АНАТОМИЯ ОДНОГО МЕРОПРИЯТИЯ

Вполне беспартийные жители Донецка в минувшую пятницу охотно пользовались оппозиционной услугой. Молодые и постарше, они, по очереди беря выложенные на площади трафареты, набивали краской на листах ватмана актуальную картинку – профиль человека в короне, похожего на Януковича, перечеркнутый красной линией на манер знака «Стоп!». Сей факт – не пропаганда партийных штабов. О нем, с фотографиями процесса, мне (для ОРД) сообщили реальные источники с места события. Не стоит заочно пытаться написать репортаж. Тем более что речь идет о локальной акции в одном из городов страны. Но «Вставай, Украина!» от 31 мая позволяет проецировать событие на общие тенденции, настроения, позиции политических сил и граждан. Попробуем рассмотреть?

«Впечатления» об акции, помещенные на одном из обслуживающих режим сайтов – попахивают абсурдом. Да, мол, на митинг собрались. Но… «Люди почти не слушали выступавших, между собой обсуждая свои более насущные проблемы. Донецк жил и живет своим трудовым ритмом».

Можно ли представить себе, что желающие обсудить насущные проблемы вне рамок какого бы то ни было мероприятия, с доброго дива затеют их кулуарное обсуждение именно на акции под открытым небом? Пойдут туда? Согласитесь, вряд ли.
О трудовом ритме Донецка – разговор особый. Только в течение февраля-2013 долги по зарплате на Донбассе увеличились на 44 миллиона гривен, на 21,1%. И этот процесс, явно сбивающий с ритма тех, кто работает, как говорят в народе, «за бездурно», продолжается, долг растет. Причем, жалованье не выплачивают в том числе на так называемых экономически активных предприятиях.
Угольная отрасль, металлургический комплекс – нелегкий хлеб Донбасса. При нынешнем режиме этот хлеб пролетает мимо рта тех, кто зарабатывает его.
И этим очень недовольны обделенные, их семьи. Согласно результатам социологических исследований, промышленный, бюджетный Восток Украины демонстрирует высокую протестную готовность. 68% здешних граждан готовы добиваться улучшения условий труда на уличных акциях.

«Шкурный протест»? Полноте. Будемте реалистами. Для того, чтобы задумываться о воплощении в жизнь высоких демократических и патриотических принципов, человеку нужно выживать. Выживать в условиях экономического коллапса, сооруженного режимом, все труднее.
Донбасс, как и любой другой уголок страны, способен, так сказать, сложить два и два. Условия труда, справедливая зарплата, приемлемый уровень здравоохранения, стабилизация цен на самое необходимое и т.п., в глазах жителей этого региона напрямую зависят от тех, кто «рулит» нынче. Коррупционно, беспрецедентно грабительски управляющие страной Янукович и партия власти стремительно теряют поддержку. Эта цепочка, дайте хлеба – к чертям собачьим режим, не дающий его, проглядывается на Донбассе весьма зримо.
Независимый профсоюз горняков сообщает, что государственное предприятие «Макеевуголь», включающее в себя целый ряд крупных шахт, подошло к грани всеобщей забастовки. В одном из заявлений работников предприятия присутствуют слова «занимающий должность президента Янукович».
«Гнездо» Витька с Пивновки, Енакиево, саркастически хихикает. Здесь завял саженец, с помпой закопанный лично Фьодорычем на праздновании 90-летия со дня рождения космонавта Берегового. Табличка «Дерево высажено президентом Украины В.Ф. Януковичем» пару лет украшала сухостой. Его потихоньку, во тьме ночной, заменили новым только этой весной. Когда злая ирония местных блоггеров и прохожих достигла предела.
В Торезе – ненавидят ГП «Торезантрацит», контролируемое первенцем Януковича, одиозным Сашей-стоматологом. Здесь, задолго до «Вставай, Украина!» появились здесь же изготовленные листовки. На них фото Александра Януковича сопровождает текст: «Здесь все мое! Я хозяин! Сегодня – твой двор!».

При чем здесь пятничная акция политической оппозиции? Практически, при всем. Требования отставки режима, вербализируемое Яценюком и Тягныбоком «рифмуются» с местными настроениями. Над митингом протеста – плакаты «Янукович предал Донбасс»; «Луганщина против политрепрессий»; «За справедливую зарплату!».

Местной (тотально регионаловской) власти – нечего возразить. Интересна динамика попыток противодействия шествию и митингу.
За неделю до события глава обладминистрации Андрей Шишацкий высказывался круто. «Жители области дадут отпор организаторам акции»; «против «Вставай, Украина!» в Донецке выступят так же, как против фашизма»; «я уверен, что этим доморощенным революционерам мы дадим отпор».
Крутизну демонстрировал и депутат Донецкой облрады от ПР Игорь Чичасов: «оппозиция едет в Донецк в поисках большой драки». Что ж, экспортируемый протест и вправду можно задавить при поддержке местных граждан. А если поддержки нет? Если это местное протестное настроение? Беда, да и только.

