НО КТО ГОТОВ РАСЦЕЛОВАТЬ ГОРОД СОЧИ? И АСТАНУ…

Главное, конечно – за что расцеловать. Шансон четко указывает, «за то, что свел меня с тобой». Астана не упоминается вообще. В нашем нынешнем городском романсе населенные пункты стоят рядом. И сдается, что при всем уважении к архитектуре либо климату, украинскому обществу чмокать их не приходится. Для нас это – география сдачи интересов страны. Причем, авторитарно-закулисная. Кто из налогоплательщиков знает, зачем именно Янукович в минувшее воскресенье летал к Путину на курорт? И что он привезет с заседания высшего Евразийского совета в Казахстане? Тайна сия велика есть. А предположения экспертов малоутешительны.

Это ненормально, что зарубежный визит главы государства окутан тайной. Тем более – визит скоропостижный. О котором было объявлено в момент, когда самолет поднялся в воздух. Нет, конечно, положение дел нашего режима таково, что Владим Владимыч может позвонить в прикроватный колокольчик, и приказать подать себе к утреннему кофе Витька с Киева.

Но именно в таком случае следовало бы соблюсти элементарные приличия, и сообщить, с какой целью помчался «наш» к «ихнему». И что именно привез в результате рандеву.
Мессиджи собеседников во время протокольной съемки пусты. Путин благодарит Януковича за то, что приглашение принято, «чтобы обсудить двухсторонние отношения». Янукович, туристически восхитившись картинами строительства Олимпийских объектов, которые рассмотрел с борта самолета, констатирует: «у нас с Вами есть о чем поговорить. Все вопросы, которые касаются наших двусторонних отношений, вызывают интерес и в Украине, и в России».
Это, как говорится, вода водяная. Поскольку козе и коню ясно, что если назрела необходимость в рабочем визите, то поговорить есть о чем.

А вот о чем именно – с этого места, пожалуйста, подробнее. Никто не утверждает, что тет-а-тет глав государств должен проводиться за прозрачным стеклом. Что каждая запятая, вздох, пауза и междометие должны стенографироваться для опубликования. Но общество должно знать, не КАК протекал разговор, а ЧТО оно получает по его результатам.
В том случае, если в обществе – не монархический строй. Это самодержец Никки мог заехать к кузену Вилли, чтобы приглядеть невесту, а то и просто хапнуть рюмку под лимон. Впрочем, и в этом случае общество, подконтрольное венценосному Никки, расплатилось за шуры-муры в верхах — Первой мировой.
В современном демократическом государстве первое лицо – не помазанник Божий. А всего лишь нанятый гражданами (путем выборов), нанятый на определенный срок, главный менеджер. И если он не докладывает многоликому, реальному нанимателю, какие направления развития, а то и реорганизации он предлагает, наниматель должен строго спросить. В случае ошибочности действий – одернуть. Не подвергается внушению – уволить.

К сожалению, в нашем совокупном посттоталитарном сознании не зафиксирована привычная для цивилизованных стран классика: я, как налогоплательщик, требую…
А выращивать подобное отношение следует. Чем скорей, тем лучше. Сегодня. Потому как сегодня очерчивается угроза экономической независимости (а, значит, независимости вообще) нашей с вами страны.

Заместитель гендиректора Центра Разумкова Валерий Чалый высказывает мнение по поводу срочного вояжа в Сочи. «Как показывает украинская новейшая история, такие внезапные поездки президента Украины часто заканчиваются непредсказуемыми решениями. Если необходима была встреча тет-а-тет, значит, речь идет о больших деньгах. Скорей всего, это судьба газотранспортной системы Украины, условия получения Украиной статуса наблюдателя при Таможенном союзе. Ну, и третий блок, который всегда присутствует – это участие России в приватизации украинских предприятий».
Так оно, или не так? То, что большинство медиа, пытаясь анализировать рабочий визит Януковича, вынуждены писать «эксперты и источники предполагают…» — это очень нехорошо.
Блоггер frezki на UAINFO заканчивает свой вторничный текст: «Можем делать ставки: что именно и в каких масштабах сдаст Янукович?». Но, кажется, азартные игры неуместны. Разве что, если махнуть рукой: «карты розданы, черви – козыри, я на кон поставил жизнь!».

Речь и вправду идет о жизни. Потому как геополитическое направление движения в плане стратегии, и тактическая сдача «того-сего», несомненно и зримо отражаются и отразятся на повседневной жизни всех и каждого.

Дело – в больших деньгах? Если так, то для кого именно?

