Виталий Портников: Заложники Сребреницы

Виталий Портников

Нам важно не только не допустить Сребрениц в Украине – а они будут, если агрессора не остановить, – но и не допустить в нашей стране "боснийской модели", бессмысленной и нежизнеспособной.

Глава дипломатии Европейского Союза Федерика Могериниговоря в ООН об украинском кризисе, связала свой оптимизм по поводу его разрешения с тем, что мы сегодня видим на Балканах. "Балканы дают нам повод для гордости и оптимизма. Ровно через 20 лет после событий в Сребренице мы видим, насколько далеко может зайти демократия и региональная интеграция, если мы в них инвестируем" – отметила Могерини.

Я бы добавил к этому, что ровно через 20 лет после событий в Сребренице в Боснии и Герцеговине нет эффективного государства. Прекращение войны в бывшей югославской республике было обеспечено за счет ее фактического разделения на два государства, формально объединенные в одно. Если быть точнее, то таких государств даже не два, а четыре: Республика Сербская мирными соглашениями была разделена на два анклава, между которыми нет прямой связи, причем разделяет эти анклавы не только территория мусульманско-хорватской федерации, но и территория отдельного кантона Брчко, в котором удалось сохранить совместное проживание сербов, хорватов и мусульман. И этот кантон Брчко продолжает быть международным протекторатом. Республика Сербская живет своей жизнью, мусульманско-хорватская федерация – своей.

О единстве политических намерений, экономических успехах, взаимопонимании между различными этническими группами – а политическая жизнь страны до сих пор происходит в различных национальных квартирах – говорить не приходится. А вот о коррупции – причем с самого высокого уровня и до низу – приходится. И я не уверен, что этот пример может впечатлить украинцев. Напротив, это хороший пример того, что происходит, когда цивилизованный мир договаривается с диктатором о прекращении военных действий за счет страны, которую авторитарный режим хочет уничтожить. Конституционное устройство Боснии и Герцеговины было определено в Дейтоне с участиемСлободана Милошевича, который был никаким не посредником, а самым настоящим агрессором – и впихнул-таки мировому сообществу свои "ДНР" и "ЛНР", очищенные от сторонников единой Боснии. Судьба Милошевича оказалась незавидной, он довел Сербию до краха, оказался на скамье подсудимых в Гааге и умер в камере, так и не дождавшись заслуженного приговора. Но он и из могилы продолжает глумиться не только над Сербией, где у власти сейчас приверженцы его идеологических утопий, но и над Боснией, которой так и не удалось стать настоящим европейским государством. Да и вообще – государством не удалось стать.

Если Фредерика Могерини готовит нам такую судьбу через 20 лет после Сребреницы – то увольте. Сребреница – это символ капитуляции Европы перед злом, доказательство того, что даже после второй мировой войны европейским народом не удалось выработать четких критериев, которые позволяют бесстрашно бороться со злом хотя бы ради защиты невинных жизней. И нам важно не только не допустить Сребрениц в Украине – а они будут, если агрессора не остановить – но и не допустить в нашей стране "боснийской модели", бессмысленной и нежизнеспособной.