КТО – НА КРЕСТЕ, А КТО – БЕЗ КРЕСТА…

Как вы думаете, Янукович похож на архангела Гавриила? А ситуация с политзаключенными может разрешиться чем-то, подобным Благовещенью или щедрой Пасхальной лепте? Нет и нет? Правильно. Проводить подобные параллели грешно. Даже если бы речь шла о земном правителе с другой фамилией, и сплошь Богоугодными деяниями «в быту и на службе». Более того, в нашей ситуации эти параллели ни к чему. Что касается именитых и малоизвестных узников режима в частности, и состояния дел с правовым беспределом в Украине вообще, не требуется ни чудес, ни подхода «хочу – казню, хочу – милую». Нужно попросту выполнять очерченные цивилизованным миром законы. Сделать это неизбежным и привычным. Но увы и ах, при нынешней власти в нашей стране – судя по всему, невозможно даже начать движение по такому пути.

7 мая исполнился месяц с тех пор, как Виктор Межигорский, аккурат на Благовещенье, помиловал Юрия Луценко. И – продолжается Пасхальная седмица. Что позволяет всем, кому не лень, шушукаться: а вдруг-де «сам», непредсказуемый и удивительный, сотворит чудо, страшно сказать, помилует Тимошенко?.. Он, может быть, просто держит паузу для напряженности сюжета, а потом – р-р-аз! И будет по слову его.
Но за этими рассуждениями, чуть ли не тотализатором по поводу «монаршей воли», общество, кажется, не замечает очередной неприятной тенденции. Мы позволяем своему сознанию скатываться к спокойному восприятию дикости. Когда речь идет не о том, что с политическими противниками негоже бороться, выводя их «из игры» с помощью дутых уголовных дел, подконтрольных судов и помещения за решетку с нарушением законов. Не о том, что чиновники любого ранга, преступившие законы и подписанные Украиной «общечеловеческие» международные обязательства – должны понести наказание. Не о том, что если властью и были совершены некие драматические ошибки, они должны быть безотлагательно исправлены, причем в полном объеме. И главное, не на словах, а на деле следует создать условия, не допускающие повторения подобных, мягко говоря, казусов.
Речь-то – о том, чего захочет или не захочет «левая нога властелина». Политолог Михаил Погребинский взял и проговорился прессе: «Я не думаю, что Янукович не может помиловать Тимошенко из-за каких-то юридических нюансов. Считаю, что хозяин – барин». Конечно, можно расшифровать эту мысль (хотя бы ее первый посыл) вполне корректно.
Мол, профессионал имеет ввиду следующее. Юридические нюансы не мешают подобному потенциальному действию, поскольку та же Комиссия по вопросам помилования, она и по закону – «при президенте», то есть ее обязанность, это рассмотреть вопрос, и подготовить предложения для главы государства. А уж окончательный вердикт выносит он. А, может быть, под юридическими нюансами имеется в виду в том числе недвусмысленное решение Европейского суда, в котором указано, что Украина, лишив свободы Юлию Тимошенко, нарушила ряд пунктов по крайней мере двух статей Европейской конвенции о правах человека. И теперь глава государства может использовать варианты выхода из этого тупика.
То ли признать и выполнить решение ЕСПЧ – а значит, изменить меру пресечения к данной гражданке, несмотря на то, что продолжается вялотекущее слушание еще двух дел в отношении ее. Отказаться от содержания под стражей, потому что можно с уверенностью предположить, что и касательно двух незакрытых дел подобная мера пресечения может быть признана ЕСПЧ незаконной. По поводу же не «превентивного лишения свободы», а отбывания срока по законченному, так называемому «газовому делу», задуматься о том, что рассмотрение законности приговора принято к производству тем же Европейским судом. И, судя по прямо и неоднократно высказыванному мнению структур объединенной Европы и правительств целого ряда стран, приговор считается несправедливым. И, скорей всего, когда рассмотрение закончится, он будет признан политически мотивированным. Что расценивается как преступление власти. Значит, по уму, можно бы, не дожидаясь такого решения, ускорить какие либо апелляционные слушания внутри страны и отменить приговор.
