ПСИХОЛОГИЯ ПАНИКОВСКОГО

Вдохновенный гусекрад и человек без паспорта Михаил Самуэлевич был твердо уверен: любая конвенция подлежит нарушению. В том случае, если это выгодно нарушителю. Ну, а неприятности, связанные с нарушением конвенции, это так сказать, накладные расходы, которые зависят исключительно от соотношения удачи и неудачи, то есть факторов мистических, неписаных. Попадешься – могут крепко поколотить. Не попадешься – обретешь свой маленький лакомый кусочек. Читать о Паниковском смешно, да и подобный образ мышления мелкого мошенника оправдан объективными сложностями его далеко не высокообразованной «жистянки». А вот сталкиваться с «феноменом Паниковского» в мышлении современной Украины – куда как грустно. Подобное мышление, увы, присутствует в подходе к оценке положений Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. А ведь именно на основании этих положений Европейский суд по правам человека 28 августа приступил к рассмотрению жалобы Юлии Тимошенко. И совсем недавно, 3 июля, удовлетворил жалобу Юрия Луценко, признав незаконность его содержания под стражей и политическую мотивацию ареста.
Обращаясь к теме данных судебных слушаний в Страсбурге, слишком многие отечественные публичные лица обходят молчанием статьи Конвенции, по мнению ЕСПЧ нарушенные государством Украина. Ни в коей мере не останавливаются на том, соответствует ли это истине, и если соответствует – то, мол, беда, скандал. Акцент переносится на примитивный подход: кого «больше любит» объединенная Европа, украинский режим или украинскую оппозицию? И если суд по правам человека чего-то
там нарешает, во что это немедленно выльется (не выльется) для «сидельцев», Тимошенко и Луценко? Право, невозможно понять, чего больше в подобном подходе. Сознательного желания заморочить голову гражданам, «переведя стрелки» с признанного международным судом преступления власти на частные перипетии лиц, которые в политике преходящи? Если так, это очередная подлость в деле промывки наших с вами мозгов. Или – и вправду у политиков и политологов наличествует искреннее «паниковское» отношение к любым конвенциям? В таком случае, их диагноз неутешителен.
Вот, в эксклюзивном интервью агентству «Укринформ» рассуждает Михаил Погребинский: «Политическая общественная мысль в Европе настроена в пользу Тимошенко». Именно это предположение позволяет данному политологу допускать, что ЕСПЧ удовлетворит жалобу экс-премьера на незаконный арест, политически мотивированное содержание под стражей, применение действий, нарушающих права человека. Особого человека, с фамилией на литеру «Т». Вывод странный, поскольку лицо, занимающее должность директора Киевского центра политических исследований и конфликтологии, надо понимать, в отличие от Паниковского получило образование не в качестве «слепого на углу Прорезной и Крещатика». Странный хотя бы потому, что Европейский суд по правам человека, как известно, принимает к рассмотрению дела граждан, фамилии которых совсем не на слуху «политической общественной мысли в Европе», и никто не «настроен в пользу». И, знаете, довольно часто выносит по этим делам положительный вердикт, обязательный к исполнению институциями стран, ратифицировавших Конвенцию.
А по Погребинскому выходит, если положения Конвенции будут нарушены в отношении личности, Европе несимпатичной – ЕСПЧ спокойно закроет на данный факт глаза. Вряд ли. «Костяк» Евросоюза составляют страны, которые при всех возможных минусах – попросту НЕ ПОНИМАЮТ, как можно нарушать положения ратифицированного международного документа. И можно с уверенностью предположить: если в обозримом завтра главой государства Украина станет та же Тимошенко, а оказавшийся в оппозиции гражданин Янукович будет лишен свободы в незаконном порядке, и в заключении к нему будут применяться меры, нарушающие его законные права – Европейский суд по правам человека примет его жалобу к рассмотрению. И не погладит по голове обновленную на уровне фамилий, но не принципиальных подходов, киевскую власть.