В радиоэфире Голос столицы эксперт Института открытой политики Евгений Петренко размышляет, почему Москве лакома украинская газотранспортная система. «Все те долгосрочные договоры, которые заключила РФ с европейскими потребителями газа, оказались недействующими. Через суды большинство европейских потребителей добились значительного снижения цены на газ». К тому же, они «диверсифицируют свои источники поставок. И все это привело к серьезным проблемам Газпрома. Путин хотел получить много, а получил мало. Это наибольшая нынешняя проблема России, которую она и президент, судорожно, я не боюсь этого слова, пытаются разрешить. И этим вызван визит Януковича».

Что, опять Россия – «империя зла»? Сейчас мы с вами не толкуем о глобальной характеристике какого-либо государства. Не стоит осуждать Москву за то, что она изо всех сил защищает свои экономические и геополитические интересы.
Как говорится, на то и щука, чтобы карась не дремал. А карась по-киевски не просто безвременно уснул, но готов подать свой организм к соседскому столу.

Постойте, может быть, нам щедро уплатят за эдакое угощение? Факты свидетельствуют: нет. Эксперт приводит недавний пример – «что ж, подписали харьковские соглашения. И что, цена на газ снизилась? Нет, она не снизилась». Так что и не в злокозненных пАпередниках дело. Харьковский пакт, обрекший Украину на опасную «опухоль» в виде бессрочного ЧФ РФ в Крыму, режим преподносил как выгодную сделку. Для кого выгодную?
И даже коль по новым уступкам мая-2013 бросят нам какую-то косточку, то подобная мена неразумна. Нечего возразить на утверждение Петренко: «никто свою недвижимость на продукты потребления не меняет».
Вот – общий вывод эксперта. «Украина соглашается только потому, что у России осталась только Украина, которую еще можно так или иначе эксплуатировать». Благотворители, блин.

Отечественная ГТС – недвижимость дорогая. Только это власть тщательно скрывает от владельцев, коими являемся мы с вами. Украинский министр энергетики Эдуард Ставицкий на брифинге сказал нечто потрясающее. «Цифра есть». Но оглашать ее будут не сейчас.
Компания Baker Tilly, для этого и нанятая, завершила оценку газотранспортной системы страны. Издание Коммерсант-Украина вынуждено ссылаться на источник, и называет стоимость: 26-29 миллиардов долларов. «Эта цифра должна быть использована в переговорах с Россией по вопросу создания совместного предприятия».

Тем временем, знаете, что можно подумать по поводу засекречивания стоимости? Дикое, но похожее на правду предположение – стоимость огласят не по действительной цене, а…в зависимости от того, сколько готов отстегнуть Кремль за контроль. Весело, правда?

Но главное, что относится к государственной собственности как к излишку, выставленному на продажу, просто немыслимо. И не только потому, что подобная торговля неразумна. По лежащему на поверхности факту: в соответствии с действующим законодательством, дробить, приватизировать, и отдавать в аренду или собственность газотранспортную систему запрещено.
Азаровский Кабмин внес в Верховную Раду проекты, в соответствии с которыми этот запрет должен быть отменен. Они не обсуждены и не утверждены парламентом. Кстати, Ставицкий подчеркивает, что стоимость ГТС будет обнародована только после того, как будет принят закон, кардинально меняющий ее судьбу.
Эта причинно-следственная связь не совсем понятна. А другая, логичная причинно-следственная связь, откровенно нарушена. Потому что на то и существуют в цивилизованном государстве разные ветви власти, чтобы, с одной стороны, независимо сотрудничать, а с другой – служить друг другу неким противовесом.
Если переговоры с Россией о передаче контрольного пакета акций украинской ГТС чуть ли не «добігли кінця», а парламент не принял решения по поводу возможности таких соглашений в принципе – телега поставлена впереди лошади.
Тем более, что в данном случае ситуация непростая. Не только оппозиция категорически против, но и по словам регионала Антона Киссе, приводимым в предыдущих заметках, более 30% фракции ПР не будет голосовать за эти кабминовские наработки.

Каким образом «вертикаль Семьи» собирается объехать высший законодательный орган? Непонятно. Это ведь не шестой созыв, когда три десятка «пианистов» валили «за» по требованию, и даже без обсуждения…

Непоняток хватает. Как совместить два высказывания профильного министра Ставицкого? В понедельник он заявил, что ожидает «договоренностей с Россией о ГТС 28-29 мая», то есть аккурат сейчас, в Астане. Но он же, по информации респектабельной ВВС говорит – нет оснований думать, что Газпром получит доступ к украинской газотранспортной системе. «Впервые слышу такую информацию. У нас переговоры ведутся, но чтоб кого-то уже допустить… Это будет все публично».

Основания, чтобы думать – есть, и немалые. Нет прозрачной информации, чтобы подумать, на что-то правдивое опираясь.