Но тут – беда, да и только. Для режима. Мало того, что Тимошенко на свободе, это «ужасный ужас» для властей. Восприятие подобного именно в качестве ночного кошмара, пожалуй, можно разложить на две составляющие. Первая – реалистическая. ЮВТ действительно харизматический лидер, а то, что она сознательно или волею судьбы перешла точку невозврата, то есть гипотетической возможности «торговых договоренностей» с Януковичем и Ко, либо шанса собственного решения тихо отбыть на «политическую пенсию» — очень похоже на правду. И этого режим, по сути своей, по определению, неспособный к цивилизованному политическому соревнованию, опасается не без оснований. Второй фактор – мистический, параноидальный. «Они» СЛИШКОМ, ненормально боятся физического возвращения на политическое поле одного-единственного политика, с которым, будь «они» адекватными, вот именно, политиками, вполне можно было бы вести цивилизованный поединок за симпатии электората. Но с этим «слишком» – исключительно к врачу, к врачу…
Поскольку мы с вами пока говорим не о «помиловке», а о возможной попытке разрешить проблему в рамках решения ЕСПЧ и прочими судебными методами, то вышеупомянутых опасений режима, действительно мало. Есть еще одно, так сказать, «кисленькое», и весьма. Признать, что Тимошенко и Луценко были подвергнуты лишению свободы с нарушением закона; то, что лидеры оппозиции были лишены права на справедливое расследование и судебную защиту – это назвать виновных в подобном беспределе. Значит, с одной стороны «сдать» целую кучу служивых из следственных органов, послушных прокурорских, судейских (а значит, остаться без возможности в дальнейшем использовать их по мановению сановного пальца; да и другим «большим и малым» из этих структур, сделать невольное, нежелательное для режима предупреждение).
С другой стороны – еще похлеще. А ну, как обвиненные в сотворенном беззаконии, молчать не станут? И, в качестве самозащиты, разоткровенничаются, в какой форме и какие безоговорочные распоряжения получали с Банковой или еще откуда? Что в таком, вполне возможном, случае останется самой, что ни на есть, верхушке нынешней власти? Истово, принародно покаяться в преступлениях, и отпроситься замаливать грехи в монастырь с предельно строгим уставом? Но это же – из области фантастики…
Помиловать – дело хоть тоже опасное, но несколько другое. Мол, речь о виновных, наказанных по всей справедливости закона. И пятно (судимость) с них не снимается. Просто – уж такой добрый у нас «царек». Восхотелось ему к тому или иному светлому празднику, вот и бросил сквозь зубы: «ладно уж… Хай дышат». И кажется, что политолог Погребинский вполне мог, упоминая «юридические нюансы», которые «не мешают», как раз иметь ввиду то, что как начхать Януковичу на подобное явление, когда «сажает», так и – если «выпускает». Хороши образные выражения, но, согласитесь, определение «хозяин – барин», произнесенное в качестве спокойной констатации, заставляет споткнуться.
А нас – старательно заставляют перестать спотыкаться об это. Согласиться с условиями – в смысле правосудия, законности, прав человека, жить в каком-то, не очень подходящем 21-у веку и географическому положению страны, феодализме или неототалитаризме. И чтить этого самого «хозяина», не предполагая сомнения в правильности его любых действий, которых «нам, смертным, не понять и не предвидеть».
Его не только изображают, рядом и в один рост, со святыми, на Пасхальных писанках. О нем, вот именно, смешивая Божий дар с яичницей, в контексте конкретных политических дел, говорят с сакральным придыханием.
«Я верю, что перед какой-то Пасхой придет тот день, когда придет благая весть для Тимошенко. Но это время пока не пришло». Право, цитировать Анну Герман о Януковиче, это моветон, и можно предположить, что сами регионалы бояться ее потрясающих высказываний. Но ведь говорит же, и ничего с этим не поделаешь. Вот вам и «архангел Гавриил», который видно, пока в крымском имении раздумывает, не полететь ли с вестью…
К слову (на этот раз – без стеба, есть о чем подумать), интересный аспект с помилованием «врагов режима» затрагивает руководитель социальной службы Центра Разумкова Михаил Мищенко. «Помилование Януковичем Луценко несколько дезориентировало электорат Партии регионов и избирателей самого Януковича»; «именно ПР и Янукович постоянно доказывали, что Луценко осужден законно, были все основания». Теперь – «люди оказались в ситуации, когда не знают, что думать: был ли все-таки Луценко незаконно осужден, или Янукович сделал ошибку, что его освободил». А и вправду, что думать людям? Впрочем, следует добавить, что голосовавшие за «партию власти» и Януковича (равно с не голосовавшими) настолько наелись иных, близких, как говорится, прямо к телу, ущемлений и ухудшений под властью этой камарильи, что вряд ли могут подумать о ней хорошее «по совокупности». Но прав социолог: в том числе и игрища «посажу – отпущу» — в пользу режима не говорят, вызывают справедливые сомнения в правдивости любого утверждения из властных уст.
