ВОЕННЫЙ МЕЧ И ПРОПАГАНДИСТСКОЕ «ОРАЛО»: РОССИЙСКИЕ НАСЛЕДНИКИ ТОТАЛИТАРНЫХ ТРАДИЦИЙ

 Алексей Шевченко

После военной агрессии России в отношении Украины в СМИ все чаще и чаще звучат сравнения самой этой акции и ее пропагандистского обеспечения с известными образцами действий тоталитарных режимов в прошлом. Аншлюс Австрии и аннексия Судетов Гитлером в 1938 году, захват Сталиным Западной Украины и Прибалтики в 1939 году, вторжение советских войск в Чехословакию в 1968 году – вот основные исторические аналогии, которые проводятся журналистами и политиками в комментариях этого безпрецедентного действия. Эти констатации очевидности действительно отражают тот факт, что российская агрессия действительно представляет собой некое «среденарифметическое» всех известных нам вторжений, осуществленных дикаторскими режимами ХХ века.

Разумеется, потуги Путина сравняться с диктаторами пришлого выглядят смешными, а его вирутальная империя представляет собой чистой воды симулякр, эклектический сурогат и винегрет из режимов и идеологий авторитарно-тоталитарного пришлого. Очевидно также, что его захват Крыма носит, как выразился его бывший соратник, пока еще опереточный характер. Однако ужас в том, что и в рамках картонных диктатур возможны чудовищные жертвы и вполне реальные войны.
В этой статье я и хочу напомнить о тех пропагандистских кодах российского тоталитарного сознания, которые предшествовали такого рода интервенциям и войнам и которые без всяких изменений реанимируются Путиным.

1.
За всю советскую историю было отработано две фундаменальные схемы пропагандистского обоснования вторжений и аннексий чужих территорий в рамках проекта «собирания Империи» (или расширения ее геополического влияния).
Схема 1. Согласно этой схеме агрессия идеологически «обосновывается» как «миротворческая акция», осуществленная во имя помощи некоему субъекту, гипотетически в ней нуждающемуся (эта помощь в пропаганде часто называется «братской»). Это может быть близкий этнос или класс или любая другая группа, избранная агресором для помощи или облагодетельствования. Типичным примером этой схемы могут служить аншлюс Австрии и аннексия Судетов. Абсолютной калькой (технологической и идеологической) явилось присоединение к СССР Западной Украины и Западной Белоруссии, осуществленное якобы по ходатайству органов власти этих регионов. Агрессия СССР в Чехословакию также осуществлялась под эгидой «братской помощи», однако данная оккупация носила не этнический, а «классовый характер».

«Братская» пропагандистская лексика имела место и здесь, что хорошо видно на основе следующего заявления советского руководства: «Дорогие друзья! Сегодня на помощь к вам пришли братья по классу. Они пришли к вам не для того, чтобы вмешиваться в ваши внутренние дела, а для того, чтобы вместе с вами дать отпор контр-революции, отстоять дело социализма и устранить угрозу суверенитету, независимости и безопасности вашей жизни. Войска братских союзних стран пришли к вам, чтобы никто не мог отнять у вас свободу, завоеванную в нашей совместной борьбе с фашизмом, чтоы никто не мог помешать вам двигаться вперед по светлому пути социализма. Эти войска покинут вашу территорию после устранения угрозы свободы и независимости Чехословакии».

По этой же схеме происходило пропагандистское «обоснование» развязывания афганской войны, преподносимое в качестве «дружеской помоши». Вся эта лексика присутствовала в директиве, подписанной тогдашним министром обороны Д.Ф. Устиновым: «Принято решение о вводе некоторых контингентов советских войск, дислоцированных в южных районах нашей страны, на территорию ДРА в целях оказания помощи дружественному народу, а также создания благоприятных русловий для воспрещения антиафганских акций со стороны сопредельных государств».

Полностью в русле этой схемы лежит и операция «принуждение к миру», решившая напомнить человечеству о преемственности российской внешней политики по отношении к политике советской. Эта военное вторжение, осуществленное на территории бывшего СССР положило начало модификации пропагандистского обоснования подобных акций, а именно: появился новый объект «братской помощи» -- «соотечественники» (реальные или мифические). Отныне для военного вторжения уже не надо было изобретать велосипед и выдумывать предлоги для нарушения суверенитета государств постсоветского пространства – идеологема «защиты соотечественников» прерватилась в волшебный Сезам, легко открывающий границы неугодных и не вписывающихся в представления кремлевских властителей республик.

