«Сердце Европы бьется в Киеве» - французский философ

"Я с большим уважением отношусь к русской культуре, и одновременно с этим, я с большим презрением отношусь к действующей власти в России."

Французский общественный деятель, философ и публицист приехал в Киев для того, чтобы поддержать украинское протестное движение.

   Бернар-Анри Леви  DR RFI

В интервью RFI Бернар-Анри Леви объяснил, что официальная позиция Европы его разочаровывает, а к российской власти он испытывает чувство «отвращения».

RFI:Судя по тому, в каких горячих точках мира вы побывали в своей жизни, ваш приезд в Украину можно трактовать как квалификацию её в качестве не менее горячей, чем все ранее посещенные вами?

Бернар-Анри Леви: Нет, это признание того, что происходящее здесь, на Украине имеет первостепенную важность для Европы, для Франции и для всего мира. Потому что сердце Европы бьется в Киеве, потому что на сегодняшний день лучшие европейцы– это украинцы, потому что европейский дух живет в Украине.

Вписывается ли происходящее в Украине в логику, которая была продемонстрирована событиями арабской весны? Или это уже другой уровень: ведь украинский народ задолго до арабской весны поднял свою цветную?

Это вторая революция в Украине, во-первых, в этом большая разница с арабской весной. И это европейская революция, это совсем другая история.

Будучи советником одного президента и хорошим знакомым другого – вы смогли повлиять на участие французского государства в разрешении кризисов в странах традиционного французского присутствия. Сможете ли вы, изучая столько короткое время ситуацию в Украине, повлиять на руководство Франции занять более жесткую позицию в отношении нынешнего украинского руководства?

Прежде всего, я рассчитываю на то, что смогу передать своим согражданам те чувства, которые испытываю и то, негодование, которое у меня имеется по этому поводу. Негодование потому, что Европа струсила. А чувства, которые я испытываю к протестующим на Майдане, я бы хотел, разделить это с гражданами своей страны. И с обычными французами, и с представителями власти.

Не является ли феномен арабской весны хорошо срежиссированным проектом локализации мусульманства в его естественных границах? Пока народ воюет против своих «угнетателей», у сторонников продвижения ислама в Европе и на Западе вообще, в том числе и у «джихадистов» нет времени этим заниматься – нужно разбираться со своими проблемами. В частности, с проблемой отделения церкви от государства.

Я думаю, что нужно всегда с осторожностью относиться к любым теориям заговора, потому что арабские революции пошли от самого народа, это внутреннее движение. Никто их не режиссировал, никто не предпринимал каких-либо действий вместо народа. У них своя собственная логика.

Что вам известно о восприятии ваших идей в России и в республиках бывшего СССР?

Я не знаю, какие из моих идей известны в России. Я с большим уважением отношусь к русской культуре, и одновременно с этим, я с большим презрением отношусь к действующей власти в России.