Ближе к митингу Шишацкий вынужден был прилюдно сетовать на то, что медиа неверно привели его слова: мол, не «отпор», а «ответ». А хрен, как известно, редьки не слаще. Потому как – ни отпора, ни ответа (негативного) не наблюдалось.
И, можем поверить – если бы был малейший шанс организовать акцию в противовес, именно в Донецке это бы сделали. Значит, власть не нашла возможности даже согнать на потенциальный контрмитинг бюджетников, собственных клерков с семьями.
Несмотря на то, что еще 30-го курсировала информация о том, что власти пытаются мобилизовать работников бюджетной сферы, сотрудников исполкомов, ветеранские организации. Инициатива заглохла? Что ж это такое?
Кажется, заглохла потому, что революционеры, вот именно, доморощенные. Лозунги «Вставай, Украина!» разделяет реальный Донбасс. Местные царьки не решились будить дополнительное лихо. В регионе, обманутом янучарами, атмосфера взрывоопасна. Как знать, не исключено, что участников потенциального мероприятия «за Януковича, за пАкращення», шахтеры бы попросту поколотили. Или, еще хуже, согнанные на такой митинг, взорвались бы от лживой риторики его организаторов?
И сателлиты партии власти, коммунисты, не решились вставлять свой красный пятачок.
Первый секретарь Донецкого обкома КПУ Николай Кравченко накануне заявил: «мы категорически запрещаем нашим людям участвовать в каких-либо пикетах 31 мая»; «к самостоятельным действиям могут прибегнуть лишь отдельные комсомольцы», Причем эти действия не поощряются – «это – исключенные из КПУ молодые люди».
Впрочем, ни отдельные, ни вместе взятые, исключенные-неисключенные комомольцы-добровольцы ничего не продемонстрировали.
Если учесть, что отечественные коммунисты-симоненковцы отличаются потрясающей способностью держать нос по ветру, придется констатировать: ветер не дует в паруса режима. Так сказать, тенденция, однако. Изменившаяся на наших глазах тенденция.

Но не в лозунгах митинга, и даже не в совпадении их с реальными настроениями, зерно. Донецкие власти противостояли пятничной акции классически незаконно и жестко. И тут – необходимо поставить минус оппозиции.

Интернет пестрит сообщениями о том, что местные депутаты-регионалы
руководили милицией в деле снятия с транспорта «заподозренных в оппозиционности». Что гаишники перегораживали путь маршруткам Мариуполь-Донецк. А луганчане, направляющиеся в Донецк на митинг, вынуждены был героически пробираться по полям и бездорожью.
Констатации подобного беззакония – недостаточно. Необходимо поставить ситуацию с головы на ноги. Используя элементарную логику.

В стране – военное положение, ограничивающее свободу передвижения граждан? На данном этапе, нет. Вопреки конституционному праву на мирные собрания, режим пошел на запрещение акции в Донецке? Не посмел.

Значит – трах-тарарах-тибедох вас (нас)! За непонятное, неоправданное непротивленчество.
Где – судебные иски к конкретным представителям властей и правооХренителей? По случаю того, что я, мол, следовал в Донецк на именины тетушки, и был по какому-то подозрению сброшен с поезда. А я, напротив, действительно хотел, в соответствии с писанным гражданским правом, принять участие в разрешенной акции, и мне грубо не позволили.
Да – не только судебные иски. Не стоит применять силу зря, с провокационной целью.
Но в данном случае первой, вне закона, начала действовать власть. И был (остается на будущее) смысл идти на силовой прорыв незаконного гоп-стопа. Не доехать к назначенному времени на митинг. Вместо того, чтобы сворачивать на партизанские тропы, устроить неожиданный митинг у того населенного пункта, у которого путь преградил неоправданный кордон. Передать краткую, взрывную информацию, чтобы она, вне сценария, прозвучала от микрофона акции.

Режим прекратил наступление. Вынужден перейти к обороне. Обороняясь-огрызаясь – применяет незаконные методы. А мы, как нищие, демонстрируем синяки и царапины – ой, не пустили, ах, мы прокрадывались… На эдакую бедность не подадут больше. Вообще ничего не подадут. А вот взять своей силой – можно и следует.