Схема 2. Согласно этой схеме вторжение или аннексия осуществляется в качестве вынужденного ответа на агрессию объекта территориальногго поглощения либо в качестве превентивной меры против такой агрессии. Поскольку страна-объект является меньше и слабее, то в качестве повода используется технология провокации. Классическим примером этой схемы явилась операция «Гиммлер» или «Консервы», осуществленная Гитлером перед вторжением в Польшу в 1939 году. Ее детали слишком хорошо известны, потому нет смысла на них подробно останавливаться. Вторжение советских войск в Финляндию зимой этого же года выглядело также своеобразным «плагиатом» с немецкого оригинала. Мина, якобы запущенная с финской территории, оказалось свидетельством финской агрессии, ответом на которую и стало указанное вторжение.

В рамках этой же схемы осуществлялась оккупация Советским Союзом Прибалтики, пропагандистское обеспечение которой существенно отличалось от аннексии Западной Украины и Западной Белоруссии. В Прибалтике акцент делался на той угрозе, которую якобы несут СССР от стран этого региона. (Как известно, прибалтийские государства объединились в «Прибалтийскую Антанту», объединение, сразу же получившее название «антисоветское»). Сама оккупация осуществлялась по сценарию, очень близкому за исключением некоторых деталей, к вторжению Германии в Польшу. 15 июня 1940 года сотрудники НКВД осуществили провокационное нападение на латвийских пограничников, но при этом советское правительство обвинило Латвию в нарущении договора о взаимопомощи, а 17 июня советские танки уже входили в Ригу. Параллельно шла оккупация Эстонии и Литвы.

2.
Мы разобрали всем известные и очевидные факты военной экспансии СССР в различные государства за всю его историю и «оруэлловский язык» их публичного обоснования, представленный в двух базовых схемах. В реальности эти схемы часто переплетаются в некие технологические и пропагандистские гибриды. И крымское вторжение и представляет собой «кентавр» из этих двух схем, занесенный нам из музея советской истории. В пропагандистском шизофреническом бреду действует и модель «братской помощи» и модель «противодействия угрозам» самим россиянам.

Для того, чтобы разобраться в хитросплетении этого бреда, необходимо понять, кто в Крыму (и потенциально, во всей Украине) является объектом братской помощи, а кто – объектом нейтрализации. Для этого нужно вспомнить идеологему «разделенной нации» и мифологию «Русского Мира», которые питают всю эту психопатологическую мутную ввесь.

Напомню ключевые положення этого проекта:

а) русские и украинцы представляют собой «единый народ», колыбелью которой является Киевская Русь;

б) украинцев как отдельного этноса вообще не существует, их язык придуман поляками и врагами «русского мира»;

в) жители Украины по определению хотят соединиться со своей исторической Родиной (жить, как говорил один из религиозных идеологов «Русского Мира» Всеволод Чаплин, «в одном государственном теле») ;

г) для реализации исходного желания представителей «разделенной нации» возможно военное вторжение со стороны России (эта идея также «обосновывалась» Чаплиным).

В рамках этого проекта «бандеровцами», «националистами» и «фашистами» являются все те, кто отрицает факт принадлежности к «Русском Миру». Одновременно они выступают агентами «враждебного Запада». Поэтому, отвечая на вопрос, кто является объектом братской помощи при военном вторжении, можно сказать, что, во-первых, это этнические русские, во-вторых – это русскоязычные жители Украины, в-третьих – это все жители Украины, которые хотели бы жить в одном «государственном теле», ностальгируя по Советском Союзу. Все эти категории могут называться «соотечественниками», «братьями по крови и цивилизационной принадлежности» и именно их необходимо защищать.

Вопрос «от кого защищать», является риторическим, потому что ответ ясен сам собой: защищать от «бандеровцев» и их «атлантических хозяев», проклятих глобалистов, которые хотят установить однополярный мир и свое господство в этом мире. Вот такая нехитрая схема, но она удобна для новой идеологии конфронтации и эсхатологической мифологии: в ее рамках последняя битва будет не битвой двух социально-политических систем (капитализма и социализма как при СССР), а битвой двух цивилизаций – «гнилого Запада» и «Святой Руси».

Итак, военное вторжение в Украине производится сообразно всем проанализированным сценариям «братской помощи», о которых мы говорили выше. Сергей Лавров об этом неоднократно говорил в своих многочисленных выступлениях на европейских дипломатических «гастролях», и их суть сводилась к следующему простому тезису: «Речь идет о защите наших граждан и соотечественников, о защите самого главного права человека – права на жизнь». В заявлении российского МИДа «соотечественники» отождествляются со всеми «братьями», живущими в Украине, поскольку «для нас Украина братская страна, с которой мы связаны многовековой историей».

