Виталий Портников: Миллион за улыбку

Виталий Портников

Зря Михаил Саакашвили просил не проводить параллели между собой и Юлией Тимошенко. Аналогии напрашиваются...

А есть ли вообще смысл в том, чтобы быть демократом на постсоветском пространстве? Власть в результате удерживают именно те, кто играет не по правилам, кто нарушает конституции, кто ставит на фальсификации выборов и контроль над правоохранительной системой.

Грузинские неправительственные организации, выступающие за досрочную отставку президента Михаила Саакашвили, собрали уже миллион подписей в поддержку своего предложения. Скажу сразу, что эти подписи – скорее повод для психологического давления на завершающего свои полномочия президента и довольной улыбки его соперника, премьер-министра Грузии Бидзины Иванишвили. Сам Иванишвили от кампании за досрочную отставку Саакашвили, впрочем, давно открестился. С юридической точки зрения никакие подписи не могут заставить Саакашвили уйти. Для того, чтобы ускорить процесс его отрешения от власти, необходимо начать процедуру импичмента в парламенте. Правительство Грузии, сформированное бывшими оппозиционерами из партии "Грузинская мечта", и так – несмотря на все полномочия главы государства – может действовать без оглядки на Саакашвили.

Но в остальном досиживающему свой срок президенту не позавидуешь. Он, еще недавно бывший символом непререкаемой власти, сегодня стал в собственной стране символом безвластия. Его соратников арестовывают и допрашивают, его охрану сокращают, резиденцию закрывают – а Саакашвили ничего не может сделать. Количество собранных за его отставку подписей должно убедить президента: если по окончании полномочий его арестуют по обвинению в причастности к какому-либо громкому делу, это решение найдет достаточное количество сторонников. Так что зря Михаил Саакашвили во время своего пребывания в украинской столице просил не проводить параллели между собой и бывшим премьер-министром нашей страны Юлией Тимошенко. Аналогии напрашиваются.



Михаил Саакашвили и Бидзина Иванишвили. Фото: newsfiber.com

Мы хорошо помним, что безвластие Тимошенко началось именно тогда, когда она проиграла президентские выборы. Но все еще занимала премьерский кабинет, а ведь именно премьер по действовавшей в то время редакции Конституции был настоящим руководителем страны. Однако элита уже послушно перестраивалась под нового «хозяина» – именно поэтому Виктору Януковичу и удалось сколотить антиконституционное большинство в тогдашнем парламенте, суд, в который обращалась Тимошенко с требованием оспорить результаты выборов главы государства, воспринимал ее как оппозиционерку, а не как премьера, а главный защитник Юлии Владимировны в этом суде в перерыве между заседаниями вел лихорадочные переговоры с  соратниками нового президента об осуществлении задуманной им спецоперации по ликвидации судебной системы при поддержке формирующейся администрации главы государства.

Но если сравнивать ситуацию, в которой оказалась Тимошенко и ситуацию, в которой оказался Саакашвили, то возникает вопрос: а есть ли вообще смысл в  том, чтобы быть демократом на постсоветском пространстве? Власть в результате удерживают именно те, кто играет не по правилам, кто нарушает конституции, кто ставит на фальсификации выборов и контроль над правоохранительной системой.

Могут сказать, что “цветные революции” в бывших советских республиках – как раз опровержение этих наблюдений. Но тогда давайте сравним. Сравним Леонида Кучму с Александром Лукашенко и Владимиром Путиным. Сравним Эдуарда Шеварднадзе с Гейдаром Алиевым и Робертом Кочаряном. И сравним Аскара Акаева с Исламом Каримовым и Нурсултаном Назарбаевым. И мы увидим, что “цветные революции” происходили именно там, где в регионе намечалось своеобразное “слабое звено”, то есть где было и относительно недовольное властью общество, и неудовлетворенная часть номенклатуры, находившаяся не в тюрьме, и стремление лавировать между Россией и Западом.

Именно поэтому “цветные революции” могли торжествовать в Украине, Грузии и Киргизии, но не имели шансов на успех в Беларуси, Азербайджане или Казахстане – даже когда в этих странах и проходили оппозиционные акции протеста. Проще говоря, в Украине, Грузии и Киргизии власть просто не могла идти до конца. Но еще меньше возможностей было у тех, кто эту власть сменил – они просто вынуждены были играть по демократическим правилам (Киргизия, здесь, конечно, исключение, потому что ее президент Курманбек Бакиев в конце концов от правил отказался – но власти не удержал, так как система все равно не воспринимала его как диктатора).

Зато у преемников “революционеров” возможностей куда больше. Единственный вывод, который они сделали из происшедшего – власть должна быть монополизирована, чтобы оппоненты больше никогда не имели возможностей задействовать улицу. В Украине этот сценарий уже осуществлен. Вот что имеют ввиду госсекретарь США Хиллари Клинтон и министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт, когда убеждают грузинских руководителей не следовать украинскому примеру.

Такая опасность для Грузии действительно существует – просто потому, что лидерам “Грузинской мечты” не хочется в будущем оказаться в положении Саакашвили, как Януковичу никогда не хотелось оказаться в положении Ющенко или Тимошенко.