поэтому, с Днепропетровском подождем. Если есть черт, то кто-нибудь да поймает его за хвост. А сейчас будемте говорить, о чем планировали. Вот так хотя бы. «І коли ти не знаєш на кінець, житимеш чи ні, саме в ці хвилини усвідомлюєш, яку ми країну побудували, і що ми не маємо права залишати її в такому вигляді нашим дітям». хочу спросить: чтобы вывод, подобный приведенному, родился в мозгу у каждого гражданина, необходимо, чтобы КАЖДОГО, дождавшись его беспомощного и подконтрольного состояния, в живот ударил здоровенный вертухай? Или – хватит через одного? Или еще поменьше?

А можно и так мирно начать. Они (нелегитимный режим) у нас невредные, просто неумехи. Не умеют элементарных и необходимых для режима, возомнившего себя тоталитарным, вещей: аккуратно физически уничтожить «кого нужно». И раз и навсегда запугать остальных, безымянных, но чем-то недовольных. Не умеют. Поскольку Юлия Тимошенко, хоть и избита, унижена донельзя «спецоперацией» колония-больница-колония, но жива (пока, молитвами Господними).А мир гудит, и ухудшает, если еще есть куда, отношения с киевской властью. Ну, а малоизвестные недовольные – вот они: 26-го, аккурат в годовщину катастрофы, «оттаяли» ограбленные государством чернобыльцы. Митингуют и у Верховной Рады, и «под Азаровым», скандируют «Банду – геть!», повязывают на хорошо отремонтированные после осенних протестов дико-тюремные заборы черные ленточки, выдвигают власти ультиматум.
Без эмоций уважаемые читатели-собеседники. Первый вариант. Наша нынешняя власть не только преступна; не только нелегитимна, но и, скажем так, по совокупному мыслительному уровню находится на таком уровне со знаком минус, что даже преступных дел более-менее грамотно совершить не способна. Ну, какой бы мерзавец-узурпатор, согласитесь, пошел на то, чтоб создать судом, где нарушение на нарушении сидит и нарушением погоняет, и всеми безобразиями против личности, применяемыми в заключении, эдакий образ своему единственному реальному противнику? Юлии Тимошенко, которая и так – пользуется огромной популярностью. Или посчитал бы, что те же пострадавшие от Чернобыля и ликвидаторы, ограбленные государством, рассосутся сами по себе?

Впрочем, просматривается второй вариант. Куда более опасный для общества. «Наш» режим в данных действиях не столько глуп, сколько тешит свою полную безнаказанность. Установить КамАЗ с потушенными фарами на пути следования авто Тимошенко (популярного, но будем откровенны, одного из политиков, политика оппозиционного, но не зарешеченного по дутым уголовным делам), оно, конечно, можно. Равно, как и незаметно царапнуть иголочкой, смазанной так, что приключается вполне «цивильная», но смертельная хворь. Реальный соперник устранен. Дело – делом, а праздничек? А «пацанское» удовольствие где? Когда пользуясь тем, что у тебя «шобла», не спеша переламываешь по пальчику и душу, и тело неугодному. То же и с пресловутыми чернобыльцами. Нарисовать дензнаков, чтобы расплатиться с долгами, можно для кого угодно, краски не жалко. Но ведь именно они, гады эдакие, заставили власть потрястись осенью. Так ничем их не «смазывать», а наоборот, дальше давить, чтоб другим неповадно было!

Вот чем опасен гипотетический второй вариант. Игрища с целью удовлетворить свою безнаказанность происходят только потому, что безнаказанность присутствует. Ну, хоть по двум упомянутым историям. Целый ряд работников бывшего правительства, во главе с экс-премьером, давят шконки по приговорам, где суды и следствия происходили с нарушением законов, а сами дела надуманы и недоказаны. Медицинская помощь тем из них, кому она требуется, не оказывается (более того, как в ситуации Луценко, наносится осознанный вред). И что? Часть страны готова горько (и тихо) плакать. Часть – действовать, но не знает как, и, главное, под чьим руководством. Еще часть, извините, невменяема (то есть как в старом малоприличном анекдоте, шепчет: «только не в меня, не в меня», не меня). То же и с ограбленными чернобыльцами. Голодали в том числе в центре Киева. Лихорадило все города. Над палатками голодающих в Донецке, образно говоря, проплыло два гроба, причем один из покойников, судя по многим свидетельствам многих очевидцев, насмерть затоптан переодетыми правоохранителями во время демонтажа городка протестующих. Власть предержащие бегали от протестующих, как крысы, и все велеречивые переговоры заходили в тупик.

