Виталий Портников: Комиссия Аграната

Виталий Портников

Нам необходимо создание специальных институций для военных расследований и участие в них лиц с безупречной репутацией.

О необходимости понять, что произошло под Иловайском, говорят и политики, и журналисты, и бойцы добровольческих батальонов. Председатель Верховной Рады Александр Турчинов отметил на расширенном заседании правительства, что "Украина должна знать, кто своей небрежностью, непрофессионализмом или трусостью привел к этим страшным потерям". Генеральный прокурор Виталий Ярема сообщил о следственных действиях, которые уже проводятся в Днепропетровске – причем допрашивабтся высшие чины украинского военного ведомства и Генерального штаба.

Но такие трагедии, как иловайская – тем более в условиях воюющей страны, которая еще не раз может столкнуться с необходимостью расследовать последствия тех или иных операций – требуют особого подхода. Подхода, который убедил бы общество, что идет не поиск "стрелочников", а реалистичный анализ недостатков самой системы организации армии и принятия решений на самом высоком государственном и военном уровне.

Осенью 1973 года Израиль выиграл одну из самых страшных войн в своей истории – войну Судного дня. Для того, чтобы спасти от окончательного разгрома своих союзников в арабских странах, кремлевские авантюристы даже вынуждены были угрожать цивилизованном миру применением ядерного оружия – в этом смысле впадавшие в маразм Леонид Брежнев и Алексей Косыгин ничем не отличались от Владимира Путина и Дмитрия Медведева. И, тем не менее, внезапное нападение врага, к которому Израиль оказался не готов, привело к беспрецедентным потерям.

Именно поэтому само правительство Израиля создало государственную следственную комиссию, сформировать которую было поручено председателю Верховного суда Шимону Агранату. В состав комиссии вошли люди, репутация и политическая неангажированность которых не вызывала сомнений – что в украинских условиях кланового разделения в элите не менее важно.

Выводы комиссии четко определили просчеты высшего военного руководства страны. В результате ее решения с должностей были уволены начальник Генерального штаба Давид Элазар, командующий Южным военным округом Шмуэль Гонен, глава военной разведки Эли Зеира и его заместитель Арье Шалев. Но самое главное – несмотря на то, что в выводах комиссии не содержалось никаких прямых претензий в адрес премьер-министра Голды Меир и министра обороны Моше Даяна, обнародование ее решений привело к отставке правительства и практическому завершению политической карьеры израильской "железной леди" и военной карьеры фактического триумфатора Шестидневной войны 1967 года. Израильтяне – при том безграничном уважении, которое они испытывали к Меир и Даяну – фактически потребовали от них взять на себя нравственную ответственность за трагедию.

При этом не обнародовалось никаких сведений, которые могли бы повлиять на национальную безопасность Израиля. Их публикация началась только спустя два десятилетия, а свидетельские показания Голды Меир и Моше Даяна были представлены публике только в прошлом году, спустя почти 40 лет после войны Судного дня. И это – единственно возможный подход к расследованию таких событий, не дающий врагу возможности воспользоваться "дырами" в системе национальной безопасности, обороны и и технологии принятия решений.

Но, повторюсь – для того, чтобы общество согласилось с таким режимом повышенной секретности необходимо создание специальных институций для военных расследований и участие в них лиц с безупречной репутацией, а не привычных уже для нас разоблачителей-провокаторов, готовых ради высокого рейтинга и красного словца пожертвовать будущим Украины.