А уста некоторых столпов партии власти и вправду, в последнее время, говорят нечто новое. Кто бы ожидал от Александра Ефремова, что характеризуя положение, создавшееся в связи с решением ЕСПЧ по аресту Тимошенко; и с «зависшим» в воздухе слухом о возможном ее высочайшем помиловании, именно он скажет следующее. «Как политик я считаю, что ситуация больше всего вреда приносит нашей политической силе – Партии регионов».
Так и есть, г-ин Ефремов. Но ведь ситуацию создали, и не собираетесь разрешать ее – именно вы, ваша «политическая сила». И вы – действительно в тупике. Если разрешать ситуацию по закону и справедливости, так, чтобы ни у кого, ни в мире, ни внутри страны, не осталось сомнений и неприятного послевкусия, то здесь не откупишься ни выборочными помилованиями, ни, тем более, тонкими намеками на некую возможность таковых. Придется признавать ошибки (вину).
И выстраивать дальнейшую деятельность без того, чтобы политические оппоненты ходили под постоянной угрозой «уголовной разборки» с ними. Не только известные, а любой гражданин. Чтобы 1-го мая (и в любой другой день) не швырять в автозаки людей, которые вышли на альтернативную, действительно – от независимых профсоюзов, демонстрацию. Чтобы Азаров не строчил в Фейсбуке угрозы в адрес участников протестных акций: «…и хочу сказать, что если на первый случай кого-то простят, то на второй никакого прощения не будет. И никто не спрячется за лозунгами политических заключенных».
Признайтесь, г-ин Ефремов, что подобные цивилизованные для политической силы условия существования, для вашей, в ее нынешнем состоянии, невозможны. После того, что «ваша сила» сделала со страной и в социально-экономическом, и в политическом отношении, она не может рассчитывать на диалог. Тем более, что к диалогу неспособна. Вы не можете, ради самоспасения, отказаться от пресловутой попытки хоть чуть-чуть, да еще «усидеть на штыках». Хотя и штыки-то – ржавенькие.
Ну, а о крестах, упомянутых в заголовке, хочется уточнить. Не смею утверждать, что люди, составляющие режим, не носят этого символа (что вообще – очень личное, непоказное дело). Но о тех, кто не живет по справедливости, исстари принято говорить, «креста на них нет». И о тех, кто сейчас на кресте, это ни в коем случае не о конкретных личностях, будь они хоть разоппозиционерами. На кресте, в качестве великого, «живого тела», будет распята страна, если в ней, в ближайшее время, не произойдут кардинальные изменения к лучшему.
Ну, и о милости. Как известно, с ходатайствами применить форму помилования к политзаключенной Тимошенко обратились сотни организаций и групп граждан: ученые и инвалиды-паралимпийцы; территориальные громады от Запорожья и Донеччины до Львовщины и Закарпатья; политологи, социологи, интеллигенция, священники. Скорей всего, когда речь идет о спасении здоровья (а то и жизни) и восстановлении справедливости в отношении конкретного человека – следует использовать разные меры воздействия. Но иерарх одной из украинских Церквей, призывая Януковича совершить это, упомянул Луценко, и отметил «есть у президента милость к своим противникам».
Что ж, верить в лучшее, это допустимо, тем более, со стороны священнослужителя. Хотя в реальности следует признать – нет у Януковича ни милости, ни, что важней, справедливости, ни к противникам, ни к попавшейся в его руки стране в целом. И время – не просить, а требовать. И – брать.

Виктория АНДРЕЕВА, «ОРД»