МАТЕРНАЯ ЛЕКСИКА В СОВРЕМЕННОЙ ПОЛИТИКЕ: СИМПТОМ ДЕГРАДАЦИИ ИЛИ «ЯЗЫК ИСТИНЫ»?

 

Алексей Шевченко

Я планировал написать на эту тему еще тогда, когда наше публичное пространство заполнили многочисленные вариации бессмертного «Путин – х…о!».

Однако непосредственным толчком послужил недавний скандал на Громадському ТВ, когда ведущий Даниил Яневский оборвал московскую «правозащитницу» и попросту закрыл ей рот во время произнесения как мантры российской пропагандистской лжи. Этот случай вызвал ажиотаж в соцсетях, хотя среди большинства сочувствующих слышались и осуждающие нотки: «Мол, нехорошо, надо дать возможность всем высказаться, а не вести себя по-хамски». А что, собственно произошло во время этого эфира? Хотя Яневский не употребил ни одного нелитературного слова, он нарушил некую конвенцию изображать из себя идиота, когда тебе попросту навешивают «лапшу» и сами знают об этом. Он пригласил госпожу Локшину к иному формату разговора – разговора, где присутствует элементарная очевидность и измерение Истины, и откровенное нежелание последней ответить на простые вопросы, держась попугайски повторяемых тезисов,  и побудило ведущего прекратить этот спектакль.

Он оборвал ее жестко, с точки зрения некоторых, грубо, что и вызвало вопли по поводу нарушения норм политкорректности. И то, что после этого он ушел с канала, только добавило ему «респекта» и обеспечило роль прекрасного примера для подражания. А мне этот факт напомнил древние практики чань-буддизма (в Японии – «дзэн»), когда для того, чтобы разорвать порочную практику употребления ничего не значащих слов могли сказать кощунственную вещь (типа «Будда – это дыра в клозете») или на поток высокопарного словоблудия ответить ударом палки. Так вот, логика поведения Яневского мне напомнила мастеров дзэн. Таких журналистов и политиков – не так много, но они есть.

 Вот, например, недавно ушедшая Валерия Новодворская была вообще великим мастером такого деструктивного стиля, разрушающего  бессодержательную пропагандистскую муть заведомо брутальними определениями. Многие ее высказывания стали хрестоматийными. Например, сравнение президента Медведева с Молчалиным, нанятым на должность «сопрезидента-местоблюстителя». После выборов 2010 года в Украине меня восхитила ее характеристика Януковича как «уцененного советского барахла» и возмущенное недоумение по поводу того, как такое барахло вообще могло быть избрано в качестве руководителя государства.

      Еще один яркий представитель традиций дзэн в современной политике – Михаил Саакашвили, который из-за своей приверженности к называнию вещей своими именами (причем весьма нелицеприятными) в духе андерсеновского мальчика, оказывается зачастую неугодным своим соотечественникам, россиянам (понятное дело!) и осторожным господам европейцам с их тошнотворной «умеренностью и аккуратностью». Например, еще в 2013 году он на Генеральной Ассамблее ООН открыто и без всяких экивоков заговорил о России как стране-агрессоре, чем вызвал грандиозный скандал и заставил российскую делегацию во главе с небезызвестным Чуркиным возмущенно удалиться, после чего Чуркин снова затянул мантру о психическом нездоровье грузинского политика.  После агрессии России в Украину он публично называл Путина «кровавым упырем» и обвинял Европу в откровенно попустительстве его наглой и безудержной «охоте». Чего стоит его ответ одной из ведущих европейских чиновниц, которая удивленно спросила его: «Вы хотите, чтобы мы Путину объявили войну?». Саакашвили ответил: «Нет, вы должны подождать, пока он объявит войну вам!». И европейцы были возмущены: «Ах, какой невоспитанный Саакашвили! Он нарушает нормы современной политкорректности!».