Такие же непонятки – и со второй насущной темой, интеграцией в Таможенный Союз; Единое экономическое пространство; Евроазиатский союз.

22 мая Кабмин утвердил некий меморандум по поводу ТС. Премьер Азаров характеризует его как «отработанный с учетом мнений российской, белоруской и казахстанской сторон. Статус наблюдателя позволит нам эффективно отстаивать свои интересы в Таможенном Союзе».
Начнем с того, что смотреть (наблюдать), это не значит иметь право влиять на принятие решений членами межгосударственного образования. Смотреть, как там идут дела, можно и со стороны.
Но дальше – интереснее. Прямо-таки сейчас, во вторник, советник Януковича Андрей Гончарук заявляет на брифинге: «каких-либо официальных документов относительно нового статуса Украины, в столице Казахстана подписывать не будут».
Оно, конечно, слава Богу, если так. Но зачем тогда Янукович, после диалога в Сочи, согласился на приезд в Астану? Неожиданный сочинский визит обязан был дать, пусть негласные, а результаты. Путин кличет Киев в ТС, и не наблюдателем, давно и жестко. Если бы ответом Киева было «нет», то вроде бы, нечего принимать участие в заседании высшего органа ЕврАзЭс. Можно, конечно, предположить, что «наш» решил прокатиться за казенный кошт с целью в очередной раз морочить путинскую голову, равно как на другом направлении – мозги Евросоюза. Но это ведь безрезультатно. Москва не ведется на «фу-фу» нашего режима. Брюссель – тоже.

Значит, либо «отдаться» по полной, либо – в очередной раз быть с позором выпинаным.
Причем, именно по полной. Потому что – экая неожиданность, в договорной базе и ТС, и ЕЭП отсутствует статус наблюдателя. Неужто – ожидать, что за спиной парламента и общества Янукович решился на более «глубокий интеграционный проглот»?

Некоторые, возможно, скажут, что пусть все коряво, запутанно и негласно, но главное – Украина получит от вхождения в евроазиопу пользу. Что ж, лучше всего не теоретически рассуждать на эту тему, а из первых уст услышать мнения проглоченных и полупроглоченных.

«Возможно, России хотелось бы быстрее каких-то шагов, может, более радикальных. Но ни Казахстан, ни Беларусь на это не пойдут с бухты-барахты». Это вещает противник тесных союзов с РФ? Нет. Лукашенко. Который, впрочем, с размахом «набухтыбарахтал» здесь по полной, вплоть до не экономического, а государственного союза с Россией. Теперь, надо понимать, не очень доволен.
Первый замминистра иностранных дел Беларуси Александр Михневич в минувшую пятницу сказал: «очень сложно решаются вопросы, и есть доминирование России в ЕЭП, мы об этом говорим». И «паритет в самой комиссии (Единой экономической комиссии – В.А.) трех стран тоже неоднозначный».
Белорусский политолог Алесь Логвинец считает: «наше пребывание в ТС – это привязка, в основном, к российскому рынку, это зависит от протекционистских мероприятий Москвы, которые часто противоречат интересам Беларуси». Минский финансовый аналитик Вадим Иосуб говорит не о политике, а о стагнации промышленности: «протекционистские цели, которые преследует создание ТС, в долгосрочной перспективе приведут к консервации технологического отставания».

Казахстанская оппозиция инициирует проведение референдума по вопросу выхода страны из ТС. И это – не оппозиционная вкусовщина. В Казахстане после присоединения к Тамсоюзу существенно возросли цены на топливо, продукты питания, автомобили. Вице-президент местной Независимой ассоциации предпринимателей Тимур Назханов констатирует: продукция, которую РФ продает Астане, частенько изготовлена из казахского сырья. «Этот союз выгоден лишь тем, кто торгует сырьем».
Нам – прямо-таки необходимо обречь себя на роль сырьевой колонии?

Все, сказанное выше, это чужая головная боль, или уже, по астанским сегодняшним и завтрашним событиям, наша?..

Упомянутый Логвинец из Беларуси подводит итог. «Какое-то время Кремль фактически оплачивал сохранение авторитарного, экономически несостоятельного режима в соседней стране. Краткосрочные выгоды от участия в ТС, главным образом, получила не страна, а власть».

Нужны ли нам подобные пряники, во всех аспектах? От минского знакомого я услышала горький каламбур: «Говорили, что союз – братство. Я заметил, что союз – б…, ой, дружба!».

В шансоне, слова коего попали в заголовок, поется, что «шашлычок под коньячок – вкусно очень». Возможно. Но там – «впереди еще три дня, и две ночи». У нас, подведенных режимом к опасной черте, этих дней-ночей для благодушия – не осталось.

Виктория АНДРЕЕВА, "ОРД"