Ну и что? А ничего. Те, кого следовало «изьять из обращения», сидят там, куда их посадили. Только теперь еще, одну из них, хрупкую больную женщину, лидера оппозиции, вертухаи и бьют, ежели пожелают. Протесты ограбленных по социалке были задавлены. Интеллигенция, не отнимая пальца от носа, в Инете тонко спорила и спорит, прилично ли присоединяться к «похлебочным бунтам». И не через сто ли лет дорастет «примитивный» народ, чтобы освободить таких, конечно, хороших «Юлю и Юру». Те, кто мог бы стать не «участником политической игры», где все роли расписаны, а попросту координатором отрешения режима от власти, немного растеряны. Тут говорю без осуждения. Трудно. Не так даже, кажется, трудно грамотно расписать и подготовить дело, как в один, воистину прекрасный, день сказать: «Кто любит меня – за мной!» (да-да, как Жанна д»Арк, ну, может, не так надрывно и средневеково, но с тем же смыслом). Сказать, будучи всего-навсего генералом или полковником по никому неизвестной фамилии Иваненко (я сейчас рассуждаю о совершенно абстрактной, гипотетической фигуре).

Вот и раздухарились «наши» режимнички. Это, как говорится, без разницы, что тихо только ПОКА, и взрыв, может, менее цивилизованный, чем хотелось бы, уже не просто назрел, а перезрел. Им-то по большому счету, много времени и не надо. Ну, вправду, не собираются же они строить Украину, на корню загубив ее экономику и внешнеполитические отношения на всех направлениях? Так, «нацаревать» еще мешок-другой к уже нацареванному, и то ли сдаться кому ни попадя, то ли сбежать по одному с мешками. Хотелось бы, чтобы у них не осталось времени даже на это.

Время «Ч». Как по-простому объяснили мне, сугубо штатской, знающие люди, это определенное условленное время, в которое начинаются какие-то действия. Впрочем, в сегодняшних заметках, я использовала «ч» в качестве заголовка очень приземлено: именно в четверг в Верховной Раде произошло невиданное – парламентских журналистов не пустили в ложу прессы. Была информация, спикер принял решение по заявлению фракций большинства. Потом – опомнились, и пустили. Пошла инфа: скандал с попыткой не допустить прессу рассмотрит регламентный комитет ВР. Наверное, опять кто-то из охраны, или вообще, технических работников, налишковал. А давайте поможем регламентному комитету в трудах праведных! Руководитель регионалов (и нелегитимного большинства в целом) Александр Ефремов заявил прессе накануне, что на заседании фракции принято решение, не допускать «представителей СМИ в ложу прессы, пока не будет разблокирована трибуна» Они ж должны освещать работу парламента, а работы нет.

Не зря делаю ударение на таком крошечном инциденте. Это большое и красноречивое новшество. Поверьте парламентскому обозревателю со стажем, ничего подобного не было НИКОГДА, как бы сложно и жарко не бывало в здании со стеклянным куполом. Г-ну Ефремову объяснять то, что аккредитованный в Раде журналист обязан освещать то, что происходит на заседании в действительности, а не кем-то выделенные аспекты «плодотворного труда», бессмысленно, не то у него воспитание, и не те цели. А вот нам с вами, есть смысл уяснить: брутальным, тоталитарным образом граждан пытаются лишить даже «простерелизованной» TV-информации. Не усечем «время «ч» - лишат.

Это, значит, новенькое. Но есть и старенькое. С начала пленарной недели, со вторника оппозиция блокирует парламентскую трибуну с требованием заслушать в ВР Генпрокурора Пшонку и главу Госпентитенциарной службы Лисицкого о том, как против воли и без предупреждения политзаключенную Тимошенко пытались препроводить в больницу. На четверг поползли слухи «сегодня будут разблокировать силой» (то есть с привлечением посторонних лиц избивать оппозиционеров). Ничего такого не произошло. Сегодня Яценюк констатирует прессе: большинством планируется провести внеочередное заседание в субботу, и «завтра нас будут избивать стульями, кастетами, дубинками». А знаете – будут. Если посчитают необходимым. И гордиться тут нечем. Ни нардепам-оппозиционерам, ни гражданам. Потому что ничего не произошло после подобного предыдущего случая, и проломленных в парламентском зале оппозиционных черепов. Как-то на тормозах спустилось то, что в любой стране стало бы беспрецедентным скандалом.

