ПРОСТОТА – ЛУЧШЕ ВОРОВСТВА

«Добридень, так за кого ми голосуємо? Хто у нас наш?». Еще одна соседка задает мне этот вопрос. Спрашивают часто, зная, что имею отношение к политической журналистике. Называю номера, под которыми в бюллетене настоящая оппозиция, 19 – «Батьківщина», 11 – «Свобода». Но соседка машет рукой: «Це ми добре знаємо, тут ми без варіантів – тільки так. Ви скажіть, що робитимемо з другим бюлетенем, з мажоритарщиками, у нас же виходить, опозиціонер на опозиціонері?» Киев, избирательный округ №212. Уже второй раз упоминаю его в своих заметках, и поверьте, не потому, что сама буду голосовать здесь. Политологи относят этот столичный округ к интересным, указывая, что в микрорайонах Осокорки-Позняки-Харьковский массив, где в новострое живет много молодых, думающих людей, и отсутствует классический контингент «хрущевок», традиционно «пролетают» всяческие «януковичи». Думать об этом приятно. Но тем опаснее неразбериха с самоагитацией мажоритарщиков, ловко и нагло маскирующихся под некую оппозицию. Думается, по стране можно насчитать много вариантов подобного маскарада. Значит, говорить есть о чем. И главное – становится понятным, чего, какой информации, буквально как воздуха не хватает людям на нынешних выборах. Страшно, если эта информация запоздает, а то и вообще не дойдет до адресатов.
Я рассказывала, что здесь, в 212-м, самовыдвиженец (по некоторым сведениям, пользующийся поддержкой власти) Богдан Гребенюк на своих красочных плакатах откровенно лгал, указывая, что «опозиція здає округ без бою», и вот он вынужден идти в качестве оппозиционера-«самоучки». Ложь заключалась в том, что на округе выдвинут согласованный кандидат от оппозиции. Гребенюк лгал откровенно, и, надо понимать, ничего ему за это не было. Но минуло пару недель, и видно что-то изменилось в личностных приоритетах власти по отношению к округу. Вот он – оппозиционер! Игорь Баленко. Что вы, какой там регионал! Самовыдвиженец. Владелец сети супермаркетов «Фуршет», ресторанов «Козак Мамай», ТЦ «Ритм», сети магазинов «Галерея мод», сети гостиниц, и еще многого-многого хорошенького, что позволяет ему быть мультимиллионером и занимать 74 место в списке богатейших людей Украины.
Поймите верно, я, как в старом анекдоте, не за то, «чтобы не было богатых, а за то, чтобы не было бедных». И преступления в том, что весьма состоятельный бизнесмен решил самовыдвинуться в парламент, и бороться за симпатии избирателей – нет. Преступление есть в другом. В том, что натолкнулась на агитационную палатку, на которой краткая и конкретная надпись: «Игорь Баленко. Первый оппозиционер». Ничего не понимаю (и не я одна, все избиратели округа). Первый – по счету? По какому счету, в каких территориальных масштабах, кто считал и объявлял результаты? В стране что, прошел конкурс среди оппозиционеров, и Баленко в его рамках перепел, переплясал остальных, получив «золото», или уж не знаю, в результате каких измерений, продемонстрировал жюри, что у него самый длинный «оппозиционный орган»?
Практически во всех цивилизованных странах в законах о рекламе (речь идет о продвижении на рынок товаров и услуг), есть понятие недобросовестной рекламы, которая запрещена. Есть выражение «презумпция несоответствия действительности». К недобросовестности рекламы отнесены и случаи, когда рекламирующие сообщают: «наша зубная паста – самая лучшая», или «наш шампунь – шампунь номер один». То есть если не проводилось какого-то реального конкурса между всеми производителями данного товара, и рекламируемый продукт не занял на нем первого места, то рекламшики имеют право рассказывать, чем и как хорошо предлагаемое, но не утверждать, что оно «номер раз». Неплохо бы, если бы подобное правило касалось предвыборной рекламы. Хвали себя, но не лги, не ставь безо всякого «конкурса» на первое место. А сделаешь так – будешь наказан.
Что ж, естественно, ничего подобного в украинских законах, касающихся выборов, не изложено, и, надо понимать, кандидат может лгать невозбранно. Но хуже другое. Есть положения законов, прямо запрещающие некоторые иные действия во время предвыборной кампании. Например, запрещен подкуп избирателей. Так вот, возвращаясь к тому же Баленко. Бесчисленные (и, надо понимать, для него бесплатные, как же, хозяин) «фуршетчики» в футболках с надписью «За Баленко», навязчиво ходили по квартирам, особенно тем, где есть пенсионеры, и, принуждая пожилого человека заполнять анкету со всеми своими данными и подписью, раздавали дисконтные карточки на небольшую скидку в системе супермаркетов «Фуршет». Карточку – с портретом щедрого кандидата. Нашлись люди, которые заполнили другую бумагу. Подали в суд на нарушителя правил предвыборной гонки. И, как ни странно, 16 сентября Киевский апелляционный административный суд постановил признать действия этого кандидата «противоправными и нарушающими ч. 13 ст. 74 Закона Украины «О выборах народных депутатов Украины». Суд обязал Баленко «прекратить подобные действия».
