Роман Шрайк: И про европейцев.

Представьте - идет такая великая французская революция. Взрывы, штурмы, раненые и мертвые. И тут раздается трубный глас и, элегантно взмахивая крыльями, к восставшим спускается то ли фюлеподобный ангел, то ли ангелоподобный фюле.

И говорит такой: - чуваки, негоже бузить. Вы ж, бл*дь, европейская нация и если будете хорошо себя вести, то и соответствующий документ дадим. А то и два. Хотите?

И чуваки такие: - йопт, дайте два!

А фюлангел тогда: - Ну так блин садитесь за стол переговоров с местным монархом, пусть он вам там должность какую даст или хоть бабла отсыплет. Или закон может примет, чтоб вас не всех вешать, а через одного. Монарх ваш мужик добрый и бабло у него есть. Уж поверьте мне, я знаю.

И чуваки такие: - Ок, браза, перемирие, тушите факела, идем создавать комиссию.

Итог я думаю понятен.

Многие до сих пор удивляются - почему Европа и США общаются с властью, запятнавшей себя кровью. Ответ простой - они всегда общаются с официальной властью.

И задача оппозиции не в том, чтобы угодить европейцам. Ведь есличо, европейцы выразят озабоченность, а в худшем случае - соболезнования, не выезжая из своей европы. А нам тут жить.

Так что задача оппозиции - стать властью. И как бы она ею не стала, мир будет с ними общаться.

Потому что он всегда общается с победившими.

Роман Шрайк