    А теперь вернусь к теме матерной лексики в современной политике. Хотя приведенных высказываниях «мастеров политического дзэн» этой лексики не было, но общим между ее носителями и приведенными высказываниями был скандальный и кощунственный жест ниспровержения установленнях правил нормализованной речи и нормированного поведения. Ведь что-такое мат? Как заметил один из современных теоретиков, комментаторов мифа М. Бахтина о «карнавальной культуре» (за идеализированным образом которой стоял опыт советской «матерной реальности»), мат фиксирует «иллегализм власти». Это словесный взрыв, эксцесс, выход за пределы социальной нормы и в этом своем качестве он может быть как проявлением предельной грязи, так и обладать некоей очистительной силой. Один и тот же лексический материал может радикально менять свой ценностный знак в зависимости от ситуации применения и ценностной шкалы говорящего.

     Помочь понять эту ценностную «перекодировку» матерных высказываний может различие между «цинизмом» и «кинизмом», введенное П. Слотердайком. Не слишком вдаваясь в подробности анализа этого различия, отмечу, что цинизм предполагает ложность любой морали и в своем крайнем проявлении культ непристойной вседозволенности, в то время как кинизм (философское направление, идущее от Диогена) разрушает нормы общепринятых форм языковых высказываний и соответствующего им поведения как лживых. И потому кинизм представительствует от имени Истины и Морали. В современной ситуации такими лживими дискурсами являются дискурсы пропаганды (прежде всего, российской) и западной политкорректности, которых объединяет запрет называть вещи своими именами, императив пользования эвфемизмами и общий «тлетворный дух» некрофилии, где реальность испаряется в беесодержательном сцеплении слов.

    Последний случай иногда бывает еще более отвратителен, потому что в дискурсе пропаганды присутствует хотя бы энергия разрушения, а в рамках политкооректности господствует уже упомянутый принцип «умеренности и аккуратности», некая катотония решительного политического действия и замена его словесной жвачкой типа «озабоченности» и бесконечного «решительного осуждения». И применительно к такому дискурсу непристойная лексика взрывает его затхлый мирок совершенно в духе практик дзэн, самой своей брутальностью возвращая человека к реальности. И этот кинический импульс очень легко от личить, например, от оскверняющего цинизма троллей соцсетей, для которого действительно нет ничего святого.

     Например, когда у Бориса Немцова спросили, что он думает по поводу  действий Путина в Украине, он отвечает: «Путин е…нутый!». И этим все сказано. Он высказал то, что все и так знают и что в эвфемистической форме у Ангелы Меркель выражено как то, что «Путин потерял связь с реальностью». Является ли высказывание Немцова циничным и подыгрывающим инстинктам толпы в стиле хамского поведения политиков типа Жириновского? Нет, это здоровая реакция нормального человека на перевернутую реальность, где цинизм стал нормой! Иными словами, это последовательная киническая позиция человека, который понимает различие между Добром и Злом, в то время как объект его характеристики давно это понимание потерял.

   И конечно, наиболее типичным проявлением кинической радости от разрушения круговой поруки тотально лжи, являются бессмертные слова «Путин – х…ло, ла-ла-ла!», которые стали карнавальным гимном всех патриотов Украины и всех сочувствующих Украине. Это слова действительно указуют на саму реальность, минуя все препоны официальной политкорректности, в рамках которой к Путину  принято относиться как к «политику» наряду с другими политиками, «отстаивающими интересы своего государства». А эти слова очень точно показывают, что человек, который перешел некую грань уже не только не может считаться политиком, но и человеком его уже трудно признать. Он приобретает статус нелюдя, который и фиксирует слово «х…ло».

    Чтобы явственнее ощутить вкус различия между мертвым протокольным языком и языком веселого карнавального ниспровержения, достаточно сравнить высказывания двух наших министров иностранных дел. Буквально пару дней назад Павел Климкин заявил о том, что в отношениях Украины с Россией необходимо «восстановление взаимного доверия», что в существующем контексте воспринимается просто как дипломатическое словоблудие, где каждое слово – это одновременно пустота и вранье. Кроме того, в ситуации уже неприкрытой военной агрессии России эти слова отражают стратегию признания нашого национального унижения, пресмыкательства перед агрессором, лизание сапога врага, который уже топчет нашу землю.