А дальше-то что? А дальше – как раз ничего опасного для нарушителя. Потому как в соответствии с решением суда Центризбирком вынес кандидату предупреждение. И тут оказывается, что «делать ай-ай-ай», то есть выносить предупреждение нарушителю закона ЦИК может сколько угодно раз. Соответственно, сколько угодно раз можно нарушения продолжать. Центризбирком при любом количестве предупреждений не исключает нарушителя из предвыборной борьбы. Есть, конечно, Уголовный кодекс и его статья 157, в соответствии с которой «препятствование волеизъявлению граждан (а подкуп, как любое воздействие считается препятствованием свободному волеизъявлению – В.А.) в сочетании с подкупом караются сроком до двух лет лишения свободы». Но в сравнительно краткий предвыборный период в наших условиях «под режимом» обращаться к этой статье практически бессмысленно. На то, чтобы правоохранительные органы приняли решение о возбуждении дела, и на то, чтобы состоялся суд, могут уйти годы.
Что же можно противопоставить нарушениям в таком случае? По крайней мере – оперативную и как можно более широко распространенную информацию. Остается помечтать. Что в каждом почтовом ящике, да ладно, пусть хоть на каждом подъезде, появится простая, недорогая, черно-белая листовка. Сугубо информативная. Где будет сообщено, что такой-то кандидат судом признан виновным в подкупе избирателей. Пусть будет только это сообщение, например, сопровожденное заголовком: «Он пытался купить твой голос, можешь ли ты верить ему в остальном?».
О «помечтать» сказано не зря. Подобные листовки, это сравнительно недорогое действие, но ДЕЙСТВИЕ, требующее, чтобы нашлись «действователи», совершили его. Речь, кстати, не о так называемом «черном пиаре», в подобной листовке не будет ни слова неправды. Точно так же, как и в гипотетической листовке: «Такой-то не является кандидатом от оппозиции. Представляя себя так, он лжет». Это – обычная, остро необходимая контрпропаганда. И следует признать, что такой простой, но могущей быть результативной, контрпропагандой – оппозиционные штабы не занимаются.
И вообще, где взять четкую информацию «кто наш» моей соседке, задающей этот элементарный вопрос? Мажоритарка – дело мутное. Пусть об этом, конечно, спорят ученые-профессионалы, и, желательно потом, в свободное время, когда можно будет позволить себе теоретизирование. Но мне кажется, что в наших нынешних условиях, половина, отведенная под кандидатов-мажоритарщиков, это шаг назад, игра в пользу режима. Если с номерами в списке, где следует проголосовать за партию, народ более-менее разобрался и разберется, то со списком мажоритарным намного сложнее. Во-первых, в нем, как видите, кандидаты ловко маскируются под оппозицию, понимая, что среди граждан очень мало приверженцев режима. Во-вторых – не без того, мажоритарщик действительно может вызвать симпатию, где – бесплатным концертом, где – полуотремонтированной, копеечной площадкой с детскими качелями-каруселями. Политолог Роман Соломонюк считает «приверженность к партии не обязательно приведет к поддержке мажоритарного кандидата от этой партии». Вот вам – и неслабое подспорье регионалам.
Но даже если человек четко решил поддержать мажоритарщика, согласованного оппозиционерами, вы видите, путаница возникает. Прибавьте к ней толчею на избирательных участках, когда стоишь с двумя длиннющими бюллетенями, и тебя буквально подпирают и сзади, и с боков другие, намеревающиеся проголосовать. И вот тут хочется поговорить о простоте. О простоте донесения элементарной информации. Вопреки старинной пословице, в нашем случае простота – лучше воровства. Потому что под ней я понимаю действия, когда позабыв о пресловутом креативе, каждому избирателю просто скажут: если ты против режима, запоминай номера, в квадратике которых ставишь плюс. В мажоритарном бюллетене твоего округа – это номер такой-то. Простота из пословицы – это типа глупость, примитивность. Простота в нашем случае – это правдивая помощь, позволяющая человеку, не обязанному морочиться тонкостями фамилий и гипотетических предположений – совершить точный выстрел. А воровство – это как раз ложь, маскировка. Более того, пусть кто и рассердится, но в эти краткие, напряженные дни я отношу к воровству и заумные рассуждизмы, кто там, например, в каком-то отдаленном будущем пойдет в президенты, а кто с кем, возможно, поссориться уже после парламентских выборов. Оставьте нюансы своих предположений для частных интеллектуальных кофепитий. Не воруйте у «более простого» согражданина его искреннее желание выступить против режима, не подменяйте его бесплодной попыткой погрузить этого гражданина в гипотетические сценарии.