Нет, сегодня я не высказываю никаких претензий к парламентской оппозиции, и ее жесткому блокированию трибуны, более ничего нельзя сделать. Ничего нельзя сделать ПАРЛАМЕНТСКИМ путем. А ведь законного парламента у нас попросту нет! Так куда же настойчиво звать с отчетом этих самых, Пшонку и Лисицкого? Ну, во-первых, они попросту не идут, несмотря на скандал с международным резонансом. Во-вторых, представьте, пришлют кого-то, хоть Мурку-Кузьмина, да ладно, пусть сами явятся пред светлые и не очень очи. И что скажут? Предсказуемо. Зэчку Тимошенко никто не обманывыл, что разговор о госпитализации откладывается до понедельника. А гематому около 80 см (увидев которую, Карпачева вдруг стала демократичной) она, змея эдакая, исхитрилась нанести себе сама, исключительно с PR-целью. Выступившим так покричат «Ганьба», но сладкий спикер-с Литвин перестанет заламывать руки, говоря о необходимости поиска компромисса, требования оппозиции выполнены, значит, можно разблокировать трибуну, и приступать «к конструктивной работе парламента». Это значит – в полупустом зале, с ложными цифрами на табло, чужими карточками, штамповать преступные бумажки, в дальнейшем именуемые законами.

Это – выход сегодняшней парламентской акции протеста оппозиции? А другого в данных условиях быть не может.

Скажу больше. И пусть проклинает, кто хочет. Спасение любого отдельно взятого человека, тем более, политзаключенного – дело «номер раз». Но даже если паче чаяния практически обезножевшую Тимошенко вдруг отправят подлечиться в зарубежную больницу (только там можно рассчитывать, что в процессе медпроцедур не будет совершено убийство), это не спасет Украину, На вакантные места всех нынешних политзеков тут же будут брошены другие. И, кстати, если тем же ограбленным чернобыльцам «нарисуют» дензнаков, чтоб не гавкали, это не принесет им облегчения, а уж Украине выхода из экономического тупика – подавно.

Выход у нас по-прежнему один. Незамедлительное отрешение от власти нелегитимного и преступного режима. Выборы нормальных «менеджеров» высокого звена – не под эгидой режима. Все остальное – судороги. Как режима, так и, к сожалению, наших душ, которые, представьте себе, болят.

Юлии Тимошенко в колонии зачитали документ о правилах принудительного кормления заключенных, отказывающихся от пищи. Уважаемая Юлия Владимировна, это когда не просто бьют, но и шлангом, силой вводимым в пищевод, могут перфорировать (до смерти прорвать) его. А уж повредить голосовые связки и дыхательное горло – это точно. Об этом мог бы рассказать светлой памяти Вячеслав Максимович Чорновил, другие украинские политзеки советских времен. Мы, наше поколение, сравнительно немолоды. Но все же не пережили опыта советских ли, нацистских ли, концлагерей. 20 лет – это много. Их мы жили в своей стране, так-сяк, с недоработками и ошибками, но становящейся на цивилизованный, демократический путь. Нам не думалось, что пригодится страшный опыт. И нет его у нас. Поэтому, я перечитываю строки из последнего письма Тимошенко, переданного на волю. И понимаю, что с накинутой на голову тюремной простыней, когда двое выкручивают руки, а третий с размаху «по мужски» бьет в живот, в краткий миг до потери сознания, больная маленькая женщина, сформировавшаяся в недрачливой среде, испытывает не только физическое, а острое моральное страдание. А вот этого, говорят опытные политзеки, допустить в себе нельзя.

Опыта, когда издеваются тюремщики, у нас нет?! Черт побери, не хочу, чтобы страна в лице именитых и неименитых граждан срочно приобретала этот опыт. У нас есть шанс освободиться.
P.S.За большими делами не стоит забывать о малых. Пусть будут пойманы и наказаны мерзавцы, взорвавшие мирных людей в Днепропетровске. Но наказано должно быть любое преступление.Ударил до потери сознания больную политзаключенную майор Андрей Коваленко, первый заместитель начальника Качановской колонии. Оппозиционные нардепы и адвокаты жалуются, что никак не могут увидеть его. Не думаю, чтобы быт его протекал на Луне. Его фотография – на сайте Voronz.in.ua, полюбоваться можно.

А можно, думается, и встретить в городе. Ау, харьковчане! Повторю свой принцип: никакого членовредительства, достаточно прилюдного, непрекращающегося позора, включая близких совершеннолетнего возраста. Ну, а так – думается, многим просто гражданам пригодится и домашний адрес, и данные о любимых пительно-жрательных заведениях и т.п. этого майора. Кто там поближе – займетесь, хоть опубликуете, так совершите доброе дело.
Виктория АНДРЕЕВА, «ОРД»

http://ord-ua.com