    Случай с Андреем Дещицей стал уже признанным хитом Интернета, однако не был пронализирован в таком контексте. Пусть он пошел на поводу у толпы. Пусть под некоторым принуждением и как бы нехотя он публично согласился с тем, что Путин – таки «х…ло», но тем самым он стал любимцем сотцсетей, что называется «своим» в доску, и, кстати, обеспечил себе продолжение возможной политической карьеры. (Народ ему уже никогда не забудет то, что он позволил повторить некий общенародный языковый пароль «своих» в качестве официального лица). Его воспел такой народный талант, как поющий американский дальнобойщик с русской фамилией Вадим Дубовский, который в своей пародии на советский «Гимн Москвы», спел: «Вам спасибо, Андрей Дещица, что назвали х…ло х….лом!». (Кроме того в этой песне есть совершенно правильные строки о том, что «Будет Киев вами гордиться, где бы ни были вы послом»).

    А теперь несколько слов о феномене самого Вадима Дубовского, хиты которого, имеющие миллионные просмотры, действительно являются примерами очистительного кинического дискурса, причем не просто потому, что слово «х…ло» там является доминирующим, а потому, что его песни представляют собой деконструкцию священних для советского сознания идеологических текстов (например, на советский и российский гимн, на песню «Широка страна моя родная», на другие менее репрезентативне, но, тем не менее, знакове песни типа «И вновь продолжается бой»). Остроумное наложение на привычную стихотворную метрику ключового матерного слова, демонстрирует всю гниль пропагандистской мертвечины (как советской, так и российской). И в этом состоит катартический эффект его в общем-то незамысловатых хитов, когда слушатель ожидает, когда в потоке велеречивого идеологического пафоса появится, наконец, это вожделенное десакрализующее слово, означающее надругательство над всем советским и российским идеологическим каноном. И какую бы пародию автор ни сочинял, это слово появляется всегда! Вот в чем суть его приема, который и обеспечил ему славу любимца Интернета!

    И напоследок. Количество политических киников и дзэн-буддистов постепенно увеличивается, поскольку в спертом воздухе языка пропаганды и политкорректности уже практически невозможно дышать. В последнее время с удовольствием читаю статьи А. Невзорова, который хотя и не употребляет матерных слов, но находит свои формы жесткого и брутального разрушения российской пропагандистской дребедени. Приятно удивил Арсен Аваков, который будто бы отправил С. Лаврова к «е….ней матери». И даже если это фейк, то он отражает некий социальный запрос на свободного политика, который минуя препоны и рогатки языковых игр умеет разговаривать на «языке Истины». Ведь, по большому счету, все прекрасно понимают, что господин Лавров, чье сознание – это выжженная земля без каких-либо моральных норм, и должен быть отправлен к этой самой матери. Там ему собственно и место, а, возможно, и в Гааге со всей путинской братией участников преступлений против человечности.

    Возможно, этот суд когда-нибудь и состоится, ну, а пока народ, живущий в параллельной от политиков реальности, судит их своим судом, который неподкупен и приговор которого обжалованию не подлежит: «Путин – х…ло! Ла-ла-ла!».

     Алексей Шевченко, voronz.in.ua                     


Аватар пользователя Евгений Локтиков

Ни какие семинары в системах дополнительного усовершенствования , для достижения свободы и гармонизации Личности в соответствии с Законом Космоса и внутренней Свободы, не заменят системы образования, которая учит думать, а не зубрить  умные слова  смысл которых ты до конца сам не постиг . И самая большая ошибка считать других глупея Себя Любимого, Слава Украине, убивающих инакомыслящих, героям слава. А Путин, в отличии от Коломойского, хуйло ещё то.