В той войне, которой сегодня поклоняется Россия, победитель — только он один, Владимир Путин.

Олег Кашин

Июнь 1941 года, западная граница России, и маленький человек в форме офицера пограничных войск смотрит в бинокль на наступающие немецкие войска.

Мы знаем этого маленького человека — это Владимир Путин. Вот он бросает гранату во вражеский танк под Киевом. Вот он в белом маскировочном халате бежит, стреляя из автомата, по заснеженному полю под Москвой, а потом, сидя за штурвалом истребителя, сбивает вражеские самолеты где-то около Ленинграда. Мы видим Владимира Путина, черпающего каской воду из Волги в Сталинграде, а вот он уже танкист под Курском — вылезает из танка, вытирает рукавом закопченное лицо. Путин управляет подводной лодкой на дне Балтийского моря, и метко запущенная им торпеда топит немецкий транспорт у острова Рюген. Наконец, весна 1945 года, Берлин — на разбитый купол Рейхстага поднимается усталый Путин с большим флагом. Это победа.

Вы думаете, это неправда? Конечно, вы правы, но ваше мнение никого не интересует. То, что в России называют Великой отечественной войной, давно превратилось в личную войну Владимира Путина. Это он стрелял из танка, летал на истребителе, плавал на подводной лодке. Его убивали, но он каждый раз оказывался сильнее, и каждый раз побеждал. Кстати, кого?

Путин вернул Россию в эпоху Средневековья

Формально — Гитлера, но о Гитлере можно не вспоминать, Гитлера давно нет. В 1945 году Владимир Путин победил всех — он победил Обаму, и Ангелу Меркель, и оппозицию внутри России, включая Бориса Немцова, и мировое ЛГБТ-движение, и Pussy Riot, и Украину, и Грузию, и три прибалтийские страны, и еще Польшу, и вообще всех на свете, потому что все на свете — и есть враги России. У России есть только один друг, сам Владимир Путин. И только он способен победить всех врагов.

Сегодня мало кто понимает реальное беспрецедентное историческое значение Второй мировой войны для России. Семьдесят лет советской истории — жесточайшая террористическая диктатура партии большевиков и ее репрессивного аппарата. Советский режим был бесчеловечен и лжив. Люди, лишенные не только большей части гражданских прав, но часто и элементарных бытовых удобств, каждый день слышали по радио и от своих вождей, что живут в самом счастливом и справедливом обществе.

Двоемыслие, несоответствие между реальностью и словами, на протяжении десятилетий было обязательным свойством советского общества, изолированного от всего остального мира.

И только война, только четыре года из семидесяти — удивительное исключение из всех правил советской истории, программный сбой. Да, война была трагедией и катастрофой, но при этом она же была настоящим светлым пятном даже для тех, кто никогда бы не решился сказать об этом вслух.

На четыре года прервалось и рабство, и двоемыслие. Вчера ты — бесправный колхозник или строитель, за порцию баланды сооружающий очередную «стройку коммунизма». Сегодня ты — солдат, честно сражающийся с самым настоящим мировым злом. Вчера партия за тебя решала, что такое добро, и что такое зло, а сегодня ты воюешь на стороне Англии и Америки. Вчера тебе назначали во враги твоих знакомых, родственников и соседей, за которым по ночам приезжала машина из тайной полиции и увозила их в Гулаг, сегодня твой враг — не придуманный, а самый настоящий чужеземный захватчик, несущий на твою землю смерть и разрушения. Вчера ты был винтиком в огромном бесчеловечном механизме, а сегодня ты — личность, от выбора которой в каждую минуту зависит и собственная судьба, и судьба страны, и даже человечества.

Четыре года войны на советском фронте парадоксальным образом стали четырьмя годами максимальной для советского режима правды, свободы и справедливости. Война унесла миллионы жизней, но она же стала единственным светлым пятном для десятков миллионов людей в их беспросветном существовании. И в послевоенные годы советская картина мира была полна лжи и недомолвок, палачи считались героями, честные люди врагами, и только воспоминание о войне, когда врагами были враги, а честные люди — честными людьми, было самым человечным и потому самым важным историческим эпизодом. Отношение к войне как к особому периоду истории — это важнейший элемент национальной самоидентификации всех бывших советских людей. Крушение коммунизма в 1991 году, обрушившее все советские ценности, никак не повлияло на ценность этой войны, более того — поскольку постсоветской России вообще не удалось создать свою национальную мифологию, то только мифология войны осталась единственной общепризнанной и бесспорной всероссийской духовной ценностью.

И когда к власти пришел Путин, то он, создавая режим своей личной власти, не мог не опереться на военный миф. Миф о жестком, но справедливом лидере опирался на миф о войне, и по мере укрепления путинского режима срастался с ним. Россия — это Путин. Россия — это победа 1945 года. Из двух этих равенств получается новое уравнение — Путин теперь и есть победа 1945 года.

О Победе, Бандере и фашистах

Назначенный на 9 мая парад в Москве — это не парад памяти о жертвах и героях войны, это парад лояльности Путину и его государству. Георгиевская черно-оранжевая лента, формально символизирующая память — это теперь тоже знак лояльности. С этой лентой на Украине воюют пророссийские сепаратисты, им важно чувствовать себя наследниками солдат Второй мировой, противостоящих не современной Украине, а именно тому злу из 1941-45 годов, с которым воевали их деды. Западная версия войны, будь то Холокост, или раздел Европы, или даже расчеты Тьюринга, позволившие взломать «Энигму» — все это раздражает современную Россию, которая уже согласна считать своими врагами из 1945 года тех, кого врагами сегодня считает российское государство — и Украину, и Грузию, и Америку. Исторический эксперимент Владимира Путина уничтожил память, заменив ее утилитарной политической конструкцией. Эта конструкция недолговечна, она закончится вместе с властью Владимира Путина, и тогда российскому обществу заново придется формулировать свое отношение ко Второй мировой войне.

Смотрите также: ПОБЕДОБЕСИЕ

Но пока об этом никто не думает. Владимир Путин вылезает из танка, вытирая закопченное лицо, Владимир Путин летит на истребителе, Владимир Путин поднимает флаг над Берлином.

В той войне, которой сегодня поклоняется Россия, победитель — только он один, Владимир Путин.

Олег Кашин