Посттоталитарному обществу, да еще в последние два с половиной года «успешно» продвигающегося по пути неототалитаризма – достаточно трудно подняться до этого самого «не понимаем», когда речь идет о нарушении общепризнанных норм. Но в нашем случае объективные дефекты общественного мышления еще и старательно подпитываются обслугой режима.
Знаете ли, в эти дни Виктор Ющенко, по его собственному утверждению, спешит. Ему необходимо «успеть объяснить». В своей статье в The Wall Street Journal Ющенко говорит об этом с непередаваемым шармом наивности: «Главное – успеть объяснить, что в высшей лиге (украинского политикума – В.А.) работают два монстра, Партия регионов и «Батьківщина». Ющенко озабочен тем, что «Европейский союз все больше рассматривает свое отношение через призму конфликта между президентом Виктором Януковичем и бывшим премьером Юлией Тимошенко. ЕС считает дело против Тимошенко политически мотивированным, учитывая, как проходил процесс. Однако он ошибается, если считает, что это дело не имело под собой оснований, и что ей не за что отвечать».
Читаешь подобное, и кажется, что Ющенко может не спешить. Он успел. Успел попасть в условный список безусловных врагов европейских ценностей в нашей стране. Какая разница Евросоюзу, сколько «монстров» (в данном контексте – крупных политических сил) есть сегодня в Украине? Нет, естественно, Виктор Андреевич как любой иной политик (да что там – политолог, журналист, обычный гражданин) имеет полное право высказывать собственное мнение о монструазности основных политических оппонентов в отечестве. О том, к примеру, что он лично не симпатизирует ни одному, ни другому. Но связывать подобную субъективную оценку с фактическим оправданием политической мотивации уголовного преследования лидера оппозиции, это громко заявить: я считаю, что раз Тимошенко не нравиться мне, такому хорошему, в отношении ее можно нарушать любые европейские конвенции и украинские законы. Ай да я, похвалите меня за глубокую «эуропейскисть». И что именно в контексте приведенных выше цитат следует понимать под «конфликтом» Януковича и Тимошенко? Таинственную личную неприязнь? Резкое донельзя, но цивилизованное по форме политическое противостояние власти и оппозиции, заключающееся во взаимной аргументированной критике? Или все-таки то, что рассматривает сегодня Европейский суд: ситуацию, когда сторона, сосредоточившая в своих руках всю полноту власти, расправляется со своим оппонентом, этой власти не имеющим, запихивая его за решетку в нарушение по крайней мере четырех статей Конвенции о правах человека? Есть обоснованное предположение – ЕСПЧ совершенно безразличны личные политические симпатии Ющенко. А вот упомянутое нарушение положений конвенции – внимательно рассматривается.
И, если уж к слову — приходится упомянуть не только о том, что третий президент Украины опозорился перед международным сообществом. Но и то, что его речи последних дней, затрагивающие личное неестественно-горячечное отношение к Тимошенко в любом контексте, вызывают определенное непонимание внутри страны. Значит, так. В статье для зарубежного медиа Ющенко утверждает, что «как проходил процесс», можно считать политически мотивированным, но это не снимает вины Тимошенко в неком уголовном преступлении. А на предвыборной встрече в Ивано-Франковске старательно отметает обвинения в том, что предал Тимошенко. С надрывом говорит о себе в третьем лице: «Не в Ющенко проблема. «Кочубеи» ее предали». Стоп. Если экс-премьер осознанно совершила служебное преступление, то это необходимо объективно расследовать (другое дело, что не нарушая прав человека, что, как мы убедились, Ющенко безразлично). Но для подобного процесса не нужно ничье предательство, то есть априори негативный, неправедный поступок. А если речь все же идет о предательстве, в результате которого человек второй год находится за решеткой, то по большому счету нет разницы, кто именно предательство совершил. Потому что тогда мы имеем дело с преступлением, на которое пошло государство по отношению к гражданину. Более того, в своем западноукраинском предвыборном вояже Ющенко зарапортовался окончательно. Он говорит вот что. «Суд, безусловно, был политическим», но «газовое соглашение – безусловно, криминальным». Интересно, не кажется ли слушателям, что «криминальное соглашение» было заключено и вступило в действие аккурат тогда, когда Ющенко занимал кресло, очень даже позволяющее и даже обязывающее не допустить подобного «криминала»? Так почему же он в свете этого – на свободе? Надо понимать, ему просто повезло, и его «не предали»? Или, еще ближе к истине, он так подмогнул Януковичу прийти к власти, и продолжает содействовать сейчас удержаться, что для режима он неподсуден, хоть бы в свободное время младенцев поедал? Хороша у нас, в таком случае, нынешняя власть. И еще краше – мальчики на побегушках у этой власти, к коим Ющенко и отнес себя, хотел он этого результата, или нет.