Еще – из классики властного противодействия в Донецке. На площади у обладминистрации, где был заявлен митинг протеста, неожиданно нарисовался детский праздник.
Дети, они, конечно, цветы жизни. Но всемирный День защиты детей по календарю — 1 июня. Никак не 31 мая. Какую-то логику его местечкового перенесения можно было бы найти, если бы речь шла о назначении действа именно в выходной, чтобы родители могли привезти малышей на праздник. Но выходной-то как раз совпал с детским Днем, приходится на нынешнюю субботу?
Пятничные «игры в песочнице» от власти выглядят комично. Анонсировав бесплатное мороженое, продемонстрировали истинный креатифф: лучше лизать, чем говорить.
Опять-таки, данный цирк свидетельствует о том, что режим, не найдя возможности наступать, судорожно обороняется.

Говорить о календарных датах в связи с попыткой «анатомирования» пятничного Донецка невозможно, если не затронуть еще одну именно анатомическую подробность.
Речь – о бицепсах Виталия Кличко. Лидер УДАРа проигнорировал оппозиционную акцию на Донбассе. Причина достаточно уважительная. Он выступал в «горячем» Василькове на Киевщине. В воскресенье здесь должны состояться выборы мэра. На кандидата от объединенной оппозиции Сергея Сабова власть давит, угрожает физической расправой. Планируется срыв голосования. Резкое, справедливое выступление Кличко пытались испортить несколько неопознанных молодчиков. На провокационные единичные выкрики он ответил вот как. «Вы хотите что-то сказать? У вас есть вопросы? Я отвечу на любой. А если вы пришли сорвать митинг, у вас это не получится. Я вижу, у вас хорошие бицепсы накачаны. Хотите силами померяться? Можем предоставить такую возможность».
Без иронии – ответ по делу. Но… Выразительные бицепсы УДАРа, кажется, вполне можно было перемещать в зависимости от необходимости.
Васильков (и любые местные выборы) – важная высотка. Позабыть о нем в угоду глобальной акции нельзя никак. Взглянем на календарь. В субботу агитация запрещена. Но, имея ввиду определенную стратегичность Донецка, ведь возможно было провести васильковский митинг в четверг? В пятницу – усилить донецкую акцию. И в воскресенье – сосредоточиться на недопущении безобразий в Василькове.
Почему получилось не так? Не следует никого и ни в чем обвинять огульно. А вот наблюдать за развитием событий и месте УДАРа в них – необходимо.

Заговорили о персоналиях оппозиции – нельзя обойти нежданный топ-поворот, который у всех на слуху. Тимошенко-де… в письме высказалась против «Вставай, Украина!», заявила, что необходимо договариваться с режимом. Ну и дела?
Послушаем мнение Станислава Овчаренко, бескомпромиссного, точного аналитика и публициста, высказанное на Инет-ресурсе SVET i TENI.
«Стиль листа «Юлії Тимошенко» НЕ притаманний самій Юлії Тимошенко. Вона пише просто, ясно, цілісно, без внутрішніх протиріч. Але цей лист на сайті «Батьківщини» — чомусь з посиланням на «Лівий берег», провладний ресурс»; «дві частини листа стилістично належать різним авторам»; «ми не знаємо обставин, як рукопис Юлії Тимошенко потрапив до Соні Кошкіної».

В принципе, послания из-за решетки, от человека, лишенного средств коммуникации, можно сфальсифицировать. Кто помнит, было дело рук еще одной «звездули», Янины Соколовской из «Известий в Украине». На заре посадки ЮВТ Соколовская огорошила эксклюзивным интервью с узницей. Когда возникли оправданные сомнения во встрече с Юлией Владимировной какого-либо медиа, газета извинилась: некая нерадивая начинающая корреспондентка приняла за интервью «рабочие записи» Соколовской, и самочинно сумела опубликовать их без санкции. Ха-ха.
Но то, как «Батьківщина» непозволительно медленно чешется сейчас, не разъясняет ситуации с возможной провокацией, а тупо перепечатывает письмо (?) с LB – это совсем не ха-ха. Это – недопустимо.

И в заключение – о ноу-хау ведомства Захарченко. В Донецке представителям прессы предложили для безопасности надеть желтые жилеты патрульно-постовой службы. От фотографий, где операторы и репортеры позируют в этом прикиде, остается неприятное чувство.
После киевского скандала 18 мая, режим дал приказ – не бить журналистов, себе дороже.
Коллеги, вам не кажется, что соглашаясь на роль священных коров, вы, тем самым, соглашаетесь с тем, что сограждан других профессий, вышедших на мирную акцию, бить можно и должно? Кулаками и дубинками «характерных наружностей», мусоров?
Вышла из моды песня, ставшая гимном многих поколений нашего с вами дела? Песня, где строки: «с «Лейкой» и блокнотом, а то и с пулеметом, сквозь огонь и стужу мы прошли». Прошли – вот так, без белого (пусть желтого) флага, без таблички «не стреляйте в пианиста». Кстати, это единственный достойный путь в профессии.

А единственно достойный гражданский путь – наступление. Так сегодня карта легла.

Виктория АНДРЕЕВА, ОРД