Вспомнилась совершенно забытая сегодня писательница Сейфуллина, повесть «Виринея». Там селяне собирались впервые голосовать за Учредительное собрание. Билетики с номерами им раздавали на дом, заранее, потом нужно было опустить какой-то номер в урну. И вот, бабы, решившие, за кого они, говорили более грамотной: «Я в школу и зимы не ходила, подзабыла цыфирь. Ты ужо капни мне на нужную бумагу маслицем, или уголок чуть загни, чтоб не заплутать-то». Естественно, что касается «цыфири», дела с буквальной грамотностью у нас не в пример лучше. Да и на бюллетени, если бы оные и давали на дом заранее, нехорошо и незаконно «капать маслицем». Но получить кратчайшую листовку, на которой будут номера, которые в твоем округе точно «не за режим», следовало бы каждому избирателю. Это не давление, человек может скомкать эту листовку, и поступить по-другому, как захочет. Но это – гарантия от досадных ошибок со стороны тех, кто «хочет не за режим», но может просто запутаться в этой самой «цыфири». Просыпайтесь, оппозиционные штабы. Делать такие листовочки – самое время.
Ну, ладно, чуть позже. Потому что поступила информация – Объединенная оппозиция ведет процесс согласования мажоритарных кандидатов с УДАРом. Что из этого получится? Насколько реальной и действенной окажется еще неопробованная техника анонсируемого рейтингового голосования и социсследований в округах, в результате которых менее проходной кандидат поступится местом более популярному, из дружественной политической силы? Пока неизвестно. Но шаг, наконец-то сделанный УДАРом навстречу оппозиции, из разряда «лучше поздно, чем никогда». Явление положительное. Согласовать кандидатов в округах предварительно договорившиеся силы обязались за 12 дней до окончания предвыборной кампании. Вот тогда-то – крайний срок получения избирателем листовок с номерами.
В который раз повторюсь: нет у нас оснований верить в то, что режим предложит обществу несфальсифицированные результаты. Но для того, чтобы бороться за отмену фальсификации, не обойтись без первого шага: проголосовать. И так, чтоб не терять по мелочам, просто из-за того, что избиратель запутался. Чтобы, в конце концов, было что отстаивать, начиная с рассвета 29 октября.
В условиях самого настоящего дефицита простых, недорогих, понятных и действенных листовок – хочется снять шляпу перед теми, кто пытается восполнить этот дефицит. Буквально новорожденная общественная организация под названием «Месть за раскол страны» активно, широко, смело распространяет листовки под заглавием «Почему нельзя голосовать за партию регионов». Дешевые, черно-белые, наполненные аргументами. В организации – не только молодежь. Блоггер jobsbu выложил в Сеть интересную историю. 80-летняя жительница поселка Каланчак на Херсонщине Катерина Короклицкая раздает эти листовки, а потом на любительскую видеозапись рассказывает, почему, по ее мнению, за «януковичів» голосовать нельзя. Говорит настолько просто, что вряд ли эти слова ей подготовили в каком-то из штабов. И, скажем так, не производит впечатления «бабы Параски». К пожилой даме уже дважды приходили из милиции, намекали, что «интересуется СБУ», буквально трясли ее и соседку, случайно попавшую в кадр на предмет «кто велел» и «кто заснял». Так вот, наши славные дамы не убоялись и не раскололись. Почет им и уважение. От всей страны.
А в Одессе есть интересный балкон. Хоть и на Дерибасовской, но нероскошный, решетчатый, даже не лоджия. На нем хозяйка квартиры, Виктория Сибирь, вывесила большой самодельный, рукописный плакат: «Одесса знает: всіх не підрахуєш!». Она рассказывает, что еще до ее «самодеятельного творчества» приходили из ЖЕКа, и настоятельно требовали вывесить плакат за кандидата Кивалова, добротно сделанный, с текстом: «Одесса знает: Кивалов – за Одессу!». Женщина говорит журналистам: «Довелось ЖЕКу навстречу пойти – написать про Кивалова». Одесситка не боится, она смеется.
И, дожидаясь (более того, требуя) простых массовых листовок от штабов оппозиции, мы, как выясняется, и сами можем кое-что сделать. Просто. И очень нужно.
Виктория АНДРЕЕВА, ord-ua.com


Аватар пользователя Олександр Миколайович

.
Так за що ж дійсно варто голосувати? За спадок? За наших? За сумління? Чи ще за щось?

Доки ми воюватимемо проти чи за когось, а не боротимемося проти чи за щось таке, що визначає рівень нашого життя, той рівень буде залишатися непристойно низьким. Тож, годі йти за партіями, які ведуть нас на війну за чи проти когось! Знаходимо програму, виконання якої найвище підніме рівень життя більшості громадян країни, і голосуємо за список чи окремих кандидатів, які взяли зобов'язання таку програму виконувати. Коли ж не знайдемо списку чи окремого кандидата, які зобов'язалися виконувати виборчу програму, втілення якої веде до покращання життя більшості громадян, то голосуємо проти всіх ногами (не приходимо на виборчі дільниці) або руками (робимо бюлетень не дійсним).