О счастливых русскоязычных луганчанах

Автор: frankensstein

comments.ua

Пока в Киеве в очередной раз кипели опротивевшие до колик языковые скандалы, я между делом съездил в Луганскую область. И оценил, так сказать, обратную сторону вопроса. То есть то, ради чего, собственно, и затевались все эти парламентские свистопляски малахольных защитников неизвестно чего от неизвестно кого. 

В Луганске команда профессиональных борцов за права русскоязычных граждан под шумок довела до ручки градообразующий завод-гиганг «Лугансктепловоз», о фактической кончине которого на прошлой неделе заявил губернатор Пристюк. Весть о том, что самый большой в Восточной Европе производитель локомотивов больше не будет эти самые локомотивы выпускать, как-то потерялась на фоне очередных разборок вокруг статуса русского языка. И потерялась совершенно напрасно, потому что тепловозный завод для Луганска – это как Криворожсталь для Кривого Рога или Камаз для Набережных Челнов. Флагман индустрии, долгое время кормивший едва ли не полгорода. 

Индустриальный монстр, некогда насчитывавший до 40 тысяч сотрудников, планомерно загибался все последние двадцать лет, пока в конце концов не ужался до 6-тысячного коллектива. Но и эта цифра скоро уйдет в прошлое - на днях руководство завода (кстати, российский «Трансмашхолдинг», купивший предприятие в 2010 году у государства за смешные 52 млн долларов) заявило о грядущих масштабных сокращениях на заводе, после которых останется работать всего четыре тысячи человек. Кроме того, завод решено перепрофилировать и производить вместо невостребованных тепловозов что-нибудь другое. Что угодно. Да хотя бы грабли или тележки-кравчучки.

Тепловозный завод для Луганска – больше чем просто завод. Это символ города и неотъемлемая часть истории, где трудились целые династии машиностроителей. 

В преддверии чемпионата по футболу правительствео обещало спасти производство, загрузив его заказами для «Укрзалізниці». Однако впоследствии Колесников предпочел луганским поездам корейские, и предприятие осталось без работы. Не помогли и россияне, на которых традиционно возлагали надежды жители Луганска. Устаревший завод требовал больших инвестиций, которые российский инвестор то ли не нашел, то ли не захотел найти. 

Как следствие, под громкие разговоры об украино-российской дружбе и важности статуса русского языка, тысячи русскоязычных жителей Луганска остались без работы от того, что правительство Украины не пожелало сделать ничего, чтобы спасти их завод. От «Луганстепловоза» попросту избавились, «сбагрив» его в частные руки – и не потребовав от инвестора никаких гарантий. Избавились и наплевали. 

По иронии судьбы, весть о прекращении производства тепловозов в Луганске пришла именно тогда, когда у власти оказались люди, долгие годы агрессивно клявшиеся в любви и верности Донбассу и его народу. По выражению регионала Ефремова – «по нутру свои». 

Построившие всю избирательную кампанию на разжигании межрегиональных и языковых противоречий в Украине, бело-голубые в итоге сделали то, что не удалось бы провернуть и самым лютым донбассофобам. Именно они выбили шаткую табуретку из под ног у одного из флагманов украинского машиностроения. Обещания завалить завод заказами и помогать родному региону оказались чистейшей ложью. Вместо процветания доверчивым избирателям мастерски подарили то, чем они и так невозбранно пользовались во всех сферах жизни – русский язык. Вот только дался он им слишком дорого. В обмен на упадок и безработицу.

Очевидно, дался для того, чтобы довольные луганчане могли гарантировано писать заявления о постановке на учет в службу занятости по-русски. 

Согласитесь, оно того стоит.