КАДЫРОВ КАК НЕПРИСТОЙНАЯ КРИМИНАЛЬНАЯ ИЗНАНКА ПУТИНИЗМА (НЕЧТО НАПОДОБИЕ ОТВЕТА КРОВАВОМУ НАМЕСТНИКУ)

Очередное наглое заявление имперского наместника Чечни Рамзана Кадырова относительно украинских депутатов, угроза их выкрасть и предать суду за «пособничество терроризму» ставят перед вопросом о месте этой фигуры в архитектуре авторитарной России в более широком контексте судеб украинского и чеченского народа в Сопротивлении российскому порабощению.

Сначала несколько слов о самом контексте. Несмотря на различия в вере и культурных традициях, есть удивительная сродность в судьбе чеченцев и украинцев в их гонимости, количестве жертв на уровне геноцида со стороны имперского российского Монстра и одновременно в любви к свободе и способности не быть рабами. Приведу одну любопытную историческую параллель. У воинов ОУН-УПА бытовал девиз: «Краще вмерти як вовк, ніж жити як собака». Понятно, что волк здесь означает символ свободы и независимости. И именно волк изображен на гербе Республики Ичкерия, Президентом которой был Джохар Дудаев. И воины УПА, и бойцы Дудаева фактически были смертниками, которые погибали в борьбе за свою свободу с советскими и российскими захватчиками, зная, что шансов победить эту махину у них нет.
И что интересно, и те, и другие, в мировом общественном мнении были признаны, как «пособники фашизма» или просто фашистами (С. Бандера) или «террористами» (Шамиль Басаев). (Говоря о последней, весьма неординарной личности, я оглашаюсь с В. Новодворской, которая утверждала, что из демократа он стал ваххабитом именно потому, что Россия подвергла его народ геноциду и иным способом борьбы с ней, кроме как террором, у него просто не было). С помощью своей пропаганды Россия сумела убедить весь цивилизованный мир, что их карательные операции против повстанцев органично встраиваются в «кампанию по борьбе с терроризмом», а Запад не отличал борьбу диверсионными методами с Россией Басаева и атаку на башни-близнецы 11 сентября. Не было концептуального аппарата, позволяющего отличить героя от «аутентичного» террориста.

Но я отвлекся от главного тезиса о родственности исторических судеб украинского и чеченского народа, познавших ужас Голодомора и депортации, жертвы в виде десятков тысяч погибших (а некоторые называют цифру в 300 тысяч!) среди мирного населения во время двух российско-чеченских войн. В то страшное время наиболее «сознательные» украинцы воевали в Чечне против кремлевских карателей, следуя логике «интернационального долга». (Вспомним Александра Музычко, героя Майдана, трусливо убитого новой властью, которой не нужны харизматики и «борцы за идею», люди, противостоящие ментовскому беспределу, расцветающий на наших глазах пышным цветом. Именно этот человек так воевал против российской орды, что заслужил орден из рук самого Джохара Дудаева. И подобных личностей было немало).

И вот сейчас эти российские практики, опробованные на Чечне, распространились и на территорию Украины. Те же сценарии, то же наплевательское отношение к человеческим жизням (в том числе и к жизням мирного населения). Тот же беспредел и радость от убийства. Мерзавцы, фотографирующиеся на фоне тел убитых украинских патриотов. Рязанские десантники, записывающие видеообращение к украинской армии, тупые гогочущие морды, обещающие дойти до Киева и приехавшие в чужую страну пострелять как на сафари. И как на фоне этой оголтелой, безмозглой чумы выглядят бойцы интернационального батальона имени Джохара Дудаева во главе с Исой Мунаевым?

Эти люди приехали на Донбасс вернуть свой моральный долг украинцам, ибо они понимают, что чеченцы и украинцы – это воистину братские народы в своем стремлении к свободе и ненависти к поработителям. («Чеченцы и украинцы никогда не будут под царем!», сказал легендарный бригадный генерал свободной республики Ичкерия).

2.
Что представляют собой на фоне этих «невольников чести», их рыцарей, фигуры типа Рамзана Кадырова? Я не буду копаться в его биографии, в его участии в первой чеченской войне против России, а затем резком переходе на сторону завоевателей во второй. Вообще история становления мелкого диктатора ХХI века меня мало интересует. Ничего особенно удивительного в его неожиданном восхождении нет. Таких диктаторов, мини-сталиных в мире и на постсоветском пространстве хоть пруд пруди, и разбор его деятельности пусть остается делом самого чеченского народа и населения РФ. Однако когда этот человек начинает настойчиво вмешиваться в жизнь моей страны, уничижительно высказываться в ее адрес, то к нему возникают естественные вопросы, главный из которых состоит в следующем: «А какое вообще твое дело? Где ты и где мы? Чего ты вообще лезешь в нашу жизнь»? Еще в 2009 году, когда не было никакого намека на будущий украинско-российский конфликт, он отметился призывом уничтожить Грузию и Украину, «переломать им хребет».

Интересно, что в этих призывах этот не слишком образованный субъект уже тогда отлично усвоил штампы российской пропаганды, которые были задействованы через пять лет российской пропагандистской машиной. Несмотря на примитив этих штампов, они оказались весьма действенными ввиду своего всеобъясняющего характера: «Во всем виноват Запад и США». Что достигается с помощью этого тезиса? Он позволяет полностью перевернуть освещение реальных событий. Типичный пример такого рода инверсий. 2009 год: «Это не Россия напала на Грузию, а Грузия напала на Россию, с помощью Запада атаковав Абхазию». 2014 год: «Это не Россия напала на Украину, а это Запад с помощью Украины организовал там «антиконституционный переворот» и, тем самым, напал на Россию, которая была вынуждена обороняться».