На встрече с иванофранковской интеллигенцией Ющенко буквально всплескивает руками: «У меня такое впечатление, что мы международно изолированы». Знаете, Виктор Андреич – у меня, и еще миллионов граждан Украины, впечатление точно такое же. Только, в отличие от Вас, мы не боимся сказать, почему именно. В том числе, справедливо относим к причинам международной изоляции нарушение янучарским режимом международно признанных прав человека — по отношению к лидерам оппозиции.
Решение ЕСПЧ относительно незаконности и политической мотивации содержания под стражей Юрия Луценко, оглашенное 3 июля – «звонок» для Украины более чем серьезный. Впервые за время независимости нашей страны, европейское сообщество недвусмысленно заявило: в Украине есть политические заключенные. Именно так власть, сделав суды полностью подконтрольными, обходится со своими противниками, хотя бороться с ними имеет право исключительно на выборах, причем, бороться за оценку граждан. Стало быть, с такой Украиной объединенная Европа не может иметь дела. И вряд ли признает выборы объективными.
В нынешний вторник, 28 августа, Европейский суд по правам человека, вот именно, по-европейски аккуратно завершил заседание, которое являлось так называемой открытой частью слушания по обращению Юлии Тимошенко. В процессе заседания со стороны украинской власти выступил правительственный уполномоченный Назар Кульчицкий. Он заявил, что заключение Юлии Тимошенко под стражу законно. Свое утверждение обосновал вот на каком мессидже: «все выводы европейских институтов, политиков и экспертов носят общий характер». Защитник Валентина Теличенко, напротив, глобальных характеристик мнению ЕС по поводу дела Тимошенко не давала, она сосредоточилась на фактах, навязших в зубах. Судебные заседания по «газовому делу» проводились практически ежедневно, с утра и до позднего вечера, и, таким образом, Тимошенко была лишена права подготовиться к защите, да и права на защиту вообще, когда судья Киреев гнобил ее адвокатов, наплевав на любые законы; лидеру оппозиции не предоставляли необходимую медицинскую помощь; в декабре 2011-го Тимошенко, уже заключенную, повторно арестовали, проведя судебное заседание в камере, где она по состоянию здоровья не могла подняться с койки; власть отказалась расследовать дело о нанесении Тимошенко побоев за решеткой.
Я не зря употребила выражение – факты, навязшие в зубах. Режим пытается сделать подобную информацию привычной, обиходной для граждан Украины.
Остается надеяться, что каждый из нас найдет силы напоминать себе банальную, но от этого не становящуюся менее верной истину – когда у власти, прибегающей к подобным методам, «заканчиваются» Тимошенко и Луценко, власть, уверенная в своей безнаказанности, принимается за Иваненко-Петренко-Сидоренко…
Кстати, о финале феномена психологии Паниковского. Гусекрад – нарушитель конвенций бесславно упокоился в безымянной, наскоро вырытой, могиле. Ладно, если подобным образом будут погребены (имею ввиду – в политическом смысле, а вы о чем подумали?) столпы и подпорки нынешнего режима. А вот если таким образом на долгие годы уляжется страна, окончательно свернувшая на проселок в колдобинах, поскольку только на таком пути можно цивилизованные конвенции нарушать? Согласитесь, обидно.
Виктория АНДРЕЕВА,ord-ua.com