Таким образом, Схема 1 в современной крымской кампании России вспроизводится как «под копирку» по отношению к прошлым военным авантюрам тоталитарного российского пришлого. А теперь посмотрим, как задействована Схема 2, которая предполагает, как мы помним, предпосылку того, что агрессия выступает как симметричный ответ на агрессию противника (вторжение нацистов в Польщу, аннексия Прибалтики, развязывание войны СССР с Финляндией, операция «принцждение к миру» 2008 года). Для этого сравним знаковые высказывания диктаторов пришлого:

Гитлер (из речи в Рейхстаге): «Я не вижу готовности со стороны Польского Правительства вести с нами переговоры. Все бывшие договоренности потерпели крах, потому что вместе с ними была проведена всеобщая мобилизация, сопровождавшаяся зверствами поляков. Этой ночью произошел 21 инцидент, прошлой ночью – 14, из которых три были очень серьезными. Поэтому я ре шил говорить с Польшей на том же языке, что и Польша говорила с нами в последнее время. Сегодня ночью Польша впервые стреляла по нашей территории, используя регулярную армию. Мы ответим огнем не позже 5:45… Я буду продолжать борьбу неважно против кого, до тех пор, пока не будет защищена безопасность Третего Рейха».

Нота Финляндии со стороны СССР как ответ на «наглую провокацию финляндской военщины»: «26 ноября, в 15 часов 45 минут, наши войска, расположенные на Карельском перешейке у границы Финляндии, около села Майнилы, были неожиданно обстреляны с финской территории артиллерийским огнем. Всего было призведено семь орудийных выстрелов, в результате чего убито трое рядовых и один младший командир, ранено семь рядових и два из командного состава. Советские войска, имея строгое предписание не поддаваться на провокации, воздерживаясь от ответного обстрела».

С. Лавров (2014 год): «В России крайне обеспокоены последним развитием событий в Крыму. В ночь на 1 марта неизвестными вооруженными людьми, направленными из Киева, была совершена попытка захвата здания Министерства Внутренних дел Автономной Республики Крым. В результате вероломной провокации есть пострадавшие. Благодаря решительным действиям отрядов самообороны попытки захвата здания МВД удалось предотвратить. Последнее подтверждает стремление известных политических кругов в Киеве дестабилизировать ситуацию на полуострове».

(Как известно, известия об указанном «захват» оказалось очередной геббельсовской ложью российской пропаганды, и потому ходят упорные слухи о провокации, аналогичной операции «Консервы»: группа переодетых в украинскую военную форму лиц должны совершить убийство российских военнослужащих, что и должно послужить пусковым мехнизмом для развязывания полномасштабной войны против Украины. Насколько эти слухи имеют основания, покажет ближайшее будущее).

3.
Хотя в этой статье описаны совершенно очевидные вещи, но их систематизация позволяет отчетливо видеть тот факт, что современные экспансионистские технологии России и обслуживающая их российская пропаганда представляют собой некое попурри из тоталитарных практик пришлого века. Действия российских властей напоминает многочисленные сюжеты триллеров, герои которого из нашого времени попадают в жуткое прошлое и не могут из него выбраться. Россия застряла в схемах свого пришлого и предлагает миру посмотреть этот триллер в режиме 3D с перспективой возможного участия в нем. В ее публичном пространстве господствует язык, который является не русским, а советским или нацистским, то есть языком тоталитарной пропаганды, в рамках которого невозможна никакая мысль и никакой диалог.

Понимание того, с кем мы имеем дело, позволяет признать правоту Илларионова о том, что договариваться с Россией на данном этапе все равно, что договариваться с Гитлером и Сталиным. Поскольку аннексией Крыма дело не ограничится и маховик интервенции будет набирать обороты, стратегия «непротивления Злу» и политика Ганди в данном случае не сработает. Поэтому украинское руководство не должно концентрироваться на вояжах в Брюссель и выслушивать бесконечные словесные заверения в поддержке при ползучему потаканию агресору. Вместо этого им нужно сосредоточиться на организации Сопротивления агрессору, напомнить народу традиции Холодного Яра и ОУН-УПА, поскольку драгоценное время для эффективности такого общенационального отпора безнадежно уплывает.

Алексей Шевченко, специально для voronz.in.ua


Аватар пользователя Cloud Sparks

Military forces are great defense but when used in bad motives, this is called abuse to the power. I hope that Russie will have a great army to defend it's country for good reasons. - YOR Health