После Майдана активность господина Кадырова на украинском направлении стала еще более заметной и еще более агрессивной, причем не только в медиа-сфере. Тот факт, что на Юго-Востоке воюют кадыровские бандиты, которые подвергают жителей чудовищным пыткам, говорит о том, что он не просто балабол типа Жириновского, а реальный враг Украины. Его угрозы и обещания захватить Киев, последняя выходка в виде приказа о похищении украинских депутатов – все эти факты снова и снова ставят нас перед вопросом, сформулирвоанном в начале данной статьи: «Какое место он занимает в общей архитектуре путинизма»? Причем речь идет не только о региональном масштабе феодального князька, обеспечившего криминальными методами «порядок» в регионе, а в более широком, политическом и геополитическом смысле. Каково его место в российском агрессивном шовинистическом проекте, если хотите.

Я не хочу повторять то, что было многократно говорено о том, что Путин нуждается в отморозке, готовым ради сохранения режима личной власти выполнить любой приказ. Это очевидно и не требует комментариев. Гораздо интереснее увидеть эту проблему как в плоскости личной для самого Путина (и тут аппарат психоанализа может очень помочь), так и в плоскости социальных взаимоотношений «кадыровщины» и «путинизма» как явлений. К сожалению, формат статьи не позволяет детально осветить эти аспекты, потому ограничусь общими замечаниями. Помимо поверхностной и очень прагматической характеристики Кадырова как потенциального Малюты Скуратова для кремлевского диктатора, очевидна их более глубинная связь, которую можно осмыслить в психоаналитических категориях «Двойника» и «Зеркала».

В контексте сказанного эти два человека, безграничных нарцисса по своей психической организации, «отзеркаливают» друг друга. В общем «близнецы-братья»! Для Путина, социальное мышление которого ничем не отличается от кадыровского, Рамзан представляет собой типичную Юнговскую «Тень», средоточие всего темного, что есть в самом Путине, но которое он не может публично проявлять. (Как говорят, «положение обязывает»).

Например, Путин вынужден корчить из себя миротворца, использовать «дискурс мира». Только иногда сорваться на угрозу «мочить в сортире», а простому как двери Рамзану по барабану, и он совершенно официально может сказать, используя лексику блатняка: «Если кто-то думает, что позволено безнаказанно поддерживать терроризм, то глубоко заблуждается. Любого, кто словом или долларом окажет моральное или материальное содействие, достанет из-под земли или зароем глубоко в землю».

Когда Кадыров в своих чисто восточных славословиях говорит о том, что Путин – его кумир, и он хочет, чтобы последний был пожизненным президентом, то это – не просто лесть. Это то самое «отзеркаливание» двух нарциссов. Для Путина, который является кумиром сам для себя и желающий именно пожизненного президентства, эти слова принадлежат не просто его чеченскому наместнику; они принадлежат его Двойнику и «тени». Когда Кадыров говорит о том, что Путин его кумир, то это – снова-таки не ритуал, а отождествление со своим Двойником. Путин для него – это зеркало, в котором он видит самого себя, желающего царства не над крошечной республикой, а над 1/6 части земли и царства пожизненного.

А в аспекте более общем, социальном, «кадыровщина» есть темная, криминальная изнанка «путинизма», его криминальная, скрываемая за словесным камуфляжем сущность. Это проект решения всех социальных и политических вопросов чисто криминальными методами. Например, отобрать часть территории, похитить неугодного человека. Когда-то Шамиль Басаев сказал: «Я ответственный в том, что заставил Путина показать миру свое истинное лицо». Комментируя его слова, мы можем пойти дальше и утверждать, что это лицо оказалось лицом Кадырова. После Крыма и военного вторжения Путина на Юго-Восток Украины, маски сброшены, двойники «схлопываются» и люфт между «кадыровщиной» и «путинизмом» исчезает, обнаруживая их полную тождественность. Так, путинизм превращается в сплошную оргию непристойности.

3.
Как известно, в ночь с 4 на 5 декабря, чеченские борцы с путинско-кадыровским режимом, вошли в Джохар и подняли вооруженный мятеж. Они знали, что были обречены, что они – смертники. Они знали, что если цивилизованный мир не в состоянии обуздать Россию, то кроме них это не сможет сделать никто. Но они поступили как тот, кто изображен на их гербе, как настоящие волки, а уничтожающие их муртады – как собаки, служащие человеку, залившем кровью их землю и уничтожившему десятую часть населения республики. Они пытались возжечь пламя сопротивления российскому владычеству, предчувствуя что время конца российской оккупации и всего российского режима близится к концу.

Понятно, что говорящие головы государства, которое не только становится оплотом терроризма и его спонсором, но само превратилось в «террористическое государство», поспешило открыть следствие по делу депутатов, поддержавшего повстанцев. Они действуют по тому самому «закону инверсии», переворачивания реальности в словесных манипуляциях, при котором субъект обвиняет другого в том, кем является сам. На это хочется сказать тем, кто уничтожая Украину продолжает талдычить о «братском украинском народе», сказать лично господину Кадырову: «Мы вам не братья. Мы не братья муртадам и рабам, мы не братья шакалам, которые рыщут по нашей земле. Мы – братья свободным волкам, которые сражаются на нашей стороне. И правильно сказал Константин Боровой в своем последнем интервью о том, что «сегодня Чечня возрождается в Украине» и что «сегодня у чеченцев есть возможность и дальше мстить за свое собственное унижение». Но верно и обратное. Украина возрождается рядом и вместе с Чечней, потому что мы – два народа, которые заслужили право быть свободными! И мы получим эту свободу, когда хребет путинизма совместными усилиями будет сломан»!

Алексей Шевченко, voronz.in.ua