Виталий Портников: Такие разные дети

Виталий Портников

Чем дети Донбасса отличаются от детей Алеппо?

Президент Франции Франсуа Олланд поставил под сомнение целесообразность приезда в Париж своего российского коллеги Владимира Путина. Еще недавно визит Путина подавался Елийсейским дворцом в качестве доказательства "необходимости диалога" между Москвой и Западом – несмотря на действия Кремля на Донбассе и в Сирии.

Но преступления российских и сирийских военных в Алеппо все изменили. Олланд считает, что в Алеппо происходят военные преступления. И собирается сказать об этом Путину – если только Путин приедет в Париж. Но только не понимает, прислушается ли к нему российский правитель.

"Я задал себе вопрос — полезно ли это, нужно ли это? Может ли быть оказано давление? Можем ли мы еще сделать так, чтобы он прекратил то, что он совершает совместно сирийским режимом, прекратил оказывать поддержку военно-воздушным силам режима, которые сбрасывают бомбы на население Алеппо?".

Могу сразу же ответить Олланду: не нужно. Путина вообще нельзя было приглашать в Париж. Россия уже после нападения на Украину должна была оказаться в полной международной изоляции. Ее власти должны были понять, что их дальнейшие действия по дестабилизации международной ситуации натолкнутся на решительные меры, серьезнейшие санкции, практический разрыв всех связей с цивилизованным миром – включая и поставку нефти, и отключение российских банков от SWIFT.

Нужно было действовать решительно, уверенно и хладнокровно – а не рассказывать о каких-то там исторических связей с той Россией, которой уже давно нет – а может, и не было никогда. Сейчас за эту нерешительность Запада, в которой французская позиция сыграла не последнюю роль, расплачиваются дети Алеппо. Но хотелось бы узнать – а на Донбассе, что – другие дети? Их можно отдавать тем же самым бандитам, что и в Сирии?

В апреле 1936 года император Эфиопии Хайле Селассие I обратился к мировому сообществу с просьбой о помощи против агрессии фашистской Италии. "Неужели народы всего мира не понимают, что борясь до горестного конца, я не только выполняю свой священный долг перед своим народом, но и стою на страже последней цитадели коллективной безопасности? Неужели они настолько слепы, что не видят, что я несу ответственность перед всем человечеством?.. Если они не придут, то я скажу пророчески и без чувства горечи: Запад погибнет..." - говорил император.

Его слова были встречены равнодушием – не самая развитая страна, не самая большая демократия, чего там спасать? На санкции Лиги наций Италия наплевала, благо известный британский политик Уинстон Черчилль мужественно боролся за отмену санкций против агрессора. И в результате по предложению не менее известных политиков британца Антони Идена и француза Леона Блюма даже эти малозначительные санкции были отменены сразу же после выступления изгнанного из своей страны императора. А Эфиопия – оккупирована.

Всего через четыре года чужеземные войска будут маршировать по улицам Парижа и других городов оккупированной и ликвидированной Франции, Леон Блюм станет вспоминать о своих выступлениях в Лиге наций в концентрационном лагере, а Черчилль и Иден будут пытаться защитить Лондон и другие города Британии от бомбардировок. Жертвами преступного благодушия западных политиков станут миллионы их соотечественников и жителей других стран Европы, Азии, Африки и Америки.

Но этот опыт никого ничему не научил.