Путинская Россия: Клоун на руинах Империи

Илария Шевченко

Императив Сергея Лаврова «Давай, Украина, раскалывайся!», сформулированный в обычной для Большого Брата беспардонной манере, подводит к извечному вопросу: По какому праву Россия вершит судьбы других народов и ломится туда, где ее никто не ждет? Российские «доброжелатели» руководствуются презумпцией вмешательства, выдуманной неизвестно кем, но известно ради чего – подпитки фантазий о всемирном господстве.

Реакция украинского МИДа – ироничное отзеркаливание колониального хамства – заслуживает аплодисментов. Для диктаторов нет ничего обиднее здорового юмора в их адрес. Смех расценивается как осквернение «священной миссии» завоевателей.

Российский имперский миф основывается на выпячивании безобразия. Это гордость прокаженного извращенца, который демонстрирует свои струпья как особую разновидность красоты и восхваляет прелести лепрозория. Выходить на свежий воздух запрещено. Равно как и упоминать о возможности исцеления. Украина нарушила все табу, чем и вызвала неистовую, всепоглощающую ярость.

Победа Майдана несет угрозу для шатких евразийских конструкций. Задача пропагандистской машины – представить события так, чтобы не допустить революции в головах тех, кто верит, что рабское существование – предел мечтаний. Отсюда и назойливые рефрены: в Украине государственный переворот, все погрязло в жидобандеровском хаосе, новая власть – фейковая, перемены не настоящие и т.д. Истерия призвана скрыть неприглядную истину: единственный фейк – Путин, которому никак не удается доказать уникальность своего проекта за пределами его «владений».

В пределах России план работает, подтверждая актуальность диагноза маркиза де Кюстина, вынесенного российскому обществу почти 200 лет назад: «Россия – нация немых; какой-то чародей превратил шестьдесят миллионов человек в механических кукол». Патриотический угар, взлет рейтинга Путина, возобновление имперского дискурса – симптомы хронической болезни, что обостряется при первой же возможности.

Социальные сети бурлят ликованием: «Плевать, что у меня нет работы, и деньги заканчиваются. Зато я люблю Родину! Мир узнал, что такое Россия!»; «Ничего, что нас исключили из «восьмерки», ведь там остались одни «шестерки» Обамы»; «Мы вернули статус супердержавы». 

Нищей стране пророчат победу в экономической войне с ЕС и США. Международная изоляция и санкции считаются достижениями, признанием геополитической значимости («Нам завидуют, нас боятся!»). Путин пробудил бесов, дремлющих в безмолвных куклах, и они требуют крови. Лишения и проблемы им не по чем. Главное – преодолеть комплекс изгоя и внушить себе, что жизнь удалась.

Закомплексованность агрессоров отчетливо видна на таком простом примере, как российские туристы за границей. Их поведение давно стало притчей во языцех. Выделяются два типа: надменный оккупант и угрюмый аутист. И те, и другие совпадают в пренебрежении к местным традициям и межкультурному диалогу. Познание, осмысление иных культур их не интересует. Путешествие больше напоминает вылазку в «стан врага». Цель – ослепить богатством, оглушить отборным матом, закатить пир горой, плюнуть на всех, кто не уважает Россию, и проч. На этих персонажей и рассчитан старый проверенный способ компенсировать ущербность. Не строить мост, а углублять пропасть. Не договариваться, а нападать. Настало время вспомнить, что Россия – армия со страной, а не страна с армией.

Посягательство на целостность Украины необходимо для отсрочки похорон Империи. Раздробление территории отчасти нивелирует обретенную свободу и подвиги Героев Небесной Сотни. Похищение Крыма задумано как стартовая трещина. Полуостров швырнули Путину, словно кость – голодному шакалу. А что будет с обглоданными останками никого не волнует. Лишь бы «господин» добился своего – укрепил власть и продолжил «триумфальное шествие» российских войск.

В чем состоит «триумф» - загадка для всех, кроме россиян. Естественная реакция на вторжение в Украину объясняется неискоренимостью прежних амбиций. В этой связи исследовательница Е.Томпсон отмечает патологическое нежелание России раскаиваться в преступлениях прошлого. Анализируя поэму Н.Гумилева «Туркестанские генералы» (1907) и знаковую фразу «русский флаг над белой Хивой», она приходит к выводу, что в российской интеллектуальной жизни отсутствует осознание факта, что подобные произведения восхваляют движение вперед во имя разрушения.

Империи редко просят прощения, но здесь нет даже сигналов понимания проблемы, ни следа мысли, что успешный российский империализм толкает нацию на пагубный путь. Вот почему отвергается право соседей – украинцев, прибалтов, грузин, чеченцев – на собственное видение истории. И недаром, по мнению Е.Томпсон, постсоветская российская литература нечувствительна к формированию образа Другого. Другой либо представлен негативным героем и врагом России, либо его нет вообще, и он не играет никакой роли на исторической сцене.

Применяя описанную логику к Украине, становится ясно, что произошла трансформация: если раньше нас воспринимали как нечто блеклое и второсортное (недоделанный «брат», получеловек), то теперь мы заняли нишу негативных героев – непостижимых Других, с которыми надо разобраться любой ценой. Нет ничего важнее российского триколора над желто-голубыми Майданами. Для них это «дело чести», и чем активнее нас защищают, тем сильнее их ненависть к «предателям», доказавшим, что совковая проказа излечима.

Культ сверхчеловека, насаждаемый Путиным по гитлеровским образцам, органично дополнил теорию о превосходстве «Русского мира». Многие уверовали, что в их лице грядет воскресение древних титанов, жестоких языческих божеств, которые уничтожат цивилизованного Бога, царящего в слабой «Гейропе». И возглавит бессмертную армию тот, кого все чаще называют Антихристом.

Один из самых зловещих обликов Сатаны – гигантский клоун, жонглирующий планетами. Вот кем стремится стать Путин, возомнивший себя исполином, которому суждено зажать Вселенную в кулаке. Так его видят и подданные, не замечая, что поклоняются юродивому. Потрясая ядерной бомбой, он кривляется и пляшет на руинах Империи. Все, кто влились в адский хоровод, рискуют потерять душу и кануть во тьму – ту самую, что прячется за шутовским колпаком.

Невменяемый клоун-сатана изображен на обложке последнего альбома Queen “Innuendo”. За его играми наблюдает мужчина, похожий на Ницше. Он в ужасе от того, что породил. Олицетворение мечты о сверхчеловеке кошмарно – под маской величественного титана хохочет демон, убивающий все живое.

Эта картина может быть прообразом битвы с кремлевским клоуном и его свитой. Они не только наслаждаются танцами на своей руине, но мечтают распространить вирус безумия, погрести под развалинами здоровых и свободных, а в идеале – превратить мир в такую же незаживающую кровоточащую язву, коей является Путинская Россия.

Илария Шевченко, voronz.in.ua


Аватар пользователя mix_ko

Погоджуюсь, але мене цікавить - скільки ж та потвора може потягнути за собою життів?


Аватар пользователя Степан Степанов

А скільки вже потягнула? У Грузії, Ічкерії? Потвора - це не тільки Путін. Потвора - це коммунізм. Саме коммуністи зробили з росіян орків, знищуючи усіх, хто вмів думати та казав щось проти. Знищують і зараз. Усі, хто не згоден - вороги народу, як вісімдесят років тому.