У нас есть Путин

Отречение папы Бенедикта XVI, поначалу шокировавшее католический мир, начинает понемногу восприниматься как поступок, беспрецедентный по честности и мужеству. Предшественник удалившегося понтифика поражался самой идее "папы на пенсии", но сейчас мы знаем, что и это возможно: что человек, обладающий ни с чем не сравнимым влиянием и властью над умами паствы, может добровольно отказаться от того, что многие века казалось вершиной и положения, и служения. Что можно променять папский престол на добровольное затворничество – и ничего, мир не переворачивается, и люди на площади Святого Петра все так же приветствуют тебя, как завтра будут приветствовать твоего преемника: Habemus Papam! У нас есть папа!

А у россиян есть Путин. Он в отставку не уйдет ни за что. Даже ельцинская комбинация с преемником кажется сегодня вершиной демократии – да, по-настоящему проголосовать на выборах не дали, но тем не менее продемонстрировали, что глава государства, воспринимавшийся и элитой, и подданными не иначе как "царь Борис", может добровольно покинуть Кремль и жить на пенсии – это ведь даже посильнее, чем отставка римского понтифика.

Впрочем, это был последний такой царь. Его преемник находится у власти уже 13 лет и никуда не собирается. Соседи по Таможенному союзу тоже не промах: Назарбаев правит Казахстаном до бесконечности, уже 23 года, Лукашенко – 18 лет. Единственной соседней с Россией страной, в которой регулярно происходила демократическая передача власти, была Украина. Но и здесь произошли изменения в нужную сторону. Неслучайно подданные Виктора Януковича так любят свеженький анекдот о том, что его сын Александр упал в обморок, услышав по радио новость о том, что папа отрекся от престола. И зря! Янукович никуда уходить не собирается. И Лукашенко не собирается. И Назарбаев не собирается. Им просто некуда уходить.

Папа Бенедикт может позволить себе монастырь и уединение. Куда, в какой монастырь спрятаться от своего настоящего преемника Путину? Если он потеряет власть в связи с переворотом в системе, для него это станет настоящим фиаско. Если рухнет сама система – будет еще хуже. Поэтому участь раба на галерах – единственное, что может себе позволить Владимир Владимирович. И Нурсултан Абишевич. И Александр Григорьевич. И Виктор Федорович.

Конечно, можно помечтать о безопасном отходе от дел, о гарантиях безопасности, о учтивом преемнике – обо всем том, что в свое время обеспечила себе первая волна постсоветских лидеров, решившаяся на отставку, – тот же Ельцин или тот же Кучма. Но политическое поле так зачищено, что вести переговоры попросту не с кем. Оппозиция маргинализирована – а там, где она еще существует, делается все, чтобы ее не было. Цену собственным соратникам все постсоветские лидеры знают хорошо: допусти этих угодников до настоящей власти – и они порвут и тебя, и твоих детей на российский (украинский, белорусский, казахстанский, ненужное вычеркнуть) флаг.

Поэтому ни о каком настоящем преемничестве и речи быть не может. Для любого из наших "пап" есть одно-единственное место, в котором они могут чувствовать себя в безопасности, – это их кабинет, окруженный слоями охраны. Монастырь они себе позволить не могут – эти богобоязненные люди если и посещают монашеские кельи, то только для того, чтобы выведать у благочестивых насельников, что еще нужно предпринять для закрепления своего владычества на десятилетия. Поэтому Ватикан, казалось бы, застывший в веках и далекий от современности, может позволить себе отставку папы. А Россия – не может. У нас есть Путин!

Виталий Портников