Виталий Портников: Два года бесправия

Виталий Портников

То, что воспринималось недалекими людьми как приговор одному человеку, стало тотальным уничтожением наших с вами гражданских прав.

Возможно, до дня вынесения приговора бывшему премьер-министру Украины Юлии Тимошенко кто-то мог считать, что присутствует при самой обыкновенной политической игре, межэлитной разборке, сведению счетов, которое обязательно завершится освобождением главной конкурентки президента Виктора Януковича и возвращением к привычному уже для украинцев балансу интересов между противоборствующими кланами и – в конечном счете – к балансу интересов между двумя основными региональными группами. Несколько месяцев после приговора многие продолжали жить в этой иллюзии. Кто-то утверждал, что заключение пойдет на пользу самой Тимошенко, которая до процесса стремительно теряла популярность. Кто-то предпочитал обсуждать подробности контракта, согласованного премьер-министрами Украины и России – ведь невыгодный контракт же!

А кто-то рассказывал, как выгодно заключение Тимошенко самим оппозиционным лидерам, вышедшим на первый план только после ее устранения. То, что речь идет о самом обыкновенном произволе, о подрыве не только пресловутого кланового баланса, но и самих основ государственности, говорили немногие – и большая часть населения, привычно воспринимающая правосудие как один из инструментов для удовлетворения интересов сильнейшего, смотрела на этих странных людей с недоумением.

А потом незаметно все кончилось, даже разговоры стихли. Потому что Украина окончательно превратилась в самое заурядное государство "третьего мира" с авторитарным правителем, деморализованной оппозицией, равнодушным беднеющим народом. Единственное, в чем действительно повезло этому государству, стремительно превращающемуся просто в территорию – так это в близком соседстве с Европой.

Именно эта близость остается для него фактически единственной надеждой на нескорое выздоровление. И именно эта надежда теперь зависит от того самого приговора и настроения того самого правителя, на решения которого не способен повлиять ни один украинский гражданин. Вот что произошло за эти два года – то, что воспринималось недалекими людьми как приговор одному человеку, стало тотальным уничтожением наших с вами гражданских прав. И если на правителя действительно повлияют – не мы, конечно, кто мы такие – а европейцы с американцами, – нам придется возвращать себе эти права еще очень и очень долго.