Трамп Путину не друг

 Виталий Портников

Почему Трамп быстрее доведет Путина к камере в Гааге чем Обама

Российская пропаганда находится в очевидной растерянности. Накануне годовщины победы во второй мировой войне, которая всегда используется в России для нагнетания отвратительной псевдопатриотической истерии, ведущий претендент на пост президента Соединенных Штатов Дональд Трамп допустил уничтожение российских военных самолетов в случае, если они будут продолжать наглые провокации против американских летчиков.

Еще вчера Трамп был любимцем российских пропагандистов. Эта влюбленность возникла после того, как миллиардер заявил о возможности найти общий язык с российским правителем Владимиром Путиным. В Москве это восприняли как антитезу политики Барака Обамы.

Обама не ищет общий язык, объявляет санкции, не понимает сакральной роли украденного Крыма в жизни каждого российского шовиниста. А Трамп – он все поймет!

Но у Трампа – свое понимание того, как необходимо действовать во внешней политике.

Обама уверен, что если методически воздействовать на Россию с помощью экономических санкций, если не давать ей возможности вмешиваться в дела соседей, если демонстрировать, что цивилизованный мир никогда не признает аннексии Крыма – то рано или поздно политика России изменится.

Для Трампа позиция Обамы – аналог манной каши. Он считает – и это относится и к его подходам во внутренней, и к подходам во внешней политике – что противнику нужно дать почувствовать свою силу. Что не не нужно давать ему спуску.

Что если Путин хочет хулиганить – нужно не воздействовать, а наказывать. Жестко и уверенно. Без соплей. Таков Трамп. И зря российские пропагандисты им так увлекались.

Для Обамы отношения с Путиным – это успокоение и расчет на крах режима. Для Клинтон – укрощение и расчет на крах режима. Для Трампа – наказание и расчет на крах режима.

Финал для Путина и его окружения во всех сценария один и тот же – камера в Гааге.

Просто в случае с Трампом Путин попадет туда быстрее, а жертв конфронтации Соединенных Штатов и России будет больше. И это – ощутимая разница.