Кому мешают Насировы

 Евгений Платон

Четыре года назад страны "большой двадцатки" приняли решение о контроле за всеми крупными финансовыми операциями и сделками по вкладам с остатком более 250 тысяч долларов. По новым правилам, банки и государства должны в автоматическом режиме обмениваться информацией об истинных владельцах активов.

Новый стандарт разработала Организация экономического сотрудничества и развития по заказу G-20.

В июле 2013 года министры финансов G-20 приняли план борьбы с уклонением от налогов международными компаниями. Ранее автоматическую систему отслеживания счетов внедрили в США. Ее уже приняли Великобритания, Германия, Франция, Италия, Испания и еще 12 стран. Сейчас этот стандарт стал глобальным. Выстраивается глобальная электронная финансовая паутина - все финансовые потоки становятся прозрачными, и эти процессы идут по всему миру.

Эта система ударила, в первую очередь, против счетов в оффшорах и, само собой разумеется, по коррумпированным чиновникам из пост-советских стран. G-20 больше не хочет, чтобы эти капиталы прятались в оффшорах и участвовали в спекулятивных операциях. Пример с Кипром четыре года назад, когда было "списано" более 18 миллиардов евро, наглядно показал, на какие меры Брюссель способен.

По приблизительным подсчетам, таких активов набралось порядка 25-30 триллионов долларов. Эти деньги, которые тщательно отслеживаются западными спецслужбами, были накоплены пост-советской олигархией и коррумпированными чиновниками стран "третьего мира" и именно эти деньги мешают перезагрузить мировую финансовую систему. Необходимо обнулить старые активы, убрать лишних бенефициаров и избавиться от избыточной денежной массы, которая накопилась в оффшорных юрисдикциях.

Сейчас происходит переформатирование мировой финансовой системы. Те, кто будет в нее допущен, сохранят свои капиталы. Правда, им придется пойти на политические уступки перед Западом. Развязанная G-20 борьба с нелегальными доходами ни что иное, как построение новой глобальной системы финансового контроля. Борясь с нелегальными доходами и финансированием международного терроризма, США и ЕС получают повод и технологию, как, например, "Акт Магнитского", изъять приличную сумму.

См. Греция - не Украина, Фирташ - не Лазаренко

В первую очередь, серьезно пострадают обладатели капиталов из России, Украины, Казахстана, которые нажили свое имущество, предельно мягко выражаясь, далеко не самыми чистыми и честными способами.

Попутно решается и другая задача - добровольно-принудительного возвращения капиталов в свои экономики, откуда они были выведены. В США поняли необходимость "закручивания гаек" для возвращения денег в страну. То же самое делают Япония, ЕС, Великобритания. Основная цель, которая преследуется введением жестких правил по обмену банковской информацией, это увеличение доходной части бюджетов.

Путину тоже деньги нужны, и он действует своими "методами" по возвращению в российскую экономику капиталов из оффшоров - он "национализирует" элиты.

См. Путин и капиталисты: кто кого?

Без реальных инвестиций всем плохо, что особенно наглядно показывает катастрофическая ситуация в экономике Украины.

См. Вы продолжаете быть уверенными, что Трамп действует в интересах США?

Украина "токсична", как и другие постсоветские страны. Действительно, в опубликованном Transparency International "Индексе восприятия коррупции" (ИВК) - главное ежегодное исследование, в котором страны мира ранжированы, исходя из оценок экспертами и предпринимателями уровня коррупции в госсекторе, по итогам 2016 года Украина заняла в индексе 131-е место из 176, разделив его с Россией, Казахстаном, Ираном и Непалом.

Тем не менее, необходимо заставить вывезенные и хранящиеся в оффшорах большие капиталы прийти в украинскую экономику. Но инвесторы прекрасно знают, что инвестиции в затухающие экономики могут запросто сгореть, а потому предпочитают выжидать. Инвесторы готовы придти туда, где будет рост. Но пока положительных тенденций нигде не наблюдается. Даже Китай, который продолжает показывать рост, не выглядит сегодня привлекательным для вложений. Наоборот, на фоне замедления темпов роста сейчас из Китая капитал продолжает уходить.

Было время разбрасывать камни, пришло время их собирать.

А при чем тут Насиров, спросите вы?

А при том, что кейс Насирова - это тоже технология: либо конфискация средств, нажитых его "клиентами" "неимоверно честным трудом", либо возвращение их в Украину под видом инвестиций, - иного не дано.

Буквально на наших глазах рушатся построенные на оффшорных схемах "империи" Коломойского, Фирташа, Ахметова. Кто следующий?

Чисто конспиративно, сдается мне, что вся эта пена всплыла после встреч Онищенко с ФБР. Самое интересное, что Насиров может оказаться тем винтиком в тщательно выстроенной "системе", вытащив который, вся "система" посыпется как костяшки домино. 

Общественность в Украине возмущается: "Насиров симулянт, АП его отмазывает, соратники Порошенко за него подписываются, чудовищное преступление против "Небесной сотни", гневно осуждаем, передовая общественность и Наем не допустит, граждане протестуют".

Порошенко читает и смотрит все это, закрывает лицо руками и гневно шепчет:

– Быдло! Бескультурные, чумазые быдланы! Собачьей будки не построили за всю свою никчемную жизнь, а туда же! Это же был перформанс! Насиров, лежащий в клетке, - это же аллегорическое олицетворение хтонического ужаса, экзистенциальное воплощение протеста против агрессивных тенденций мироздания! Современное искусство обязано шокировать и эпатировать! Боже, какие же они бесчуственные и бескультурные быдланы!

Осуждают они... что эти дикари вообще смыслят в передовом акционизме?!

Великий комбинатор-акционист оказался не только "сыном турецкоподданного", но также гражданином Азербайджана, Венгрии, Великобритании, Израиля, ну, и само собой, - Украины, причем, по данным НАБУ, британский паспорт он получил от британского посольства в Украине в мае 2012 года. Он таки стал "звездой".

"Сильные кадры" у Порошенко, ничего не скажешь.

См. Доживем ли мы до революции в России?

Кто из этих "кадров" выживет в нынешних условиях, нам еще предстоит убедиться, причем, гораздо раньше, чем многие думают.