Чужие люди

Вот живут себе люди. Каждое утро молочница оставляет на пороге дома молоко. И забирает оставленные рядом с пустой бутылкой от вчерашнего молока деньги за него.

Они весь день пролежали на пороге и никто даже и не подумал, что деньги можно просто проходя - забрать и положить себе в карман. Как, впрочем, и бутылку - ее сдать и деньги опять себе в карман...

И молочница знает, что завтра будет та же самая картина - на пороге будут лежать деньги уже за сегодняшнее молоко и пустая бутылка от него. И владелец дома знает, что каждое утро на пороге будет стоять новая бутылка молока.

Так было при его отце, при дедушке, при прадедушке. Мать, бабка и прабабка этой молочницы каждый день приносили молоко на этот порог. И всегда было одно и тоже: на пороге их ждали пустая бутылка и деньги. И взамен они ставили новую бутылку полную молока. Чтобы назавтра все повторилось снова...

Таков был старый обычай в этих местах. И все уважали этот обычай. Он всем нравился и никто ничего не хотел менять. Хозяин дома (как и десятки других хозяев в округе) знал молочницу. Она была уважаемым человеком. И она всех знала. И тоже уважала этих простых людей: трактористов, булочников, мясников, кузнецов, техников, агрономов, зоотехников. В их сельской местности был еще одни старый обычай: друг друга уважать и ценить чужой труд и деньги.

Потом в деревне появились чужие люди.

Они не знали и не уважали местных обычаев. Они никогда не улыбались встречным прохожим и никогда не говорили: "Храни Вас Бог", не здоровались и не желали им здоровья. Они забирали деньги и бутылки с крыльца и клали их себе в большие тряпочные сумки. Они нигде не работали и все время просили милостыню. Даже здоровые крепкие мужчины. Им совсем не было стыдно, что они не зарабатывают свой хлеб своим трудом.

А когда их ловили за воровством - они отпирались и говорили, что это не они. Еще они говорили, что им нечего есть и поэтому они вынуждены воровать. А еще они говорили, что там, откуда они приехали - нет такого обычая: работать. У них дома - работать - это неприятная повинность, от которой нужно при любом удобном случае избавляться.

Сначала местные жители возмущались. Но приехали умные люди из города. Они рассказали, что приезжие сильно страдали у себя дома и вынуждены были бежать. Что они не плохие, а просто другие. У них другие обычаи и эти их обычаи нужно уважать потому, что так - по-христиански. Деревенские посмотрели на местного пастора, а тот только развел руками и неуверенно кивнул головой: да, мол, вот такой вот получается расклад...

Приезжие быстро обжились, лезли везде вне очереди, забили все школы своими детьми, которые не знали местного языка, но зато рано созревали и уже в пятом классе лезли местным девчонкам под юбки.

Потом они построили свой храм и громко молились там своему богу. А потом они подожгли местную кирху: она оскорбляла их веру. А потом они убили пастора и изнасиловали его дочь.

Когда возмущенные жители поймали приезжих, сделавших это, то они (вспомнив старый, почти забытый, местный обычай) привязали их к дереву , облили бензином и подожгли.

Больше приезжих в этой местности не появлялось. Зато снова на крыльце стояли бутылки молока и лежили нетронутыми деньги. Все стало на свое место. Жизнь завертелась как и сотни лет назад по старым обычаям...

Альфред Кох